Библиографическое описание:

Атамуродова Ф. Т. Сопоставительный анализ фитонимов, присутствующих в английской и русской паремиологиях // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 945-947.

У каждого народа с давних времён в речевом обиходе наряду со словами и устойчивыми сочетаниями слов используются и устойчивые фразы, одну из разновидностей которых составляют паремии. Под паремиями в настоящем исследовании понимаются вторичные языковые знаки — замкнутые устойчивые фразы (пословицы и поговорки), являющиеся маркёрами ситуаций или отношений между реалиями. Они привлекают говорящих своей семантической ёмкостью и способностью к употреблению в различных речевых ситуациях и с разными речевыми целями.

Современное социолингвистическое направление в изучении фразеологических единиц выдвинуло на передний план необходимость комплексного анализа их этнокультурной специфики и универсальных, межъязыковых отношений на основании культурологически релевантных признаков. Не случайно большинство отечественных и зарубежных кросскультурных исследований в области фразеологии ориентировано не на механическое выявление параллельных конструкций ФЕ в разных языках, а на раскрытие внутренних связей и взаимообусловленности изучаемых языковых явлений.

Сопоставление реалий флоры, используемых в русской и английской паремиологии, позволило выделить несколько групп:

1.      Лексемы, присущие и русской, и английской паремиологии;

2.      Лексемы, присущие только русской паремиологии;

3.      Лексемы, присущие только английской паремиологии.

Круг используемых русскими и англичанами реалий флоры в паремиологии во многом сходен. Совпадают названия:

растений: дерево (Анг.:A tree is known by its fruit. = Рус.: Дерево смотри в плодах, а человека в делах., дуб (Анг.:An oak is not felled with one stroke.= Рус.:С одного удара дуб не свалишь), куст (Анг.:A bad bush is better than an open field.- Рус.: Лучше один плохой куст, чем совсем открытое поле.), берёза, яблоко Анг.:The apples on the other side of the wall are the sweetest.- Рус.: Яблоки по другую сторону забора — самые сладкие.), роза (Анг.:There is no rose without a thorn.=Рус.:Нет розы без шипов.), крапива (Анг.:Grasp the nettle and it won’t sting you.- Рус.: Схвати крапиву резко — и не обожжешся).

К реалиям флоры, использованным только в русской паремиологии, относятся следующие названия:

-                   растений: ель, сосна (Ель не сосна: шумит неспроста.), осина (Дрожать как осиновый лист.), верба (Дождешся как от вербы яблоков), тополь, липа (Облупили, как липку), лук (Лук семь недугов лечит.), репа (Проще пареной репы.), мак (Семь лет мак не родил, и голода не было. Маковой росинки во рту не было.), трава (Тише воды, ниже травы. Пустой голове все трын-трава.), полынь (Горький, как полынь.), редька (Гость на хрен, на редьку, дорогой гость.), капуста (И в хорошей капусте гнилые кочни есть.), морковь, чеснок (Честна чесноковина да луковица.), клюква (Кому клюковка, а нам тукманка.), свёкла, малина (Опустя лето, в лес по малину.), ковыль, хвощ, хмель (Кабы на хмель не мороз, так бы тын перерос.), боярышник (Хорош боярышник, да не перед боярским крыльцом.), гриб (Без счастья и в лес по грибы не ходи!)

К реалиям флоры, использованным только в английской паремиологии, относятся следующие названия:

-                   растений: орех (A hard nut to crack. The gods send nuts to those who have no teeth. He who would eat the nut must first crack the shell), желудь (Great oaks from little acorns grow. сорная трава (There is no garden without weeds.) –, боб (Every bean has its black, вишня (cherry) слива (A black plum is as sweet as white.), кедр (cedar), тростник (Oaks may fall when reeds stand the storm), пастернак (Fine words butter no parsnips.), ежевика (A great dowry is a bed full of brambles)., лук-порей (To eat the leek), мирт (A myrtle among nettles is a myrtle still.), маргаритка (As fresh as a daisy).

Следует отметить, что в рамках одной и той же этнокультуры, равно как и в плане сопоставления разных этнокультур, отношение к определенным паремиологическим концептам далеко не однозначно. Всегда присутствует так называемый оценочный компонент, то есть одобрительная или неодобрительная оценка, заключенная в значении фразеологизма или паремии. В разных цивилизациях и в разные эпохи понятия добра и зла, отрицательного и положительного мыслятся неодинаково. Члены одного общества расценивают одно и то же явление индивидуально, хотя существует общепринятая точка зрения, в связи с которой положительная или отрицательная оценка входит в структуру значения фразеологической единицы.

Обобщающая выборка ассоциаций русских и англичан по отношению к реалиям флоры выявляет некоторые системные особенности, а именно изофункциональность, своеобразную синонимию концептов (когда один концепт по смыслу равен другому), а также концептуальную противопоставленность, аналог антонимии.

Таким образом, можно сделать вывод, что различия в выборе синтаксических структур паремий зависят как от ментальности этноса, так и от строя языка (аналитический у английского, синтетический у русского).

В настоящее время исследование взаимосвязи человека и природы в лингвокультурологическом аспекте особенно важно, так как такой подход позволяет понять уникальность и ценность таких сведений для познания культуры народа, миропонимания и мироощущения, а также для мировой культуры в целом. Начиная с ХIХ в. человечество стало осознавать, что взаимодействие человека и природы представляет собой неразрывное целое.

Немаловажно, что мировидение и его отражение в языках основывается не только на объективных характеристиках предметов, но и на некоем их «переживании», на эмоциональном отношении к ним. Поэтому, говоря о картине мира, в создании которой участвуют фитонимы, мы имеем в виду не только буквально понимаемую пейзажную зарисовку, характерную для той или иной природной зоны. Функциональные характеристики фитонимов, контексты их употреблений, дополнительные внепонятийные смыслы, их парадигматические связи свидетельствуют о том, что указанные наименования являются важными языковыми элементами построения картины мира на более высоком уровне, отражающем духовный мир людей, наполненный эмоциями, оценками, спецификой взаимоотношений в обществе, широкой гаммой чувств.

Сравнение сходных по содержанию высказываний, связанных с названиями растений, в русском и адыгейском языках, показывает, что они различаются не только тем, что такого слова или конструкции нет в другом языке, но и тем, что одинаковые слова и конструкции языки используют по-разному. С целью понимания уникальности номинаций особенно важно изучение названий растений в адыгейском языке в этнолингвистическом аспекте. И это необходимо не только для познания культуры, миропонимания и мироощущения отдельно взятого конкретного языка, народа, но и для мировой культуры в целом.

 

Литература:

 

1.      Виноградов В. В. Избранные труды. Лексикология и лексикография.- М., 1977.

2.      Маслова В. А. Лингвокультурология. — М., 2001.

3.      Шанский Н. М. Лексикология современного русского языка.– М., 2009.

4.      John Wright. Idioms organizer. –by Heinle., 2002.

5.      www. ez-english.narod.ru.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle