Библиографическое описание:

Окруадзе Г. М. К проблеме реализации прав адвоката-защитника на собирание доказательств в уголовном процессе // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 663-666.

В качестве защитника по уголовному делу на досудебной стадии расследования допускается адвокат, а в судебное следствие и иные лица, занимающиеся частной юридической практикой. Адвокат — лицо, получившее в установленном законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Он призван явиться независимым советником по юридически важным вопросам.

Основная задача защитника в уголовном процессе — защищать своего подзащитного, опровергнуть обвинение либо смягчить ответственность, всеми допустимыми законом средствами. Для этого законодателем предусмотрен круг полномочий, которыми адвокат пользуется для достижения своих целей. Одним из них в уголовно-процессуальном кодексе является права защитника на собирание доказательств (п. 3 ч. 3 ст.86 УПК РФ).

Актуальность проведённого исследования заключается в том, что деятельность защитника осложнена, отсутствием достаточно проработанных механизмов реализации прав и системы законодательства в целом. В частности труднореализуемым видится полномочия по собиранию и представлению доказательств.

Объектом исследования данной работы является правовое положение защитника с точки зрения современного Российского законодательства.

Предметом исследования являются правовые аспекты деятельности защитника в процессе собирания доказательств по уголовному делу.

Реализация полномочий адвоката-защитника в процессе собирания доказательств по уголовному делу

Важнейшим проявлением равенства и состязательности сторон в уголовном процессе является уголовно процессуальное доказывание, в частности, этап собирания доказательств, значение которого заключается в том, что все последующие действия осуществляются на основе собранных доказательств. Без участия защитника в доказывании, в том числе и посредством собирания доказательств, не может быть достигнуто процессуальное равноправие и обеспечены права и законные интересы подозреваемого (обвиняемого).

Закрепление за защитником права собирать доказательства связано как с существом выполняемой им функции, так и с вытекающей из этой функции необходимости представления суду доказательств защиты, противостоящих доказательствам, собранным обвинением.

Из этого следует, что для надлежащей защиты прав и законных интересов своего доверителя, адвокат должен обладать достаточным объёмом прав. Исходя из нормы ч. 3 ст. 86 УПК РФ, закрепляющей полномочия защитника по собиранию доказательств, на первый взгляд кажется, что адвокаты действительно обладают широким кругом полномочий для осуществления эффективного сбора доказательств. На практике в связи с реализацией данных прав защитника возникает ряд проблем.

-                   Прежде всего, это проблема, возникающая при получении предметов, документов, иных сведений. Из данной нормы следует, что УПК РФ не оговаривает ни характера этих предметов, документов, сведений, ни допустимых способов их получения и фиксации. Эта процедура предусмотрена лишь для органов, осуществляющих уголовное преследование. Такая неопределённость приводит к многочисленным спорам по приобщению подобных сведений к материалам уголовного дела, что в свою очередь нарушает равное со стороной обвинения право на собирание и предоставление доказательств. Зачастую органы предварительного расследования не мотивированно отказывают адвокату в приобщении данных сведений или заявляют о том, что они получены не процессуальным путём.

Так примером из практики может служить, заявленная надзорная жалоба защитника А. на отказ следователя о приобщении к делу дополнительных документов. В её удовлетворении суд отказал, мотивируя свою позицию тем, что надзор за деятельностью органов предварительного расследования, в период досудебного производства осуществляется лишь путём контроля, за соблюдением конституционных прав участников уголовного судопроизводства, в том числе, за соблюдением прав граждан на доступ к правосудию [4, с.2].

Из приведённой надзорной жалобы вытекает, что судебный контроль над принимаемыми решениями правоохранительных органов в процессе предварительного расследования невозможно осуществить, если они прямо не направленны против конституционных прав граждан. Конечно приобщение предметов, документов и иных сведений защитником, не является конституционно гарантированным, но если защитник будет лишён возможности приобщать полученные им сведения, это не даст реализовать в целом право на защиту, тем самым нарушив законные права подозреваемого (обвиняемого). Полагаем установление процессуальной формы для сведений, которые могут быть представлены адвокатом в качестве доказательств и возможность их отклонения лишь по основаниям несоответствия данным требованиям в полной мере обеспечит осуществление данного права.

Представляется, что формой закрепления полученных предметов, документов адвокатом может стать установленное в п. 1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ определение «получение предметов, документов и иных сведений — являются добровольная передача гражданами защитнику в рамках осуществления им защиты по уголовному делу предметов, документов и иные сведении оправдывающих или смягчающих вину подзащитного, совместно с документом, содержащим описание характера полученных сведений, а так же заверенный подписями защитника и лица передавшего данные сведения». Отказа от приобщения сведений соответствующих вышеназванным требованиям, будет являться основаниям к обжалованию таких действий по ч. 1 ст. 125 УПК РФ как нарушающее конституционное право на защиту.

Полагаем, что в этом случае процедура собирания предметов, документов, иных сведений у лиц, будет достаточной для закрепления их в качестве доказательств и последующего исследования на общих основаниях.

-                   Важной проблемой собирания доказательств адвокатом, является «опрос лиц с их согласия».

В результате того, что УПК РФ не раскрывает понятия «опроса», а также не разъясняет основания, порядок его проведения, способы фиксации информации, зачастую приобщение данных сведений к материалам дела является проблематичным, нарушая право адвоката на представление доказательств, что так же нарушает состязательность уголовного процесса.

На практике приобщение опроса лица так же вызывает затруднения, так судебной коллегией по уголовным делам Московского городского суда при рассмотрении кассационной жалобы защиты по делу X., суд отказал в приобщении опроса Д. к материалам дела. Суд вынес такое решение, ссылаясь на тот факт, что следователь законно отказал в приобщении опроса Д. исходя из фактических обстоятельств дела на основании внутреннего убеждения. Так же суд отметил, что отказ следователя в удовлетворении ходатайства обвиняемого не лишает заинтересованных лиц права вновь заявить его на последующих этапах уголовного судопроизводства [5, с. 2].

Мотивировкой такой позиции является обоснованной, так как надзор, осуществляемый судами за деятельностью органов предварительного расследования, в период досудебного производства ограничивается лишь контролем, за соблюдением конституционных прав участников уголовного судопроизводства, в том числе, за соблюдением прав граждан на доступ к правосудию (ч. 1 ст. 125 УПК РФ).

Полагаем, что приобщение опроса лиц полученного защитником с их согласия, не является конституционно гарантированным, но если защитник будет лишён возможности приобщать полученные в результате опроса сведения, это не даст реализовать комплексное право на защиту в целом. В настоящее время так же нет никакой возможности, осуществив судебный контроль повлиять на решения стороны обвинения на досудебной стадии процесса и действующий кодекс в норме ч. 1 ст. 125 УПК РФ полностью закрепляет приоритет принятия решений за органами предварительного расследования, исключая судебный контроль над принимаемыми ими решениями. Считаем необходимым установление процессуальной формы для опроса лица адвокатом, которые могут быть представлены в качестве доказательств и возможность их отклонения лишь по основаниям несоответствия данным требованиям, данные меры призваны обеспечить как комплекс гарантированного права на защиту, так и поддержать состязательность со стороной обвинения.

Думаем, что процессуально, более оправданным способом фиксации результатов опроса граждан будет закрепление в п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ определения, «опрос лиц с их согласия — опрос лица (лиц) с их согласия защитником в рамках осуществления им защиты по уголовному делу, содержащий сведения, оправдывающие либо смягчающие вину его подзащитного, которые фиксируются в документе, заверенном подписями лица (лиц) дающего пояснения и защитником». Впоследствии он будет прилагаться к ходатайству защитника о вызове свидетеля для допроса на предварительном следствии либо в суде, по усмотрению стороны защиты. Использование при этом дополнительных средств фиксации опроса, не противоречит действующему законодательству, но такое требование не должно быть императивным. Отказа от приобщения опроса соответствующего вышеназванным требованиям, будет являться основаниям к обжалованию таких действий по ч. 1 ст. 125 УПК РФ как нарушающее конституционное право на защиту.

Заключение

Проблема участия адвоката в доказывании является главной составляющей более широкой проблемы состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, которая наиболее трудно решаема на стадии предварительного расследования. Если на этапе судебного разбирательства этот принцип действует наиболее широко, то в условиях предварительного расследования он по-прежнему имеет ограниченное действие, что обусловлено во многом и объективными факторами, так как сама по себе состязательность в досудебном производстве труднореализуема.

Попытка законодателя усилить начала состязательности на предварительном следствии с помощью предоставления адвокату права более активно участвовать, в доказывании по уголовному делу не смогла полностью оправдала ожиданий сторонников такого решения. Закреплённые на данный момент законом нормы, обуславливающие права защитника собирать доказательства путём получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов по сути дела ничего не дают из-за отсутствия, определённых уголовно-процессуальных правоотношений регулирующих данное право. Сама попытка предоставления защитнику возможности состязаться с органами предварительного расследования в собирании и представлении доказательств, трудно реализуема в исторически сложившейся структуре Российского уголовного процесса и в сопоставлении арсенала средств находящихся в распоряжении у каждой из сторон.

Путём к решению данной проблемы, должна явиться разработка и принятия нормативной базы, представляющей собой механизм реализации прав адвоката, в частности таким видится внесение в п. 1, 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ определений собирания предметов, документов, иных сведений у лиц и опроса лиц с их согласия для закрепления их в качестве доказательств.

Данные шаги должны служить расширению прав защитника и существенно упрочить состязательность в уголовно-процессуальном доказывании и всём уголовном процессе в целом.

 

Литература:

 

1.                  «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 05.02.2014 N 2-ФКЗ)

2.                  «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001) (с изм. и доп., вступающими в силу с 31.12.2014)

3.                  Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», (ред. от 02.07.2013)

4.             Постановление Московского городского суда от 1 июля 2010 г. N 4у/5–4870// -С. 2. [Справочная правовая система КонсультантПлюс], (дата обращения: 23 января 2015г.)

5.             Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 1 июня 2011 г. N 22–7543//- С. 2. [Справочная правовая система КонсультантПлюс], (дата обращения: 23 января 2015 г).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle