Библиографическое описание:

Ромашова Т. В. Периодизация и тенденции развития института несостоятельности (банкротства) // Молодой ученый. — 2015. — №4. — С. 473-478.

Статья посвящена исследованию подходов к периодизации и развитию института несостоятельности (банкротства) в России, а также влиянию общемировых тенденций на развитие российского законодательства.

Ключевые слова:несостоятельность, банкротство, обеспечение долга, кредитор, конкурсное производство, имущественное взыскание, требования кредиторов.

 

В связи с развитием нового экономического кризиса, появляется опасность возникновения новой волны банкротств, поэтому все больше юристов и экономистов обращаются к законодательству о банкротстве. На фоне таких процессов неплохо бы вспомнить о развитии института банкротства в нашем государстве.

Институт несостоятельности (банкротства) прошел длительный и непростой путь развития. В соответствии с устоявшимся в науке подходом, в истории развития данного института выделяются периоды: период личной ответственности должника; период имущественной ответственности должника; современный этап развития института несостоятельности [1, с.5].

Как указывает К. И. Малышев, в системе древнейшего права ответственность неисправного должника носила в основном личный неимущественный характер [2, с. 107]. К числу особенностей правовой системы этого периода следует отнести также жестокость наказания. Указания на личную ответственность, предполагающую жестокие формы наказания неисправного должника, содержатся в древнейших законах царя Хаммурапи, Ману, Законах XII таблиц и др. [3, с. 15–17, 19, 22] «Неудовлетворенные кредиторы имели право разрубить на части тело несостоятельного должника — partes secare», — пишет Г. Ф. Шершеневич [4, с. 28].

Постепенно законодательство переносило акцент на имущественное обеспечение долга и его реальный возврат в натуре. Значительное развитие правовое регулирование отношений несостоятельности получило в римском праве. В это время получили развитие такие важные подходы, как:

–                    переход от личных форм взыскания долга к имущественным;

–                    развитие двух форм имущественной ответственности должника — универсальной (взыскание распространяется на все имущество должника) и специальной (взыскание распространяется на отдельные вещи) экзекуции;

–                    возникновение зачатков ряда современных институтов — признания сделок должника недействительными, предоставления отсрочки в уплате долга, мирового соглашения, института кураторов и т. д.

Именно в римском праве сформировался институт конкурсного производства. Его основными правовыми средствами регулирования были: ввод кредиторов во владение имуществом несостоятельного должника («missiones in possessionem») и продажа имущества («venditio bonorum») [5, с. 162–163].

Институт «mission in possessionem» — система имущественного взыскания, суть которой заключалась в том, что кредиторы допускались к владению имуществом несостоятельного должника, приобретая одновременно право на осуществление надзорных функций и охрану этого имущества. Реализация имущества в то время происходила по истечении 30 дней в строгом соответствии с установлениями закона. Оставшиеся непогашенные требования должник должен был впоследствии удовлетворять из вновь появляющегося имущества [4, с. 31–32].

Положения римского права были восприняты средневековым правом, основной чертой которого также являлся имущественный характер ответственности должника. В отношении к несостоятельности наблюдалась национальная специфика [2, с. 171].

По английскому Конкурсному закону 1572 г. допускалась только торговая несостоятельность. Объектом взыскания становились любые будущие имущественные поступления должника [4, с. 60].

Нормы, регулирующие проблему несостоятельности в русском дореволюционном законодательстве, прошли длительную эволюцию, во многом сходную с развитием аналогичного законодательства стран Западной Европы. Зачатки норм о несостоятельности встречаются еще в Русской Правде — законодательном источнике, возникшем и действовавшем в Древней Руси XI — XII веков. Первое упоминание о банкротстве, которое в то время называлось несостоятельностью, можно увидеть именно там [6].

В Русской Правде законодателем выделялось два вида несостоятельности — несчастная (невиновная), возникшая не по вине должника, и злонамеренная (виновная), наступавшая в случае легкомысленного поведения купца, которые относились к видам коммерческой несостоятельности. Кроме того, на тот период существовали положения, определяющие очередность удовлетворения требований кредиторов, и процедуры, по своим признакам напоминающие процедуру конкурсного производства.

В ст. 54–55 Русской Правды устанавливалась следующая очередность возмещения долга кредиторам в порядке конкурса: долг князю; долг иногородним и иностранным кредиторам; долги местным кредиторам. Таким образом, существовало преимущество иностранных кредиторов перед местными [6].

В России конкурсное право стало развиваться позднее. «Исторические особенности развития государства и права России явились объективными причинами, в силу которых в России до XVIII столетия не было сформировавшегося конкурсного права, а действовавшие нормы о банкротстве носили бессистемный характер», — пишет Н. В. Самохвалова [7, с. 44]. Зачатки норм о несостоятельности содержались в Псковской судной грамоте, Соборном уложении 1649 г., в частности, разделялось виновное и невиновное банкротство, определялись преимущества в удовлетворении требований кредиторов [8, с. 16–17]. Иной подход к толкованию законодательства о банкротстве того времени можно найти у С. П. Гришаева: «Все увеличивающееся с развитием торговли число случаев банкротства купцов побудило Русское государство создать специальную систему норм, образующих конкурсное право. Концентрированное выражение эти нормы получили в так называемом Банкротском уставе, принятом 15 декабря 1740 года.

Устав о несостоятельности (Банкротский устав) 1740 г. определял понятие несостоятельности как отсутствие у должника имущества для полного удовлетворения требований кредиторов. Он имел обратную силу действия, то есть мог применяться к правоотношениям, возникшим до его принятия. Неторговой несостоятельности не существовало, поскольку субъектами, к которым могли быть применены нормы несостоятельности, были только лица, ведущие торговую деятельность» [6]. Основным критерием был критерий неоплатности. Основанием для открытия торговой несостоятельности являлись:

1)      собственное признание несостоятельности в суде или вне суда;

2)      когда должник скрылся от предъявленного иска;

3)      когда лицо не удовлетворит требования кредитора в течение месяца.

Уставом о несостоятельности была введена норма, позволяющая производить отсрочку платежей. По единогласному решению всех кредиторов допускалась внесудебная сделка с должником о скидке с долга или отсрочке платежа.

Устав различал три вида несостоятельности:

1)      происходящую от несчастья, то есть безвинную несостоятельность (произошла под влиянием сил природы, от пожара, в результате нападения)

2)      злостную (происходящую от небрежения и от своих пороков);

3)      происходящую от подлога.

Несостоятельный должник первого вида именовался упадшим, а должник второй и третьей категорий считался банкротом [6].

Н. В. Рубцова отмечает, что в российском дореволюционном конкурсном праве было использовано несколько процедур банкротства, вместе с тем, с традиционными процедурами (конкурсного производства и мировой сделки), использовались и иные процедуры, которые были направленны на повышение и восстановление платежеспособности должников в процессе торговой несостоятельности (администрация по торговым делам), одним словом, сейчас что можно назвать реабилитационными процедурами, и в мире они получают развитие лишь во второй половине XX в. [9, с. 16]

Первым полноценным правовым актом, регулирующим процедуру банкротства в Российской Федерации, был Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятии» от 19 ноября 1992 г. Он содержал семь разделов: общие положения; рассмотрение дела о несостоятельности (банкротстве) в арбитражном суде; реорганизационные процедуры; принудительная ликвидация предприятия-должника по решению арбитражного суда; конкурсное производство; мировое соглашение; внесудебные процедуры. Принятие первого Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» в 1992 году было связано с начальным периодом становления рыночных отношений, проведением приватизации государственных и муниципальных предприятий. В силу указанных обстоятельств Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» основное внимание уделял не проблемам предотвращения банкротства и возможной нейтрализации его последствий, а вопросам ликвидации предприятий в рамках конкурсного производства. Восстановительным процедурам было посвящено в Законе всего две статьи.

Закон определял условия и порядок объявления предприятия несостоятельным должником (банкротом) и осуществления конкурсного производства, включая установление очередности удовлетворения требований кредиторов [6].

Следующим этапом развития правового регулирования несостоятельности является введение в действие с 1 марта 1998 г. Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» [10].

Подлежит изменению практически все основные положения законодательства, устанавливающее критерии, внешние признаки несостоятельности, упорядоченность рассмотрения дел и упорядоченности процедур банкротства. Он был основан на идеологии отказа от принципа неоплатности долга в пользу принципа неплатежеспособности. Отсутствует ранее существовавшая норма, по которой организации, сумма кредиторской задолженности которых была меньше стоимости их имущества, не подлежали банкротству. Иначе были определены признаки банкротства [6].

ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г. существенно изменил систему процедур банкротства. В нем был учтен опыт применения Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», а также зарубежный опыт законодательного регулирования процедур банкротства.

Под банкротством по нормам данного Закона понималась признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти обязательства не исполнены им в течение трех месяцев с наступления даты их исполнения [6].

Третий этап связан с действующим Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [11]. С. А. Карелина характеризует данный закон как продолжение и развитие реформы законодательства о несостоятельности, начатой в 1998 г. В данном законе детализируются и конкретизируются основные положения о банкротстве, изменяется правовое регулирование отдельных процедур (наблюдения, внешнего управления, конкурсного производства, мирового соглашения) [1, с. 25].

Российское законодательство о банкротстве активно развивается. Разработаны уже более сорока редакций Закона о банкротстве (последняя редакция, от 29 декабря 2014 г). В редакциях уточнены спорные положения и устранены некоторые пробелы в правовом регулировании банкротства. До конца декабря действовал Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» [12]. Большое значение имеют Постановления Правительства Российской Федерации, приказы и указания федеральных ведомств (Министерства финансов, Министерства экономического развития, Федеральной налоговой службы), указания высших судов (Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации), а также обширная арбитражная практика.

Российский институт несостоятельности не может развиваться в отрыве от международных тенденций. С. А. Карелина, отмечая значительные различия современных национальных моделей конкурсного права, делает вывод о существовании нескольких систем несостоятельности (рисунок 1):

Рис. 1 Системы несостоятельности

 

1)      радикально прокредиторское законодательство ставит задачу удовлетворения требований кредитора как основную (Англия, Ирландия, Израиль, Индия, Пакистан, Бангладеш, Сингапур, Гонконг, Австралия);

2)      умеренно прокредиторское законодательство, кроме интересов кредиторов в большей мере учитывает интересы и других участников процесса (Германия, Финляндия, Норвегия, Швеция, Канада, Голландия, Польша, Япония, Южная Корея и др.);

3)      нейтральное законодательство старается учесть интересы и должника, и кредиторов (Соединенные Штаты Америки, Россия, Дания, Италия, Чехия и др.);

4)      умеренно продолжниковское законодательство преимущественно защищает интересы должника, создает для него условия выхода из трудной ситуации и возможности нового старта (Греция, Испания, Бельгия и др.);

5)      радикально продолжниковская система (Франция) [1, 26–27].

Почти все авторы (С. А. Карелина, Н. В. Рубцова и др.) разделяют мнение о том, что наибольшее развитие в мире (и, в частности, в России) получат умеренно продолжниковский и нейтральный подходы к законодательству о банкротстве [8, с. 20].

Таким образом, появление и развитие института несостоятельности обусловлены усложнением социальной организации общества, развитием социально-экономических отношений. В истории развития данного института выделяются периоды: 1) период личной ответственности должника; 2) период имущественной ответственности должника (начиная с римского права); 3) современный этап развития института несостоятельности (с ХХ в.). Российское законодательство о банкротстве формируется с XVIII в. до 1917 г., активно развивается, начиная с 1990-х гг. В настоящее время существует несколько национальных моделей несостоятельности: радикально прокредиторская; умеренно прокредиторская; нейтральная; умеренно продолжниковская и радикально продолжниковская. Общемировой тенденцией является расширение круга применяемых к несостоятельному должнику восстановительных средств, в российском законодательстве заложены зачатки такой системы, исходя из анализа вышеперечисленных положений, однако на данный момент несостоятельность должника чаще заканчивается конкурсным производством, а наш взгляд, российское законодательство должно также идти по пути общемировой тенденции.

Существующие государственные системы правового регулирования несостоятельности отличаются друг от друга теми конкретными целями, которые ставят перед собой законодатели тех или иных государств. Эти цели могут быть самыми разнообразными (рисунок 2).

В результате приоритетной задачей для одних является повышение возврата средств кредиторам (модель (концепция) Манфреда Бальца), для других — спасение бизнеса и сохранение рабочих мест, что вызывает повышение цены кредита в ущерб интересам кредиторов (английская концепция). Третья модель (американская, французская, российская системы) ставит в качестве основной задачи эффективное распределение имущества и выполнение макроэкономических функций. С этой точки зрения необходим такой механизм правового регулирования несостоятельности (банкротства), который позволил бы найти компромисс между сохранением жизнеспособных предприятий и недопустимостью ущемления прав кредиторов.

Рис. 2 Системы несостоятельности

 

Действующее российское законодательство о несостоятельности (банкротстве) представляет собой сложную систему правовых норм, основанием которой, безусловно, являются положения ГК РФ. Данные положения можно разделить на три группы:

-        нормы ГК РФ, непосредственно регулирующие несостоятельность (банкротство) индивидуальных предпринимателей (ст. 25) и юридических лиц (ст. 65);

-        нормы ГК РФ, содержащие специальные указания по применению положений о несостоятельности (банкротстве) — ст. ст. 64 (об очередности удовлетворения требований кредиторов), 56, 105 (о субсидиарной ответственности лиц, которые имеют право давать обязательные для должника — юридического лица указания либо иным образом определять его действия, за доведение должника до банкротства) и др.;

-        нормы ГК РФ, непосредственно не затрагивающие отношения несостоятельности (банкротства), но имеющие определяющее значение для решения вопросов, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством) юридических лиц (например, положения, регулирующие организационно-правовые формы юридических лиц, вопросы ответственности за нарушение обязательств и т. д.) [13, с. 114].

Центральное место в системе правового регулирования несостоятельности (банкротства) занимает Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», задачами являются, с одной стороны, исключение из гражданского оборота неплатежеспособных субъектов, а с другой-предоставление возможности добросовестным предпринимателям улучшить свои дела под контролем Арбитражного суда и кредиторов и вновь достичь финансовой состоятельности. В этом смысле институт банкротства служит гарантией социальной справедливости в условиях рынка, одним из основных элементов которого является конкуренция.

Кроме того, в систему законодательства, регулирующего несостоятельность (банкротство), входят: Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (утратил силу с 29 декабря 2014 года), с июля 2015 года начнет действовать глава X Федерального закона о банкротстве «Банкротство граждан», которая регулирует процедуру банкротства граждан не являющихся индивидуальными предпринимателяим, а также иные нормативные акты. К числу последних, в частности, следует отнести Постановление Правительства РФ от 3 февраля 2013 г. N 52 «О регулирующем органе, осуществляющем контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих», Постановление Правительства РФ от 29 мая 2012 г. N 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства», и др.

Анализ действующего законодательства о банкротстве позволил сформулировать следующие принципиальные положения:

1)      институт банкротства не может быть отнесен только к одной отрасли права, поскольку является комплексным институтом права, сочетающим нормы различных его отраслей. В рамках гражданско-правового регулирования банкротство служит лишь одним из оснований ликвидации юридического лица, остальные же отношения (например, судебный и внесудебный порядок) урегулированы нормами других отраслей права [14, с. 15–19].

Таким образом, законодательство о несостоятельности, носящее комплексный характер, находится на стыке публичного и частного права. Поэтому не случаен тот факт, что Закон о банкротстве 2002 г., как и Закон о банкротстве 1998 г., наряду с материально-правовыми нормами содержит достаточно большое количество норм процессуального характера (основная часть таких норм, регламентирующих порядок разрешения дел о банкротстве, содержится в гл. III Закона о банкротстве 2002 г.; кроме этого, часть норм процессуального характера включена в главы, касающиеся особенностей применения процедур банкротства в отношении отдельных участников имущественного оборота);

2)      основной тенденцией законодательства о несостоятельности (банкротстве) является развитие его по схеме: общий закон — специальный закон — другие нормативные акты.

К числу общих законов, прежде всего, следует отнести ГК РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ (далее — АПК РФ). В соответствии со ст. 223 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства). Это означает, что во всех случаях, если иное не установлено специальными законами о банкротстве, применяются положения АПК РФ.

Специальные законы — это Закон о банкротстве 2002 г. Необходимо отметить, что законодательство о несостоятельности (банкротстве) должно включать в себя не только акты федерального уровня, но и акты субъектов РФ, принимаемые по отдельным вопросам с учетом особенностей экономического развития отдельных субъектов РФ, специфики государственного управления в регионах;

3)      одним из направлений реформирования современного законодательства о несостоятельности (банкротстве) является внесение в него изменений и дополнений (порой лишь механическое). Такой путь зачастую сопровождается поспешными выводами, облекаемыми в форму различных законопроектов [15, с. 136]. Между тем в настоящее время важен концептуальный подход. В связи с этим в литературе обоснованно отмечается, что наиболее актуальной задачей в деле совершенствования законодательства о несостоятельности (банкротстве) является выработка единой концепции его реформирования, предполагающей поиск основных направлений изменения указанного законодательства с ясным представлением о целях, которые должны быть достигнуты, а также о системных последствиях внесения соответствующих изменений.

Литература:

 

1.         Карелина С. А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 5.

2.         Малышев К. И. Избранные труды по конкурсному процессу и иным институтам торгового права. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2007. С. 107.

3.         Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран (Древность и Средние века) / Сост. В. А. Томсинов. М.: Зерцало-М, 2012. С. 15–17, 19, 22.

4.         Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2000. С. 28.

5.         Покровский И. А. История римского права. М.: Директмедиа Паблишинг, 2008. С. 162–163.

6.         Гришаев С. П., Овчинникова А. В. Эволюция правового регулирования института банкротства

7.         Самохвалова Н. В. История развития института несостоятельности (банкротства) физических лиц в России // Арбитражный и гражданский процесс. 2014. № 10. С. 44.

8.         Хрестоматия по истории государства и права России: Учеб. пособие / Сост. Ю. П. Титов. 3-е изд. М.: ТК Велби; Проспект, 2010. С. 16–17.

9.         Рубцова Н. В. Процедуры банкротства юридических лиц: Учеб.пособие. Новосибирск: Новосибирское книжное изд-во, 2003. С. 16.

10.     Калнан Р. Мировое соглашение // Российско-британский семинар судей, рассматривающих дела о несостоятельности (банкротстве) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2001. № 3 (Специальное приложение).

11.     Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 27 сентября 2002 г.; ред. от 27 июля 2010 г.) // СЗ. 2002. № 43. Ст. 4190.

12.     Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 18 сентября 1998 г.; ред. от 14.10.2014 г.) // СЗ. 1999. № 9. Ст. 1097.

13.     Борисов А. Н. Комментарий к Федеральному закону от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. // СПС КонсультантПлюс. 2014. С.114.

14.     Наумова Е. В. Финансово-правовые и организационные аспекты института несостоятельности (банкротства) // Финансовое право. 2013. N 2. С. 15–19.

15.     Несостоятельность (банкротство). Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения / Под ред. В. В. Витрянского. М.: Статут, 2010. С 136.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle