Библиографическое описание:

Балашова О. С., Хабарова Е. А. Правовое положение прокурора в российском уголовном процессе // Молодой ученый. — 2015. — №4. — С. 450-453.

Функции прокурора в уголовном процессе представляют собой обязанность выполнения должностным лицом прокуратуры определенных видов процессуальной деятельности, выражающих государственно-правовое предназначение прокуратуры в обеспечении законности расследования преступлений и рассмотрения уголовных дел в суде. Функциям прокурора принадлежит ведущая роль в установлении его правового статуса как участника уголовного судопроизводства. В уголовном судопроизводстве прокурор выступает, с одной стороны, как процессуальное лицо, деятельность которого регламентирована процессуальным законом, с другой — как должностное лицо, на которого Законом о прокуратуре возложены функции надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина органами исполнительной власти, органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Следовательно, на любой стадии уголовного судопроизводства прокурор, кроме обязанностей участника процесса со стороны обвинения, обязан выполнять и свою правозащитную функцию. Однако, выявляя и устраняя нарушения законодательства на предварительном следствии, в настоящее время прокурор лишен многих реальных и действенных мер прокурорского реагирования, которыми он обладал ранее. Он не имеет права сам отменять незаконные и необоснованные постановления следователя, при серьезных нарушениях федерального закона не может возбудить уголовное дело, отстранить следователя, допустившего нарушения закона, от ведения уголовного дела и т. д. — все эти вопросы он должен решать, обращаясь к руководителю следственного органа. Вследствие этого прокурор на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного следствия превратился в такую процессуальную фигуру, которая в значительной степени утратила свое процессуальное влияние на ход и результаты проводимого предварительного следствия по уголовному делу.

Проводя научный анализ обвинительной деятельности органов прокуратуры и ее кадрового аппарата надзорных органов в досудебном производстве, следует констатировать, что признание многофункциональности прокурорской деятельности уголовного судопроизводства является позицией большинства представителей науки уголовного процесса и прокурорского надзора и предельно ясно законодательно закреплено Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Г. Мирзоев, в свою очередь, придерживается мнения, что основной функцией прокурора должен являться исключительно надзор за законностью [3]. Аналогичную точку зрения высказывает и В. П. Беляев [4].

Вопросы определения места, роли и назначения прокурора в реализации уголовного преследования ни доктринально, ни законодательно не имеют своего четкого и единообразного уяснения. По-прежнему по этим вопросам в науке проходят острые, порой бесплодные дискуссии, а законодатель в нормативно-правовом плане проводит неустойчивое и нередко противоречивое правовое регулирование. По данному вопросу была высказана позиция К. И. Амирбековым, который полагает, что с момента выделения из системы прокуратуры следственного аппарата прокурор не осуществляет функции непосредственного обвинения и уголовного преследования в досудебном производстве, а только надзирает за соблюдением требований закона при осуществлении уголовного преследования органами следствия и дознании [5].

В литературе отсутствует единое понимание о правовом статусе прокурора в уголовном процессе в связи с внесенными изменениями в уголовно-процессуальное законодательство. В частности, одни авторы полагают, что исключение возможности самостоятельного возбуждения уголовных дел значительным образом сужает права и обязанности прокурора в уголовном судопроизводстве [6]. Как представляется, данная точка зрения имеет право на существование и является вполне обоснованной. В тоже время, прокурор обладает иными значительными полномочиями, позволяющими рассматривать его в качестве одного из основополагающих субъектов уголовного процесса. Одной из таких функций является поддержание обвинительного заключения в суде, которой наделен исключительно прокурор. При этом, в научной среде активно дискутируется правомерность отказа прокурора от государственного обвинения, что имеет и большое практическое значение, поскольку следует констатировать, что сегодня прокуроры во многом связаны указаниями вышестоящего прокурора.

Безусловно, что любое законодательство, в том числе, и уголовно-процессуальное не является статичным. Оно также подвержено постоянным преобразованиям, что мы и наблюдаем сегодня. Внесенные изменения в УПК РФ значительным образом не изменили, правовое положение прокурора как участника уголовного судопроизводства, они лишь некоторым образом скорректировали его перечень прав и обязанностей, взаимоотношения с другими участниками уголовного судопроизводства, но основное предназначение прокурора в уголовном процессе осталось прежним — осуществление контроля за соблюдением законности как на стадии предварительного следствия и дознания, так и в ходе судебного разбирательства.

Положение государственного обвинителя в уголовном судопроизводстве специфично тем, что он является процессуально самостоятельной фигурой. Однако в определенной мере он связан в своей позиции базисом — материалами уголовного дела, которые сформированы следствием, проверены и признаны процессуально состоятельными прокурором, вследствие чего им утверждено обвинительное заключение (обвинительный акт). При этом не исключены ситуации, когда у государственного обвинителя после ознакомления с материалами дела возникает собственное представление о картине преступления, о действиях подсудимого, а главное, о доказательствах, необходимых для их подтверждения. Здесь государственный обвинитель может усмотреть необходимость получения каких-то дополнительных документов, производства дополнительных следственных действий, которые, по его мнению, с большей убедительностью подтвердят обстоятельства содеянного и более эффективно будут выглядеть в суде. Однако гораздо чаще на практике возникает ситуация, когда доказательственная база обвинения страдает неполнотой, например при исключении отдельных доказательств обвинения в предварительном слушании. Учитывая изложенные выше обстоятельства, государственный обвинитель в целях восполнения доказательственной базы по делу и получения соответствующих необходимых ему сведений должен активно использовать право заявления ходатайств о дополнении материалов дела новыми доказательствами. Еще одной действенной возможностью для государственного обвинителя восполнить доказательственную базу по уголовному делу является использование нормы ч. 4 ст. 271 УПК РФ, которая не допускает отказа в допросе свидетеля или эксперта, явившегося по инициативе стороны в судебное заседание, если на предварительном слушании показания и заключение этих участников уголовного судопроизводства были признаны недопустимыми доказательствами и их допрос может восстановить свойство допустимости этих доказательств.

Участие государственного обвинителя в судебном следствии и определенная уголовно-процессуальным законом его роль на данной стадии судебного разбирательства показывают, что эта деятельность носит исключительно процессуальный характер и является формой реализации уголовного преследования, а правовые средства этой деятельности направлены на реализацию в суде основного назначения уголовного судопроизводства.

Вся процессуальная деятельность государственного обвинителя в судебном следствии протекает на основе состязательности сторон и равных процессуальных возможностей со стороной защиты, что является исходной, базовой позицией российского национального уголовного процесса. Вместе с тем в судебном следствии государственному обвинителю и его процессуальной деятельности принадлежит особая роль, которая вытекает из требований ст. 49 Конституции РФ [1], устанавливающей бремя доказывания вины лиц в совершенном преступлении на государстве.Поскольку государственный обвинитель при рассмотрении в суде уголовного дела из всех субъектов стороны обвинения является единственным представителем государства, то именно на нем и лежит обязанность доказывания, которую он в судебном заседании осуществляет от имени государства. Раскрывая понятия «обязанность доказывания», П. А. Лупинская указывает, что «главный смысл понятия «обязанность доказывания» в уголовном процессе состоит в ответе на вопрос: на ком лежит обязанность доказывать виновность обвиняемого? Очевидно, что эта обязанность лежит на том, кто утверждает, что обвиняемый виновен, т. е. на обвинителе (государственном, частном)».

В контексте изложенных доводов, на наш взгляд, в теоретическом и практическом плане важно уяснить, что основная задача государственного обвинителя, принимающего участие в судебном следствии, — это реализация своей обязанности доказывания всех элементов предмета преступления и виновности подсудимого в совершении данного преступления. Общеизвестно, что суд, как правило, выносит решение на основании тех доказательств, которые представлены сторонами обвинения и защиты в ходе судебного следствия, так как на нем не лежит обязанности поиска правды и он не обязан выходить за пределы предусмотренной совокупности доказательств или побуждать к расширению доказательственной базы какую-либо из сторон. В обозначенных условиях большое значение имеет деятельность государственного обвинителя в судебном следствии, его процессуальная роль и ответственность за выполнение возложенной на него государством функции поддержания перед судом государственного обвинения по уголовным делам. Государственный обвинитель должен помнить, что судебное исследование осуществляется в пределах объема предъявленного обвинения, изложенного в процессуальном акте — обвинительном заключении (обвинительном акте).

Государственный обвинитель в судебном следствии реализует собственные, присущие только ему процессуальные цели (задачи), среди которых следует выделить осуществление уголовного преследования на основе законности и обоснованности обвинения. Решает задачу обоснования обвинения, т. е. выполняет возложенную на него в силу презумпции невиновности обязанность доказывания [7]. Его обвинительная деятельность начинается с изложения в начале судебного следствия позиции государственного обвинения о пределах доказывания по рассматриваемому в суде первой инстанции уголовному делу.

По своему процессуальному положению в стадиях пересмотра приговоров и иных судебных решений по уголовным делам, не вступивших в законную силу, прокурор выступает как представитель надзорного органа государства, а также как сторона обвинения. В суде апелляционной инстанции прокурор в большей мере является стороной в процессе и реализует всеми предоставленными ему законом способами продвижение обвинения на основе его законности и обоснованности, осуществляя тем самым одновременно функцию уголовного преследования и обеспечивая возможность обращения к исполнению законных, обоснованных и справедливых приговоров и иных судебных решений. В суде кассационной инстанции, оставаясь участником процесса со стороны обвинения, прокурор реализует определенные законом полномочия по обеспечению законности и обоснованности обвинения, а также правоохранительную (правообеспечительную) деятельность.

Полномочия прокурора в проверочных стадиях уголовного судопроизводства при проверке судебных решений по уголовным делам, не вступившим в законную силу, представляют собой особый правовой механизм, который на основании уголовно-процессуального закона представляет прокурору достаточные полномочия, чтобы не допустить исполнения неправосудных решений по уголовным делам (прокурор вносит представления, подает возражения на жалобы, участвует в заседаниях судов второй инстанции, в исследовании доказательств, представляет дополнительные материалы в обосновании своей позиции и т. д.). Как отмечает В. Ф. Крюков, «государственному обвинителю (прокурору) следует ответственно относиться к составлению представления, внимательно изучать материалы уголовного дела, строго соблюдать сроки обжалования»  [8]. Внося предложения о пересмотре неправосудных приговоров и иных судебных решений, прокурор, таким образом воздействуя на судебную власть, добивается, чтобы приговоры и иные судебные решения отвечали требованиям законности, обоснованности и справедливости.

 

Литература:

 

1.      Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) с поправками // «Российская газета», № 7, 21.01.2009.

2.      Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (по сост. на 24.04.2013) // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 52 (ч. I). — Ст. 4921.

3.      Мирзоев Г. Защита прав человека и роль правоохранительной системы государства в ее обеспечении // Уголовное право. 2006. № 3. С. 117.

4.      Беляев В. П. Надзорная и иные функции прокуратуры — совместимы ли они? // Российский следователь. 2006. № 4. С. 50.

5.      Амирбеков К. Развитие обвинительной функции прокуратуры России в судебных стадиях уголовного судопроизводства // Законность. 2012. № 6.

6.      Кругликов А. П. Роль прокурора в уголовном судопроизводстве // Законность, 2008, № 8

7.      Лазарева В. А. Прокурор в уголовном процессе: учеб. Пособие // Издательство Юрайт,2011. С 158–159

8.      Крюков В. Ф. Уголовное преследование в судебном производстве: уголовно-процессуальные и надзорные аспекты деятельности прокурора. Курск, 2010. С. 168.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle