Библиографическое описание:

Зулькорнеева Л. И. Понятие «толерантность» в современной науке: критерии и индикаторы // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 1000-1002.

В статье представлены основные философско-методологические подходы к изучению категории «толерантность», рассмотрены ее критерии и индикаторы.

Ключевые слова: толерантность, терпимость, критерии толерантности.

 

Несмотря на существующее многообразие публикаций, и научных трудов посвященных изучению социального феномена «толерантность», современные ученые и исследователи зачастую избегают категориального определения толерантности. В то же время, труды классиков научного знания, которые подкрепляются богатыми традициями, необходимо переосмыслить в соответствии с современными условиями (процессы глобализации и унификации, урбанизации, массовая миграция населения и т. д.). В любом случае, на данный момент явление толерантности нуждается в глубоком изучении, затрагивающем всю многогранность и многоаспектность данной проблемы.

Обращаясь к различным трактовкам понятия «толерантность», можно заметить отсутствие единого подхода к его определению. Сам термин зародился в Европе, XVI в., в период обострения вопроса о религиозной терпимости, ставшей синонимом толератности. И в современном мире, в системе знаний часто понятие «толерантность» отождествляется с понятием «терпимость» — морально-этическим качеством, которое характеризует такое отношение к интересам, убеждениям, верованиям и поведению других людей; формой уважения к другому человеку, признания за ним права иметь собственное мнение и убеждения.

Однако, не все исследователи соглашаются с данной точкой зрения. Отечественный ученый, известный своими исследованиями в области толерантности М. Б. Хомяков (доктор философских наук) относится к понятию «терпимость» с недоверием, и не относит его к синонимам толерантности. Терпимость, по его мнению, странная ценность человека, благодаря которой он способен воздержаться от применения силы во вред неприемлемому отклонению. Тогда как толерантность не является очевидной ценностью, т. к. требует более серьезной аргументации и заключает в себе не=амного более сложные структурные элементы и взаимосвязи.

Анализируя научно-исследовательскую литературу, можно выделить в общей сложности четыре философско-методологических подхода к определению понятия «толерантность», каждый их которых заслуживает особого внимания [1, с. 157].

Во-первых, это аксиологический подход (Г. Маркузе, П. П. Николсон), определяющий толерантность как одну из ценностей. Однако, по мнению С. Г. Ильинской, терпимость как таковую можно считать добродетелью лишь тогда, когда способствует достижению других важных целей человечества. Более того, автор полагает, что не знающая границ толерантность может оказаться злом, что еще больше отдаляет это явление от системы ценностей человека.

Вторым подходом можно назвать онтолого-историцистский подход, который рассматривает толерантность как один из способов сосуществования человеческих общностей в истории. Данный подход теряет свою ценность в связи с тем, что его приверженцы сводят теорию толерантности до простого описания исторических примеров толерантных режимов, чего не может быть достаточно для ее обоснования.

Еще один подход обозначается как идеально-типический, представляющий толерантность как моральный идеал, к которому должно стремиться общество для успешного и мирного существования и развития. Определение толерантности с точки зрения морали исключает из ее сферы все, что не приводит к появлению существенных разногласий между субъектами отношений. Иначе говоря, исключаются не только безразличие и равнодушие, но и дружба, любовь и т. п. Толерантный субъект, в таком случае, обязан исполнять свой долг вопреки личному несогласию, что вряд ли можно назвать идеальным условием для жизни [1, с. 159].

Наконец, в системе философско-методологических подходов имеет место конфликтный подход к определению толерантности (Б. Капустин, Ш. Муфф, Ж. Лаклау). Это подход не отменяет «борьбу», а предполагает ее, но в известных допустимых границах, которые задаются только по ходу самой борьбы. Зачастую в истории человечества конфликты между разными культурами приводили к их постепенному взаимопониманию. В ходе конфликта стороны начинали узнавать друг друга, что вело к формирование первых основ терпимости, необходимой для мирного сосуществования.

В разрезе педагогических знаний конфликтный философско-методологический подход к толерантности дает возможность отойти от рассуждений о восстановлении так называемой «исторической справедливости», потому что влечёт осознание того, что любым отношениям толерантности предшествует период политической борьбы групп.

Сам по себе конфликт между традициями является с точки зрения Б. Капустина достаточным основанием для того, чтобы понимать, что у них есть нечто общее. И хотя консенсус в данной ситуации отсутствует, но зато есть то взаимопроникновение культурных традиций, в результате которого ценности одной из них представляют собой вызов некоторым ценностям другой, и этот вызов понимается и принимается в качестве такового. При отсутствии вызова подобного рода сколь угодно великие различия традиций оставляют их просто равнодушными друг к другу.

Поэтому Борис Капустин (вслед за И.Берлиным), в отличие от Джона Грея, последовательно отстаивает точку зрения, что «толерантность и индифферентность — не просто различные, а взаимоисключающие понятия», поскольку в своих развитых формах толерантность предполагает «не пассивное безразличие, а активное взаимопризнание оппонентов именно в качестве оппонентов, каждый из которых привержен не только своим собственным ценностям, отличающим его от других, но и общей для всех ценности свободы». По его мнению, толерантный субъект, отстаивая свои ценности, считая их «истинными», а убеждения другого — заблуждениями, оценивает свою истину ниже свободы другого самому осуществлять свой выбор, и признаёт, что ценности настолько многообразны, что они не могут быть идеально согласованы друг с другом.

Обозначая перед собой цель научного изучения какого-либо социального явления, необходимо разложить его на критерии, позволяющие пошагово рассмотреть все аспекты данного явления. Критерии феномена толерантность различны для каждой из наук, занимающихся ее изучением.

Так, в психологической системе знаний толерантность характеризуется комплексом взаимосвязанных критериев: когнитивный, эмоциональный и практически-действенный. Первый критерий, когнитивный, содержит базовые стереотипы, знания о феномене толерантности, особенности языка и речи. Он также заключается в способности к рефлексии, внутреннему диалогу, осмыслению жизненных ценностей. Эмоциональный критерий, по К. Роджерсу, заключает в себе эмоциональную отзывчивость. А последний, действенно-практический критерий — стиль взаимодействия с людьми, способность человека устанавливать позитивные отношения, стремление к совместной конструктивной деятельности.

Н. А. Асташова предполагает [2, с. 10], что толерантная личность сочетает в себе такие важнейшие характеристики, которые отражают психолого-этические линии человеческих отношений:

1.      Гуманность, которая предполагает внимание к внутреннему миру человека, веру в его доброе начало, человечность межличностных отношений, а также отказ от методов принуждения и форм подавления достоинства человека;

2.      Рефлексивность, т. е. глубокое знание личностных особенностей, достоинств и недостатков, переосмысление их через призму толерантности;

3.      Свобода, которая, в свою очередь, выражается в дисциплине и долге;

4.      Ответственность — умение ответить за свои поступки и действия; проявление внутренней силы в ситуации, когда необходимо сделать выбор или принять решение;

5.      Защищенность — понимание и поддержка, ощущение безопасности в условиях объединения с другими людьми;

6.      Многомерный и многоаспектный подход к оценке окружающей жизни (вариативность) и принятие на этой основе адекватных решений;

7.      Перцепция, или умение выявлять, обращать внимание на различные свойства людей, проникать в их внутренний мир;

8.      Эмпатия, т. е. способность к сопереживанию проблемам других людей, эмоциональная оценка событий;

9.      Гибкость — умение адаптироваться к различным окружающим обстоятельствам, способность принимать решения в меняющихся условиях;

10.  Чувство юмора — ироническое отношение к несуразным обстоятельствам, непродуманным действиям, умение посмеяться и над собой;

11.  Уверенность в себе — адекватная оценка собственных сил и способностей, слабая зависимость от мнения окружающих [2, с. 11].

Выявление индикаторов толерантности, главным образом, является задачей наук социологических. Социологи Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) на протяжении многих лет проводят массовые опросы населения России с целью исследования трансформаций общественного сознания россиян. Целый ряд вопросов можно рассматривать как индикаторы толерантности. Например, одним из индикаторов толерантности может выступать вопрос об установках населения по отношению «девиантным» группам общества (алкоголики, наркоманы, людям без определенного места жительства и т. д.). В данном случае предлагается ответить на вопрос «Как следует поступить с этими группами?», выбрав один из вариантов ответа: «ликвидировать», «изолировать от общества», «оказывать помощь», «предоставить их самим себе». Первые два ответа относятся к проявлениям интолерантности респондента, третий — его толерантного отношения, тогда как четвертый характеризует равнодушие и отрешенность от данной проблемы.

Одним из аспектов этнической толерантности исследователи видят в выявлении отношения респондентов к представителям иной, не своей национальности, а признаком выраженности демократических установок в обществе можно проследить через отношение к смертной казни.

Этническая интолерантность является наиболее распространенной формой проявления интолерантности вообще. Как правило, интолерантность в одной сфере социальной деятельности сочетается с интолерантными установками в ряде других сфер. В качестве индикатора индекса уровня этнической толерантности может выступить ситуация взаимоотношений между руководителем и подчиненным в трудовой сфере деятельности, поскольку именно в этой сфере наиболее отчетливо сказываются последствия «травматической» трансформации, происходящей в России в последнее десятилетия. Материальная депривация, конкуренция за рабочие места с достаточной оплатой, несоответствие в затратах труда и его оплате, понижение социального статуса работников, как правило, бюджетных сфер деятельности — все это может интерпретироваться в индивидуальном сознании не только как проблема наличия или отсутствия соответствующих способностей и навыков, но и как групповое, в том числе и этническое лоббирование интересов тех или иных групп. Следовательно, в интолерант-ном сознании, отягощенном в той или иной степени прошлым опытом тотального номенклатурного произвола, вопрос предпочтения национальности руководителя может служить хорошим индикатором уровня интолерантности.

Таким образом, можно с уверенностью сказать о том, что толерантность — это сложный, многоаспектный и неоднородный феномен, который невозможно обозначить и описать только в одном измерении. Отсутствие единого общепринятого определения данного феномена приводит к тому, что в теоретических подходах и в ее практическом изучении на данный момент используется принцип сопоставления противоположностей: толерантность и интолерантность. Однако, выделение критериев и индикаторов научного изучения данного явления позволяет сделать прогнозы на то, что толерантность получит общепризнанное определение, отражающее всю ее многогранность.

 

Литература:

 

1.    Ильинская С. Г. Философско-методологические подходы к изучению категории «толерантность» / С. Г. Ильинская // Философско-политический ежегодник. — 2008. — Вып. 1. — С. 154–168.

2.    Чебыкина О. А. Системный анализ подходов к понятию «толерантность» / О. А. Чебыкина // Электронный журнал «Психологическая наука и образование». — 2012. — № 2. — URL: www.psyedu.ru.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle