Библиографическое описание:

Акулиничева О. С. Независимость судебной власти // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 615-617.

Конституционная гарантия, обеспечивающая судебную защиту прав и свобод для любого гражданина исполнима лишь при условии обеспечения независимости судебной деятельности и повиновения его только закону. Этот принцип оглашен в Конституции РФ в ст. 120: «Судьи независимы и подчиняются Конституции РФ и федеральному закону». Он основан на принципах и нормах международного законодательства.

В положениях статьи 14 в Международном пакте о правах граждан закреплено, что у каждого гражданина есть право на публичное и справедливое разбирательство своего дела в компетентном, беспристрастным и независимым, который базируется на законе. [5] Всеобщая декларация прав гражданина, а именно ст. 10 информирует о том, что каждый гражданин вправе на гласное рассмотрение своего дела беспристрастным и независимым судом, при этом должны быть соблюдены требования справедливости. [5]

Независимость судебной власти и судьи прослеживается очевидная, так как деятельность суда, является назначением и концептом судебной власти, осуществляется судьей, независимость которого — предпосылка и обязательное условие наличия данного принципа характерном для всей данной структуры власти. Следовательно, принцип судебной независимости, высказанный в положениях статьи 120 Конституции логичен, так как он следует исходя из необходимости определения степени и объема своего суверенитета в обстоятельствах провозглашённой независимости носителя системой.

Поэтому, лишь квалифицированный и профессиональный судья, который ведет свои дела без лишнего вмешательства со стороны, основываясь на действующее законодательство, может гарантировать формирование правосудия в системе правовых отношений на данном этапе в России независимо от других факторов. В какой степени механизмы государственной системы, основы конституционной организации, а также деятельность органов власти в наше время способны дать судье, рассматривающим любое, самое сложное, политизированное, общественно резонансное дело возможность его независимого решения на основе действующего законодательства? Также назревает другой вопрос — какая степень адекватности средств обеспечения самостоятельности и независимости судьи, могут ли они дать надежную гарантию от злоупотребления лицами нечестными, стремящимися иногда занять место судей? Существуют ли законные средства, не допускающие превращение независимости в беззаконие и произвол в судейской мантии? Так как общеизвестно, что привлекательное место судьи в последнее время в нашей стране стало притягательным для многих кандидатов из разных слоев юридического объединения. Если, 10–15 лет тому назад большинство профессиональных судей уходили в адвокатуру, юриспруденцию корпораций или даже в прокуратуру либо структуры правоохранительного плана, то ныне наблюдается противоположная тенденция. [4]

Проанализируем правовую структуру особенно важных элементов, составляющих институт конституционных поручительств — самостоятельности и независимости судебных полномочий на современном этапе в отечественной системе права, а также самостоятельности судьи. Логично было бы заметить несоответствие данных принципов, появляется необходимость к их более точному разграничению, так как их объем различим, поскольку они базируются при регулировании статуса величин конституционно-правового порядка (во-первых — власть судебная; во-вторых — носитель судебной власти), и они распространяются на различные правоотношения, а также содержат разные объемы материала праворегулирующего характера с областью его использования.

Основной причиной необходимости разделения принципов, по нашему мнению, заключается в различных механизмах реализации данных принципов. Современная юридическая литература традиционно понимает данный принцип в качестве независимости судьи, осуществляющего правосудие, означающее то, что судьи наделены всей полнотой власти при рассмотрении и разрешении дел, которые подведомственны им. Закон России «О статусе судей в РФ» определяет гарантии, которые дают независимость судьям:

-          процедура, предусмотренная законодательством по осуществлению правосудия;

-          запрет на любое вмешательство в деятельность правосудия, с угрозой наказания;

-          порядок, устанавливающий приостановление, а также прекращение компетенции судьи;

-          право отставки судьи;

-          право неприкосновенности судей;

-          организация системы сообщества судей;

-          материальное и социальное обеспечение судьям из государственных средств, которое соответствует их статусу. [3]

Необходимо заметить, что нормы, которые фиксируют принцип суверенности судей подчинены только Конституции Российской Федерации, а также законодательству, действуют на самих судей и на государственные органы и общественные организации, должностные лица и граждане. Вышеперечисленным лицам запрещается влиять на судей и навязывать им решения определенного характера. В то же время, судьи должны противостоять любым посторонним влияниям. [1]

Так, реализация принципа суверенности судьи во-первых, предполагает запрет на вмешательство в свою деятельность, обеспечивающемся правовыми гарантиями (в деле участвуют только заинтересованные лица, решение выносится в комнате для совещаний); во-вторых, по закону преследуется любое вмешательство в деятельность осуществления правосудия, судьи освобождаются от обязанности отчета о своих действиях перед кем-либо и, в-третьих, закон устанавливает порядок прекращения и приостановления полномочий, дает право на отставку и социальные гарантии.

Второй частью принципа независимости судьи является его подчинение российской Конституции, а также закону. Данный принцип отражает сущность правоприменительной деятельности судьи.

Правоприменение в нынешних условиях правовой системы РФ носит сложный характер, творческого процесса. Ярким пример этому является ФЗ от 30.04.2010 года N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Данный Закон определяет, что судом определяется, имеется ли необходимость компенсации, а также устанавливает размер компенсации при конкретных обстоятельствах. Примеров подобного рода современная судебная практика имеет немало, и юрист любой квалификации подтвердит, что закон для применения на практике требует всегда толкования закона и выявления существа и смысла правовых предписаний, которые зачастую неочевидные противоречивые. [2]

Для разрешения дела с использованием подобного рамочного законодательного правового акта профессионализм судьи, его, беспристрастность и компетенция, принцип независимости обретают особую значимость, гарантирующую надлежащую реализацию правосудия как для всех участников процесса, так и для всего общества. Тем не менее трактовкой закона дискреционные полномочия судей не ограничены, в отдельных случаях необходимо более глубокое юридическое вмешательство суда в правовое регулирование. В частности, применяя нормы права, суды Российской Федерации не только «подчиняются федеральному закону» (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ), но и полномочны усомниться в его конституционности, проведя установленную процедуру, чтобы судья мог убедиться в том, что подлежащий применению действующий закон не отвечает нормам Конституции и должен быть проверен Конституционным Судом Российской Федерации. Из существа данных отношений ясно, что это направление связано с формированием идеи независимости судьи в ходе рассмотрения конкретного дела и следующей из нее идеи независимости суда как власти, так как приобретаемое судьей решение и становится объективированным итогом деятельности судебной власти.

В перспективах предполагается найти гармоничный вариант регламентации статуса судьи как независимого носителя власти и правовых норм его ограничения контрольными механизмами общества и государства, которые, с одной стороны, отклонили бы вмешательство в процедуру и содержание судебной деятельности по разрешению и рассмотрению конкретных дел в рамках права, а с другой — могли бы иметь реальный механизм контроля в случае злоупотребления судебными полномочиями, нарушения материальных и процессуальных правовых критериев при исполнении правосудия. Это достаточно многотрудная и сложная задача, в основе которой должна быть конституционная констатация независимости и самостоятельности суда как власти судьи как единственного ее носителя.

 

Литература:

 

1.                  Мур Д. Верховенство права: Обзор // Верховенство права. М.; Л., 1992. С. 25.

2.                  Эбзеев Б. С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации. М., 2005. С. 402.

3.                  Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 2001. С. 95.

4.                  Витрук Н. В. Конституционное правосудие. М., 2005. С. 45.

5.                  Права человека: Сборник международных документов. М., 1986. С. 53.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle