Библиографическое описание:

Биль О. Н. Метафорическое использование космических номинаций в поэтическом слове К. Бальмонта, В. Брюсова, М. Волошина, Н. Гумилева // Молодой ученый. — 2015. — №4. — С. 754-757.

Ключевые слова: космические образы, метафора, метафоризируемый компонент, неметафоризируемый компонент, космические номинации.

 

Космические номинации в поэтическом дискурсе начала ХХ века активно функционируют в составе различных тропов. Доминирующим тропом является сравнение, достаточно частотными представляются олицетворение, метафора.         Соотношение прямых и образных употреблений в поэтическом дискурсе начала ХХ века составляет: 59 % — прямая номинация, 41 % — переносные словоупотребления, среди них: сравнение — 16 %, олицетворение — 12 %, метафора — 10 %, другие образные средства — 3 %   [2, с. 51].

Космические наименования в поэтическом дискурсе начала ХХ века, сохраняя свое прямое значение, приобретают образное, в поэтическом пространстве возникают эмоционально-выразительные образы космического пространства, отражающие разнообразные дополнительные смысловые оттенки, что дает возможность передать образное видение космоса поэтами начала ХХ века.

Характер метафоры, ее особенности во многом зависят от категориально-грамматических свойств составляющих компонентов, в этой связи можно исследовать главный (метафоризируемый) компонент метафорической конструкции и зависимый (неметафоризируемый) член конструкции. В поэтических текстах К. Бальмонта, В. Брюсова, М. Волошина, Н. Гумилева наименования, репрезентирующие неметафоризируемый компонент, объединяются в несколько тематических групп (ТГ): «Общие обозначения космического пространства», «Небесные тела», «Небесная сфера», причем среди данных номинаций можно выявить лексемы, характерные для всех анализируемых авторов, а также лексемы, соотносящиеся с образами космического пространства в поэтическом творчестве каждого отдельного художника слова.

Наиболее частотными в поэтических текстах К. Бальмонта, В. Брюсова, М. Волошина, Н. Гумилева являются метафорические космические номинации: солнце (60 словоупотреблений (с/у)), луна (52 с/у), звезда (38 с/у), луч (37 с/у), заря (30 с/у): но, обожженная луной, душа хранит твой знак (Гумилев); и в каждом сердце — птица, во всех очах — звезда (Бальмонт); будь славен! И Тильзит, «солнце Аустерлица» (о Наполеоне) (Брюсов); вам — солнцам-городам, кольцеобразно легшим по кодам (Волошин); менее употребительными — лексемы: молния (27 с/у), радуга (23 с/у), гроза (21 с/у), туча (18 с/у),созвездие (14 с/у), небо (14 с/у), закат (12 с/у), комета (10 с/у), зарница (10 с/у), облако (9 с/у), светило (9 с/у), гром (8 с/у), дождь (8 с/у), зарево (8 с/у): горящею кометой привета на безжизненном пути (Брюсов); ты — отблеск зарницы (Бальмонт); есть души в мире — те же тучи (Гумилев); где вы — гроза, губящая стихии (Брюсов); ее глазам — мерцающим зарницам (Гумилев); когда же ты поймешь, что солнце и созвездья возникали и гибли внутри тебя (Волошин), единичными — мир (-ы) (5 с/у), планета (4 с/у), метеор (3 с/у), рассвет (3 с/у), вселенная (2 с/у): каждый цветок есть цветистая планета (Бальмонт). В поэтических текстах К. Бальмонта в структуре метафоры преобладают единицы: звезда, солнце, луна, заря, В. Брюсов отдает предпочтение образам: луна, солнце, звезда, дождь, М. Волошин тяготеет к метафоризации звезды, солнца, луны, зари, заката, луча, Н. Гумилев наиболее частотно в роли метафоризируемого компонента использует космические слова: звезда, солнце, луна, луч [1, с.123].

В целом в рассматриваемых поэтических текстах в метафорических контекстах космические наименования в составе метафоры наиболее актуализируются в раннем периоде творчества, однако в поэзии К. Бальмонта метафорическая космическая лексика функционирует исключительно в ранних произведениях, в поэтических произведениях других анализируемых авторов космические номинации в метафорическом значении используются на протяжении всего творчества, но с преобладанием в ранней поэзии: ср.:

К. Бальмонт: ты — солнце во мраке ненастья (Бальмонт, 1895) — бросил с неба им цветы, вызвал радугу мечты (Бальмонт, 1900).

В. Брюсов: уступает земное звездам небесной любви (Брюсов, 1893) — и вы…, чьи грозно вопящие тени в лучах побед вознесены (Брюсов, 1920).

М. Волошин: промелькнула она, как осенней порой луч блестящего дня (Волошин, 1894) — сознанье — вспышка молнии в ночи (Волошин, 1923).

Н. Гумилев: …вышина властно превратила сердце в солнце (Гумилев, 1900) — и в душе твоей вспыхнет свет самых вольных Божьих комет (Гумилев, 1920) [1, с.123].

В идиостиле всех анализируемых поэтов метафоризируются следующие космические лексемы: звезда, солнце, луна (месяц), луч, заря, радуга.

В поэтических текстах К. Бальмонта, В Брюсова, М. Волошина, Н. Гумилева наименования, манифестирующие метафоризируемый компонент, представляющий собой космическое наименование, имеют регулярное соотношение с широким диапазоном номинаций различных ТГ, что позволяет выделить основные направления метафоризации космической лексики: космический образ — человек, космический образ — отвлеченное понятие, космический образ — эмоциональное состояние, космический образ — природа и др. Так, например, лексемы солнце, звезда, луна, луч, заря, радуга могут сочетаться с номинациями, относящимися к разным ТГ: солнце соотносится со словами ТГ «Наименования лиц», «Соматическая лексика», «Отвлеченные понятия»; звезда — с лексемами ТГ «Наименования лиц», «Соматическая лексика», «Отвлеченные понятия», «Эмоциональные состояния и их внешнее проявление», «Флористические наименования»; луна — с номинациями ТГ «Наименования, обозначающие различные качества и свойства», иногда с лексемами ТГ «Наименования лиц», «Соматическая лексика»; луч — с единицами ТГ «Отвлеченные понятия», заря — с лексемами ТГ «Отвлеченные понятия», реже ТГ «Соматическая лексика», в единичных употреблениях — с номинациями ТГ «Наименования, обозначающие различные качества и свойства» и «Наименования, обозначающие какой-либо промежуток времени», что представлено в таблице № 1 «Парадигмы метафоризируемых космических образов в поэтическом слове К. Бальмонта, В. Брюсова, М. Волошина, Н. Гумилева».

Таблица 1

Парадигмы метафоризируемых космических образов в поэтическом слове К. Бальмонта, В. Брюсова, М. Волошина, Н. Гумилева

 

К. Бальмонт

В. Брюсов

М. Волошин

Н. Гумилев

З

В

Е

З

Д

А

Души — звезды

Звезда исканий

Звезды обновленья

Вождь — звезда

Ты (была) звезда

В очах — звезда

К плодам-звездам

Растение — звезда

Звезды чудес

Звездам любви

Мечта — звезда

Звезды трещин

Я — звезда

Звезда любви

Ты звезда

Звезда истины

Звезда знанья

Ты звезда

Звезды горести

Звезда побед

Очи — звезды

С

О

Л

Н

Ц

Е

Ты — солнце

Я солнце

Солнце духа

Солнце в каждом взоре

Душа увлечена (озарена) солнцем

Солнце-исполин

Мадонна солнце

Правда в солнце превратилась

Солнце новой жизни

Солнце желаний

Я свет солнц

Блеск солнц в душе

Города-солнца

Солнце завтрашнего дня

Солнце Вячеслава

Солнце духа

Сердце в солнце превратила

Солнце вливается в вены

Солнце-зверь

 

Л

У

Н

А

Луна-гасильница

Владычица-луна

Душа увлечена Луной

Дышу — Луной

Луна погибших дней

Лицо — луна

Дышим луной

Любовник-месяц

Волшебница-луна

Девушки-луны

Обожженная луной душа

Ты — луна

Л

У

Ч

Луч откровенья

Я луч

Луч мечты

Луч привета

Красота есть луч

Луч последних дней

Луч любви

Луч красоты

Луч вдохновенья

В лучах побед

Луч грезы

Луч любви

В лучах свободы

Лучи снов

В лучах лица

В лучах славы

Луч радости

Луч жизни

Взоры-лучи

З

А

Р

Я

Громовница-заря

Утрусь зарей

Память — заря

Заря сознанья

Заря свободы

В душе мерцает свет зари

Заря братства

Заря времен

Я изморозь зари

Заря свободы

Заря бытия

Р

А

Д

У

Г

А

Радуга мечты

Радуга любви

Радуга огней

Радуга бриллиантов

Радуга созвучий

 

В лирике К. Бальмонта, В. Брюсова, М. Волошина, Н. Гумилева с номинациями ТГ «Наименования лиц», «Соматическая лексика», «Отвлеченные понятия», реже с номинациями ТГ «Флористические наименования», «Наименования, обозначающие различные качеств и свойства», «Наименования, обозначающие какой-либо промежуток времени» сочетаются космические единицы: облако, зарница, гром, светило, рассвет, гроза, молния, небо, созвездья, метеор, комета, туча, в результатечего в поэтических текстах анализируемых авторов функционируют такие парадигмы [1, с. 135]:

К. Бальмонт: я облачко, в душе зарницы, ты отблеск зарниц, в душе гроза, я гром, мы не громы, я светило, цветок — планета;

В. Брюсов: ты связь миров, рассвет — улыбка, я рассвет, вы — гроза, я в грозе, огнь молний прожжет сердца, глаза — небо, грозы последних лет, скиталица-планета, в зареве дум, в небе бытия, небосвод жизни, пить небосклон, комета привета;

М. Волошин: тучи мерцанья, закат дней, в мирах любви, Вселенная свободы, Вселенная любви, сознанье — вспышка молнии в ночи, молнии смеха, созвездья возникали внутри тебя;

Н. Гумилев: зарево мечты, гроза ликованья, храм — гроза, молнии глаз, в душе свет комет, сердце — метеор, дух — метеор, много в сердце созвездий, Ева — зарница, молнии взгляда, глаза — зарницы, глаза — небосклон, души — тучи, в душе гроза.

Метафорические космические образы направлены на создание образа человека, его внутреннего мира, внешнего облика, физиологических и психических процессов, эмоциональных состояний, действий: мы вдруг умираем, в истоме дрожа, без сил умираем и дышим луной (Брюсов); о, да, в начале было Слово, и как не помнить мне его!... Сознанье, Сила и Основа — три солнца духа моего! (Бальмонт); и, трепеща, необычайны, горе мы подняли сердца и причастились страшной Тайны в лучах пылавшего лица (Волошин); ты хочешь, чтоб была я смелой? Так не пугай, поэт, тогда моей любви, голубки белой на небе розовом стыда (Гумилев).

Космические образы в поэтических текстах К. Бальмонта, В. Брюсова, М. Волошина, Н. Гумилева активно вовлекаются в метафорический процесс, в результате чего при метафоризации образов космического пространства прослеживается общая семантизация, являющаяся, с одной стороны, соответствующим продолжением традиций русских поэтов различных эпох, с другой стороны осмысленная в русле поэзии начала ХХ века.

 

Литература:

 

1.                  Туранина Н., Биль О. Космическое пространство в поэзии Серебряного века (на материале текстов К. Бальмонта, В. Брюсова, М. Волошина, Н. Гумилева). — Germany: LAP LAMBERT Academik Publishing, 2011. — 174 с.

2.                  Туранина Н., Биль О. Образ космоса в поэзии начала ХХ века: лингвистический аспект: Монография. — М.: Издательство «Спутник*», 2011. — 108 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle