Библиографическое описание:

Ахмеденов К. М., Абзулина А. Р. Состояние эолового степного урочища Сорколь // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 304-308.

В статье рассматриваются результаты экспедиционного обследования песчаного массива. Охарактеризовано хозяйственное освоение урочища и влияние современных антропогенных факторов. Дана подробная характеристика растительного покрова эолового урочища Сорколь. Даны рекомендации по рациональному использованию данного массива. Рациональное использование пастбищ способствует повышению их урожайности и соответственно повышению продуктивности животноводства.

Ключевые слова:география, эоловый ландшафт, песчаный массив, опустынивание, пастбищная нагрузка, перевыпас, растительные сообщества, рациональное использование, Сорколь.

 

Западный Казахстан — уникальный природный регион, где сформировались экотонные ландшафты, переходные от зональных степных к пустынным. Эти территории высоко уязвимы к несбалансированному воздействию, что важно учитывать в ходе проектирования и экологического обоснования мероприятий по их использованию.

На сегодняшний день одной из самых актуальных экологических проблем засушливых регионов остаётся опустынивание, наиболее отчётливо проявляющееся в пределах экотонов. Так, например, по мнению Виноградова [1, с.55], «опустынивание субаридных экосистем в переходных зонах даже более ощутимо, чем в области пустынь настоящих». Это определяет высокую индикаторную роль состояния окружающей среды экотонных ландшафтов в оценке экологических изменений как в самих экотонах, так и в пределах граничащих с ними зональных экосистем. Эоловые псаммитовые ландшафты — литоморфные природно-территориальные комплексы, в формировании которых определяющую роль играет песчаный субстрат, под воздействием которого находятся все компоненты ландшафта. Исследованию эоловых процессов посвящено достаточно много работ. Наибольшее значение имеют работы Н. В. Мушкетова (1988), В. А. Обручева (1951), А. Г. Гаель (1952, 1970, 1999), М.П., Петрова (1973), А. С. Кесь (1981), Б. А. Федоровича (1940, 1970, 1983), А. Г. Доскача (1948, 1970), А. Г. Бабаева (1986) и др., которые внесли огромный вклад исследованию рельефа пустынь. Деградация почвенно-растительного покрова является одним из первых признаков антропогенного опустынивания. Растительность принадлежит к числу мощных факторов рельефообразования песков, однако, не активных, как ветер, а пассивных. Рельеф оголенных и полузаросших песков строится по одному и тому же типу, зависящему, прежде всего, от режима ветров, а во вторую очередь, от наличия или отсутствия дернового покрова. Развитие на песках дернового покрова приводит к замедлению скорости формирования эолового рельефа. Таким образом, кроме деградации растительного покрова и усиления эоловой деятельности, происходит увеличение расчлененности песчаного рельефа. Антропогенное вмешательство в природу обусловило изменение в развитии и активности эоловых процессов [2, с.103, 3, с.8, 4, с.49].

В настоящее время развитие эолового процесса наблюдается вне экстрааридных зон — в степных зонах, где данным процессом охвачены огромные площади в результате хозяйственной деятельности человека. Одним из таких территорий является Западно-Казахстанская область, где в рамках инициативной темы научных исследований «Состояние земельно-водных ресурсов Западного Казахстана» (№ госрегистрации 0115РК00037) нами были проведены полевые исследования эоловых песков Сорколь, которые отличаются особенностью развития и редкостью природных ландшафтов. Эоловые процессы широко распространены в Чингирлауском районе и оказывают большое влияние на экологическую ситуацию. Современные климатические условия являются благоприятными для затухания эоловой деятельности. Однако в последние десятилетия наблюдается вспышка дефляции. Современная активизация эоловых процессов связана с антропогенными факторами. В результате антропогенного воздействия, активизируется вынос песка из межбугровых и межгрядовых понижений и его навевание на бугры и гряды. Естественный ход природных процессов нарушают процессы антропогенного опустынивания, которое проявляется в уничтожении растительности и уменьшении ее продуктивности, засолении почв, и, в результате деградации почвенного покрова. Кроме перечисленных воздействий, антропогенный фактор влияет на интенсивность, а также спектр процессов в сторону их аридизации. Интенсивная антропогенная нагрузка является одной из причин деградации экосистем песков, что определяет необходимость всестороннего исследования песчаных ландшафтов — уникальных природных объектов Чингирлауского района Западно-Казахстанской области.

Эоловые массивы Западно-Казахстанской области своим происхождением обязаны деятельности человека, а именно неумеренному выпасу скота (особенно овец и коз) [5, с.403]. Как известно, интенсивная пастбищная нагрузка является одной из причин деградации экосистем песков, что определяет необходимость всестороннего исследования песчаных ландшафтов.

Песчаные массивы как среда обитания издавна использовались коренными этносами. Они использовались как пастбища и как культовые места поклонения и почитания. Животные, хорошо адаптированные к экстремальным экологическим условиям степных экосистем, давали экологически чистую, высококалорийную и питательную продукции.

Определенную роль в деградации песчаных земель сыграло освоение целины 1954–1963 гг., когда на территории области было распахано 1,8 млн. га целинных и залежных земель (среди вновь распаханных угодий 120 тыс. га составили песчаные и супесчаные земли) [6, с.130]. Под распашку попали и песчаные и супесчаные земли массива Сорколь.

В районе вновь увеличилась площадь развиваемых песков. К 1970–1980 годам процесс антропогенного опустынивания песчаного массива Сорколь приобрел особенно угрожающие формы; на это же время приходится и период повышенной атмосферной засушливости. Пастбищная нагрузка на песчаные экосистемы достигла своего максимума к 1985–1995 годам [5, с.420]. Численность крупного рогатого скота по Чингирлаускому району в это время в 1,5 раза превышала уровень соответствия поголовья выпасаемого скота кормовой емкости и экологической устойчивости пастбищ.

Известно, что важнейшим фактором изменения, которого влекут за собой существенные перемены в развитии современных эоловых процессов, являются климатические условия территории. По природно-климатическим условиям Чингирлауский район находится целиком в пределах одной климатической зоны — в умеренно континентальной, недостаточно влажной. Среднемесячная температура января здесь -14,50 С, июля +22, 60 С, среднегодовая +4,20 С; наибольшее среднемесячное количество осадков в июне (39 мм) и октябре (32 мм), наименьшее — в январе (8 мм), среднегодовое количество осадков 268 мм. Эта часть региона в пределах Подуральского плато и Уральской придолинной равнины по особенностям зимнего периода связана с климатической областью с умеренно суровой малоснежной зимой. Характерна большая изменчивость климатических условий по отдельным годам. Везде четко выражены четыре сезона года [8, с.350].

1.                  В силу высокой подвижности литогенной основы эоловые ландшафты являются крайне динамичными и неустойчивыми во времени и пространстве геосистемами, что напрямую отражается на их геоэкологическом состоянии. В настоящее время практически все песчаные земли находятся на той или иной стадии деградации почвенно-растительного покрова, а в ряде районов Западного Казахстана обособляются участки подвижных песков, являющиеся зонами экологического риска. Длительный и бессистемный выпас скота, распашка, неконтролируемое передвижение автотранспорта приводят к образованию подвижных песков и изменениям в растительном покрове. В результате этих процессов происходит сокращение биологического и ландшафтного разнообразия, сопровождающееся потерей ценного генофонда и снижением устойчивости экосистем. В то же время эоловые ландшафты часто выступают в роли «ландшафтных рефугиев» — представляющих собой редкие для региона урочища. Одним из таких рефугиев является эоловое урочище Сорколь. В ландшафтном отношении оно составляет древнедельтовую песчаную равнину Предсыртового уступа. Здесь на целинных участках сохранились типчаково-ковыльные и житняково-овсянице-ковыльные степи на каштановых песчаных почвах.

Территории урочища Сорколь используются как пастбища для крупного рогатого скота. Сейчас вблизи населенных пунктов пастбищная нагрузка не значительна. Отдаленные от населенных пунктов участки используются под сенокосы.

Территория расположена на южных острогах Подуральского плато, которое представлено увалисто-волнистой равниной. Вся территория имеет слабый уклон на юго-запад. Песчаный массив Сорколь расположен в 2 км севернее точки с. Алмазное и в ландшафтном отношении представляет холмистую песчано-степную равнину Подуральского плато. Песчаный массив Сорколь представляет местность среднебугристых песков, средняя высота которых 3–5 м (рис.1). Недалеко от песчаного массива, в 1–2 км, располагается озеро с одноименным названием.

  Рис. 1. Песчаный массив Сорколь

 

Современные эоловые степные урочища могут формироваться и сохраняются на крупных площадях только там, где имело место сочетание следующих условий:

1.       Банкротство бывших зерновых совхозов в 1996 году в результате сильнейшей засухи вплоть до полного исхода земледельческого населения с ликвидацией населённых пунктов (ведущий фактор);

2.       Отсутствие пахотного воздействия на протяжении не менее 15 лет;

3.       Удалённость участка от крупных населённых пунктов и транспортных коммуникаций.

Песчаный массив Сорколь располагается между сельскими округами Алмазинский и Лубенский (нынешнее название с. Юбилейный). Село Юбилейный закрылся в 1994–95 гг., местные жители разъехались в соседние поселения. Село Юбилейный (бывшее название совхоз Лубенка) состояло из четырех отделений, с 50 домами. Ранее здесь проживали семьи, вели хозяйство, имелся частный скот, состоявший из 60 голов КРС, 10 лошадей, выпасались 50 отар овец. На территории 1–2 км вокруг села простиралось ковыльно-житняковая степь. Были освоены поля севооборотов, на которых выращивались кукуруза, рожь, яровая пшеница, имелось колодезное водоснабжение. Также имелась комсомольская бригада, которая в 70-е годы выпасало овец, содержалась откормочная площадка на 1000 голов крупного рогатого скота, 9 отар овец по 500 голов. Также бригада занималась полеводством, общий размер полей составлял 10 тыс. га. В настоящее время в данном поселке проживает один местный житель, по совместительству пастух, Толеев Хасан (1954 г.р.). Он занимается выпасом, пригнанного из соседних сел, скота (около 500 голов), скот пасется на просторных заброшенных полях, местом водопоя служит озеро Сорколь. На зимний период заготавливается 20 тележек сена, в рассыпном виде 15–18 центнеров или 84 рулона, на зимний период 40 голов остаются в стойле. Для жителей села доступна скважина пресной воды, которая находится в соседнем селении (привозная вода). Интенсивное сельскохозяйственное использование данной территории можно отметить по участкам перевыпаса вокруг села Юбилейный, лишенные растительности вытоптанные участки характерный признак высокой антропогенной сельскохозяйственной нагрузки (рис.2).

Разнообразие рельефа, почв и резко-континентальный климат создают различные условия существования растительности, что привело к пестроте растительного покрова.

Песчаный массив Сорколь Чингирлауского района Западно-Казахстанской области является достаточно уникальной территорией, представляющая собой местность закрепленных песков с распространением различных видов растений. Встречаются разнотравно-шагыровое, разнотравно-злаковое, разнотравно-ковыльное, разнотравно-житняково-шагыровое, разнотравно-васильково-шагыровое, молочайно-шагырово- карагановое, разнотравно-шагырово-молочайное, козлецово-васильково-шагыровое, луково-васильково-шагыровое, разнотравно-ковыльно-типчаковое, карагано-житняково-ковыльное, разнотравно-тонконого-карагановое, житянково-разнотравно-шагыровое, житняково-молочаево-ковыльное, разнотравно-шагыровое растительные сообщества.

 

Рис. 2. Участок перевыпаса вокруг села Юбилейный

 

На песчаном массиве произрастают следующие виды растений: карагана (Caragána), василек песчаный (Centauréa arenaria), шагыр, полынь песчаная (Artemisia arenaria), лук привлекательный (Allium delicatulum), житняк пустынный (Аgropyrondesertorum), тонконог сизый (Koeléria glauca), ковыль перистый (Stipa pennata), молочай (Euphórbia), тысячелистник (Аchilléa), козелец мячелистный (Scorzonera ensifolia), бобовник низкий (Аnygdalusnana) и другие виды пссамофитной растительности [8].

Итак, развитие современного рельефа песчаного массива Сорколь определяется воздействием как природных, так и антропогенных факторов. Для поддержания нынешнего состояния песчаного массива Сорколь можно дать ряд важных рекомендаций по рациональному использованию. К одним из наиболее главных направлений борьбы с дефляцией почв можно отнести мероприятия, с помощью которых скорость ветропесчаного потока понижается перед его поступлением на эродируемую площадь: это создание лесных полос, травянистых и кустарниковых кулис. При нерациональном использовании песчаных массивов они быстро подвергаются ветровой эрозии и превращаются в подвижные пески, переходя в разряд так называемых бросовых земель.

Также песчаные массивы могут быть отведены под выгонно-пастбищные угодья, для создания сенокосов, На них при строгом соблюдении определенной системы можно пасти скот, косить сено. Таким образом, пески и песчаные почвы запада Казахстана могут быть самыми различными путями использованы в сельском хозяйстве. Правильное использование пастбищ способствует повышению их урожайности, а значит, повышению продуктивности животноводства. Оно предусматривает применение загонной пастьбы при правильной технике выпаса скота и осуществлении ухода за пастбищами, подкашивание остатков несъеденных растений и разравнивание оставшегося кала животных, проведение подкормки травостоя удобрениями, введение пастбищеоборота и др. В этом случае, наряду с регулированием использования растительности, будет устранена опасность разбивания почв и образования сыпучих песков. Однако равнинные пески, путем незначительной планировки взбугренных участков и подсева ценных кормовых трав (бескильница, пырей солончаковый, волоснец сизый и др.), могут быть превращены в хорошие пастбища, а также сенокосы.

Продуктивное долголетие пастбищ зависит от многих факторов. Одним из главных считается уровень интенсивности стравливания травостоя. Для сохранения продуктивнсоти пастбища отчуждение кормовой массы не должно превышать 60 % [9, с.111]. На данный момент в урочище Сорколь наблюдается недовыпас скота, отмечается зарастание песчаного массива. Наблюдающееся местами нерегулируемое использование растительности бугристых песков вместе с тем приводит к образованию, особенно в котловинах, значительного количества сухостоя, который не только снижает качество песчаных пастбищ, но препятствует, в течение продолжительного времени, возобновлению кормовых трав.

Исходя из этого и имея в виду вообще низкую производительность травостоя бугристых песков, необходимо рекомендовать осуществление следующих хозяйственных и мелиоративных мероприятий:

1)        Регулировать пастбищное использование данных песков путем устройства пастбищеоборотов и введения загонно-участкового выпаса скота со строгими нормами нагрузки на единицу площади, с учетом степени разбитости песков, заращенности и пр.

2)        В местах большого распространения сухостоя трав (ветоши) и развития густых зарослей полыни песчаной, сильно понижающих качества пастбищных угодий, следует применить огневой способ их очистки (выжит) с последующим подсевом семян кормовых растений.

3)        В целях улучшения травостоя и повышения продуктивности бугристых песков (преимущественно средне бугристых) следует испытать подсев семян различных песчаных и кормовых растений (кияк, костер, житняк и др.). В этих же песках (по низинам и котловинам) представляется перспективной культура донников польского и волжского, которые, в молодом состоянии, обладают вполне удовлетворительными кормовыми качествам дают хороший выход сена и охотно поедаются местным скотом.

 

Литература:

 

1.                  Виноградов Б. В. Опустынивание — проблема степной зоны России // Степной бюллетень. 1999. № 3–4. С. 55–58.

2.                  Аристархова Л. Б. Процессы аридного рельефообразования. М., МГУ. 1971. 176 с.

3.                  Федорович Б. А. Зональность эолового рельефообразования. // В сб.: Развитие и преобразование географической среды. М.: Наука, 1964, с. 8–14.

4.                  Чибилев, А. А. Эоловые урочища средней части бассейна р. Урал как индикаторы процессов современного опустынивания / А. А. Чибилев, А. Г. Рябуха, Т. Щипек // Известия Рус. геогр. о-ва.- 2005.- № 6.- С. 46- 52.

5.                  Якубов Т. Ф. Песчаные пустыни и полупустыни Северного Прикаспия. М.: Изд-во АН СССР, 1955. 532 с.

6.       Петренко А. З., Джубанов А. А., Фартушина М. М. и др. Природно-ресурсный потенциал и проектируемые объекты заповедного фонда Западно-Казахстанской области. Уральск, 1998. 176 с.

7.                  Каталог растений Западно-Казахстанской области / сост.: Т. Е. Дарбаева, О. Н. Чукалина. — Уральск: ИП «Сейтжанова Ж. Д»., 2011. — 288 с.

8.                  Сдыков М. Н. Памятники природного и историко-культурного наследия Западно-Казахстанской области / М. С. Сдыков [и др.]. — Т. I. Чингирлауский район. — Уральск, 2005. — 370 c.

9.                  Кучеров В. С., Булеков Т. А. Пески Северного Прикаспия и их закрепление // Оценка земельных ресурсов и создание адаптивных биоценозов в целях рационального природопользования: история и современность:материалы международной научно-практической конференции.- Оренбург:Издательский центр ОГАУ, 2008.-С.105–111.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle