Библиографическое описание:

Бахтин Ю. К., Ермолинская Е. С. География в России и мире: эволюция знаний // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 313-316.

Статья посвящена современным тенденциям развития географических знаний и их роли в формировании общенаучной картины мира.

Ключевые слова: учебная дисциплина, современная география, научная картина мира, аналитические знания, географическое образование.

 

Современная научная картина мира связывается в нашем представлении с достижениями таких наук, как физика, химия, биология, астрономия. Ими охвачено не только зримое окружение, но и микромир, космос, живая и неживая природа. А что же география? Все, казалось бы, ясно, когда оглядываешься на прошлое. Были Страбон, Колумб, Бихайм, Магеллан. Произошли великие географические открытия и люди, наконец, узнали, как устроена поверхность земного шара. Однако все это из области познанного. Что же нового можно постичь с помощью географии сегодня?

География в ее традиционном понимании — очень древняя наука. Долгое время она была описательной наукой. Поэтому у многих людей крепко сохраняется представление о географии как о науке номенклатурной. Между тем передовая географическая наука очень давно перешагнула грань описательности и стала аналитическим знанием [6; 12]. Все классики русской и зарубежной науки были географами-аналитиками. При этом они стремились доводить анализ до практических выводов и рекомендаций, до прогноза [3].

Объективно география сохраняет также свой глубокий познавательный потенциал. Прежде всего, надо иметь в виду, что современное мировоззрение исторично. Оно может быть усвоено и понято лишь как развивающееся. По этой причине географию невозможно вычеркнуть из интеллектуального процесса, ибо наряду с историей географических открытий существует и история географических идей [4; 5; 8]. Далеко не всем известно, что география повлияла на становление эволюционного учения и цивилиографии, что такие понятия как «регуляция», «космос», «окружающая среда» пришли в современную науку из географии. Другими словами, география далеко не последний предмет в современной интенсивно меняющейся жизни.

Если принимать сохранение цивилизации за определяющую ценность, то вся остальная иерархия ценностно-нормативных предпочтений сегодня не может строиться иначе как при самом прямом участии научной и учебной интеграции и постоянной репрезентации мировоззренческих универсалий. По этой причине географические знания необходимо трансформировать в интеллектуальный продукт жизненной потребности использования мира [11]. Это будет условием для манипулирования геопространственными объектами, воспроизводимости действий, моделирования и прогнозирования развития. В итоге можно надеяться, что индивидуальная активность «ноосферной личности» не будет обречена на бессмысленность. Наш мир, по-видимому, ожидают универсальные научные законы, которые позволят фиксировать и исследовать взаимодействия различных качеств. Они уже формируются в недрах наук так называемого «ноосферного класса», куда, несомненно, входит и география.

Число каналов, по которым поступает материал для формирования современной географической картины мира, постоянно увеличивается [1; 15]. Появились зрительные образы, не существовавшие для человеческого глаза прежде — снимки земной поверхности, сделанные с самолета или спутника, сюрреалистические компьютерные или теле-изображения, биоорганизмы, впервые обнаруженные с помощью современных мощных микроскопов. Это дало возможность географии проникнуть по ту сторону все увеличивающихся характеристик времени и пространства, включиться в поток инноваций не похожий ни что, виденное прежде.

Тем временем, очевидно, что современную действительность необходимо постоянно сверять с человеческим мировоззрением. Такая потребность порождается самим познанием, создающим абстрагированные модели, часто оторванные от конкретных реалий бытия. Тем самым, имеющиеся географические знания требуют радикального углубления по траектории развития «географии человека» как органичного сочетания природно-социальных компонентов пространства-времени. В сфере географического изучения должен находиться целостный человек как единственное и достоверное богатство, которым на самом деле обладает мир [10]. Следовательно, требуется географическая теория деятельности общества и человека, которая станет общегеографической концепцией, отражающей современные представления о пространстве и времени [2; 7; 9].

В мировой науке сейчас интенсивно развивается гуманистическая география, ставшая самым популярным направлением в «европейском образовании». Суть геогуманистических представлений заключается в том, что земная поверхность, как и все остальное в пространстве преломляются через культурологическую и личностную сенсорику традиций и воображений [13; 17]. Ландшафт становится архитектурой, создаваемой по определенному порядку организации пространства, времени, причинности, в соответствии с субъективными оценками и предпочтениями. Тем самым, география превращается в интегратор человеческой логики, оптики, светового и звукового мира с ментальными представлениями личности. В гуманистической географии акцент ставится на соотношение объекта познания и субъективного сознания, через фильтры которого преломляется реальность. Такое изменение целей и содержания современной географии требует специальной методологии, адекватной предмету, но также стимулирует регионализацию и глобализацию географического образования.

Гуманистический подход в географии следует считать фундаментальным явлением. Значит, подход к географическому познанию мира определяется уже не столько социально-экономическими условиями и практикой, но сугубо личностными чертами. Поэтому центральное положение в конкретных географических познаниях должна занимать проблема сущности «места». «Место» идентифицируется с пространством и рассматривается как центр человеческого опыта определенной территории. В результате организационной формой познания становятся принцип «концентрических кругов», свойственный прежде всего «европейскому измерению» и внедряемый в российскую идеологию образования.

Одной из теоретических проблем интеграции российского географического образования в общеевропейское пространство следует считать также идею самоценности и многополярности мира [14]. Как известно, существует линейное время и изотропное пространство. В соответствии с ними появляется конкуренция государств за построение идеального варианта социального и экономического развития. В качестве образца может выступать как западная, так и российская культура. Однако подобное восприятие мира сейчас во многом изменилось. Выяснилось, что есть различные модели социального и экономического развития. Многообразие культурного существования и ранее не вызывало сомнений, но в современной интерпретации оно получило более серьезные основания. Вместо эшелонированного мира с длинным рядом стран, выстроившихся по степени своей развитости, наблюдается разнообразие цивилизационных моделей. Данное обстоятельство открывает замечательные перспективы не только для географической науки. Здесь есть возможность навсегда избавиться от диктата идеологических штампов и действительно консолидировать человеческий мир [16].

Итак, основанием для интеграции российского географического образования в общеевропейское пространство следует считать:

1)      осознание пространственного единения участников процесса;

2)      их кросс-культурную идентичность и предметно-профессиональное соответствие;

3)      региональную и глобальную актуализацию мировоззренческих универсалий.

Тем временем, интеграция отечественного географического образования в Европейское пространство не должна означать замены национальных традиций обучения.

 

Литература:

 

1.         Михайлова М. А. Возможности использования mind-map (интеллект-карт) на уроках географии // География в школе. 2014. № 5. С. 58–60.

2.         Суслов В. Г. Особенности коррекционно-развивающего обучения географии // География и экология в школе XXI века. 2007. № 4. С. 25–28.

3.         Сухоруков В. Д. Географическая картина мира // География и экология в школе XXI века. 2010. № 2. С. 22–26.

4.         Сухоруков В. Д. Географическое образование в России: интеграция в общеевропейское пространство // Академические чтения. 2005. № 5. С. 70–72.

5.         Сухоруков В. Д. Географическое образование и общественные интересы России // География в школе. 2012. № 2. С. 43–47.

6.         Сухоруков В. Д. Географическое пространство как принцип созерцания // География в школе. 2009. № 7. С. 35–39.

7.         Сухоруков В. Д. Гуманизация современной географии // География и экология в школе XXI века. 2008. № 8. С. 18–22.

8.         Сухоруков В. Д. Дидактические кодексы школьной географии // География в школе. 2009. № 7. С. 35–39.

9.         Сухоруков В. Д. Метометодика в контексте дидактических традиций и новаций // Вестник герценовского университета. 2007. № 7. С. 48–51.

10.     Сухоруков В. Д. Новации методики обучения географии // География в школе. 2007. № 4. С. 35–39.

11.     Сухоруков В. Д. Приоритеты современного школьного географического образования // География в школе. 2010. № 2. С. 37–43.

12.     Сухоруков В. Д. Система деятельности по изучению экологического состояния и развития геопространства // География и экология в школе XXI века. 2004. № 4. С. 75–76.

13.     Сухоруков В. Д., Соломин В. П. Мир дидактики: от знаний к опыту деятельности // География в школе. 2010. № 7. С. 35–39.

14.     Сухоруков В. Д. Территориальные интересы России // География и экология в школе XXI века. 2005. № 7. С. 3–9.

15.     Сухоруков В. Д. Феноменализм географического пространства как дидактический императив // География и экология в школе XXI века. 2007. № 4. С. 16–20.

16.     Сухоруков В. Д., Финаров Д. П. Дидактические аспекты модернизации образования // Вестник Северо-Западного отделения Российской академии образования. 2005. № 9. С. 64–68.

17.     Сухоруков В. Д., Финаров Д. П. Теория экологического равновесия в гуманитарном измерении // Проблемы региональной экологии. 2013. № 5. С. 97–100.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle