Библиографическое описание:

Бочков П. В. О хозяйственной правосубьектности негосударственных некоммерческих организаций // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 622-626.

Рассматриваютсявопросы хозяйственно-правовой унификации хозяйственной деятельности, осуществляемой негосударственными некоммерческими организациями (общественнымиассоциациями), а также условия правомерности ее ведения.

Ключевыеслова:некоммерческая хозяйственная деятельность, производствоуслуг, способ присвоения прибыли, концепцииобщественной ассоциации, неприбыльность общественных ассоциаций.

 

В самых разнообразных известных типах человеческих сообществ широко распространены (во всяком случае, достаточно известны) образования, в широком смысле обозначающиеся как ассоциации. Среди них особое место занимают самоинициативные, саморегулирующиеся, некоммерческие формы, действующие преимущественно в публично-правовой сфере, которые образуют понятие общественной ассоциации в узком смысле. В национальной украинской традиции этом значению соответствует концепт «объединение граждан», понятие «общественное объединение».

В рамках этой статьи исследуется некоммерческая хозяйственная деятельность, осуществляемая негосударственными некоммерческими организациями (общественных ассоциаций). Обосновывается, что распространение на деятельность этих организаций хозяйственного законодательства будет способствовать их развитию (с одной стороны) и (с другой стороны) улучшению контроля за их деятельностью со стороны общества в целом. Попробуем также обосновать, что критерием различения деятельности негосударственных некоммерческих организаций, с позиций ее хозяйственно-правового регулирования) должен быть не их объект (вид услуг), а сам некоммерческий способ присвоения прибыли, получаемой негосударственными некоммерческими организациями (непосредственно или через создаваемые предпринимательские структуры).

Что касается первого тезиса. Исходя из определений, которые приводятся в Хозяйственном кодексе Украины (ХКУ) [1], хозяйственной деятельности (под хозяйственной деятельностью, в данном Кодексе, понимается деятельность субъектов хозяйствования в сфере общественного производства, направленная на изготовление и реализацию продукции, выполнение работ или оказание услуг стоимостного характера, имеющих ценовую определенность), некоммерческой хозяйственной деятельности (хозяйственная деятельность может осуществляться и без цели получения прибыли (некоммерческая хозяйственная деятельность)) и понимания предоставления услуг как действий, приносящих пользу, то есть действий «стоимостного характера, имеющих ценовую определенность», можно прийти к выводу о то, что услуги, как некоммерческую хозяйственную деятельность, осуществляют огромное количество предприятий, учреждений и организаций.

Это добровольные объединения физических лиц и / или юридических лиц частного права, целями которых является защита прав и свобод, удовлетворения общественных, в частности экономических, социальных, культурных, экологических и других интересов; политические партии; религиозные организации, ассоциации органов местного самоуправления и их добровольные объединения; саморегулируемые организации, организации, осуществляющие профессиональное самоуправление; кредитные союзы, благотворительные организации в сфере хозяйствования.

К некоммерческой хозяйственной деятельности следует относить предоставление услуг не только по социальной защите, защите окружающей среды, но и страховые, образовательные услуги, деятельность волонтерских организаций, услуги по разрешению споров третейскими судами — негосударственными независимыми органами, которые образуются по соглашению или соответствующих решениям заинтересованных физических и / или юридических лиц в порядке, установленном Законом Украины «О третейских судах» и др.

Проблемы правового обеспечения некоммерческой деятельности исследуются преимущественно с позиций конституционного (государственного) или административного права, изредка, гражданского права, оставаясь вне поля зрения представителей хозяйственно-правовой науки (исключение составляют лишь отдельные исследования хозяйственников, в частности, диссертации, выполненные по специальности 12.00.04 — хозяйственное право; арбитражный процесс: Н. Б. Пацурия «Теоретические проблемы страховых правоотношений (хозяйственно-правовой аспект)» [2]; Б.В. Деревянко «Правовое регулирование хозяйственной деятельности учебных заведений» [3], В. В. Мазур «Хозяйственно-правовое обеспечение инновационных образовательных услуг (на примере высшего образования)» [4]; монографии: А.А. Олефир «Хозяйственно-правовое обеспечение государственных закупок в сфере здравоохранения: теоретические и практические аспекты.» [5] и некоторые другие.

Отсутствие понимания производства услуг как имеющего, по сути, единую хозяйственно-правовую природу, прослеживается и в действующем украинском законодательстве по регламентации этого производства, с одной стороны, порождает неоправданную многочисленность законодательных актов, а с другой — не содержит ссылок на применение к регулированию соответствующих отношений хозяйственно-правовых норм (некоторое исключение из такого рода тенденции составляют нормы действующего Закона Украины «Об объединении граждан», которые более или менее подробно регламентируют порядок осуществления предпринимательской деятельности общественным объединением). А это (лишение соответствующих отношений огромного регулирующего потенциала Хозяйственного кодекса Украины, наслоение законодательных актов, которые принимаются едва ли не по каждому из видов услуг), в свою очередь, не только приводит к неоправданному усложнению имеющегося правового регулирования, появлению противоречий в соответствующих нормах, их многочисленности (при одновременных пробельности (неполноты правового регулирования) и недостаточности для защиты некоммерческой деятельности с позиций собственно их и государственных интересов. При этом данная проблема имеет не только хозяйственно-правовой, но и политический аспекты.

Считается (и это действительно так), что негосударственные, общественные организации (НОО) являются базой гражданского общества. Именно через них общество влияет на государственную политику. Исследователи доказывают, что общество, которое существенно влияет на формирование и осуществление государственной политики, является гражданским, а таким оно становится при достаточном (критически достаточном) количестве не формально действующих НОО. Следовательно, придание соответствующим отношениям хозяйственно-правовой защиты будет способствовать решению задачи большого значения — построению гражданского общества. Кроме того, признание хозяйственной природы соответствующих отношений, введение предусмотренного законодательством контроля за хозяйственной деятельностью, также должно послужить государственным интересам — справедливому налогообложению этой деятельности. Например, увеличению его при направлении учебным заведением прибыли, полученной в качестве платы за обучение, в пользу владельца (владельцев) заведения, распределении полученной прибыли между собственниками. Или, скажем, обложение налогом (чего уже давно, кстати сказать, ждет общество) многомиллионных сумм, которые направляются политическими партиями на рекламную избирательную компанию). К соответствующей хозяйственно-административной ответственности могли бы привлекаться и такие общественные организации как политические партии, точнее, их лидеры в случае выявления теневых бизнес-интересов последних в политической деятельности. Например, при голосовании за принятие законов в интересах монополиста; законов, содержащих возможности для коррупционных схем. Это также получение руководителем фракции миллионных сумм за включение кандидата в депутаты в «проходные» места партийного списка во время избирательной компании либо за поддержку в парламенте определенной кандидатуры на должность и тому подобное.

Что касается второго тезиса о том, что критерием различения деятельности негосударственных некоммерческих организаций, с позиций ее хозяйственно-правового регулирования) должен быть не их объект (вид услуг), а сам некоммерческий способ присвоения прибыли, получаемой негосударственными некоммерческими организациями (непосредственно или через создаваемые предпринимательские структуры).

По нашему мнению, следует различать понятия неприбыльности и некоммерческого характера деятельности общественных ассоциаций. Под неприбыльностью логично понимать неполучение прибыли, содержание организации за счет внешних поступлений, в конце концов ее убыточность с точки зрения расходов на содержание. Под некоммерческим характером деятельности общественных ассоциаций будем понимать не сам факт получения или неполучения прибыли, а способ ее присвоения. Если прибыль, полученная общественной ассоциацией используется для обогащения ее участников, основателей — то речь идет о коммерческой организации. И, наоборот, если полученная организацией прибыль направляется для достижения ее уставных целей — то следует говорить о некоммерческом статусе организации. Вот в чем должен состоять главный критерий разделения ассоциаций, главный вопрос их особого хозяйственного статуса. В украинском правоведении эти вопросы в контексте некоммерческого характера деятельности общественных ассоциаций практически не исследуются, публикации крайне редки, видимо потому, что здесь не видят проблемы. Е. Додина указывает в целом на недостаточную разработанность и отсутствие серьезных монографических исследований института общественной ассоциации (объединения граждан), его состояния и перспектив развития [6]. По мнению Е.М. Черных [7], отсутствие ясности в таком важном понятийном признаке мешает получить четкую теоретическую конструкцию общественной ассоциации, влияет на ее нормативное закрепление и в дальнейшем — на юридическую практику. Поэтому одна из задач статьи заключается в актуализации проблемы некоммерческого способа присвоения прибыли, получаемой негосударственными некоммерческими организациями как определяющей признаки понятия общественной ассоциации (общественного объединения) и в уточнении особенности хозяйственной правоспособности такого типа субъектов хозяйствования. Отметим, что некоммерческий характер общественной ассоциации известен не всем правовым системам. В мире существуют три основных концепции общественной ассоциации: 1) французский, основанной на понятии индивидуальной, частной сделки и неприбыльной цели [8]; 2) германская, которая определяет ассоциации как союз или объединение [9] и отличается тем, что распространяется также на предпринимательские, коммерческие разновидности. Эта модель предполагает как личное, так и публичное использование свободы ассоциаций, поэтому лишена четкого различия ассоциаций в тесном смысле по признаку неприбыльности. Соответственно, право ассоциаций здесь регулируется публичными конституционными нормами, гарантирующими все виды объединений, и нормами гражданского кодекса, регулирующими, прежде всего вопрос вступления в объединение и выхода из него; 3) англосаксонская [10], где привычная терминология ассоциаций и объединений вообще отсутствует, поскольку такие субъекты рассматриваются как разновидности корпораций, точнее как непредпринимательские корпорации. Итак, для французской и англосаксонской конструкций ассоциации признак неприбыльности является определяющим. С точки зрения генетических корней понятия общественной ассоциации важно подчеркнуть, что российская доктрина (а Украина находилась в тот период в составе России) восприняла именно французскую концепцию ассоциации, для которой неприбыльность является определяющим признаком. Уже с первого закрепления в российском законодательстве ассоциация — по терминологии закона 1906 г. — общество — определялась также исходя из признака неприбыльности — как объединение из нескольких лиц, которое создается для достижения определенных целей, не включавших получение материальных выгод [11].

По свойствам, которые были присущи социалистической модели хозяйствования, признак неприбыльности общественных ассоциаций остался и в советский период. Действие закона СССР «Об общественных объединениях» от 09.10.1990 г. [12] не распространялось на кооперативные и другие организации, преследующие коммерческие цели или способствующие получению прибыли (дохода) другими предприятиями и организациями (ч. 3 ст. 1). Идея неприбыльной цели общественной ассоциации была унаследована и Законом Украины «Об объединении граждан» от 1992 г. [13]. Здесь, неприбыльность уже прямо не указывается в дефиниции объединения граждан как существенный признак, хотя выводится из норм этого Закона. Содержащиеся в нем положения вносили двусмысленность в определение коммерческой правоспособности общественных ассоциаций. С одной стороны, в силу того, что за общественными ассоциациями не признается право собственности на имущество и средства, полученные от своей коммерческой (хозяйственной) деятельности (ч. 4 ст. 21), а признается право собственности только на имущество и средства, полученные от коммерческой деятельности созданных ими хозрасчетных субъектов, следует отказать общественным ассоциациям в субъективном праве на коммерческую прибыльную деятельность. Однако с другой стороны, ст. 24 того же Закона закрепляет право хозяйственной и иной коммерческой деятельности за объединениями граждан. В результате возникает путаница, которая отображается и в научной, учебной литературе. Так, Н. П. Гаева считает, что в условиях рынка можно руководствоваться экономическим критерием, в соответствии с которым следует различать коммерческие и некоммерческие объединения граждан [14]. Авторы академического учебника по административному праву Украины относят к объединениям граждан кооперативные организации, имеющие, главным образом, коммерческие цели; признают за объединениями граждан право хозяйственной и коммерческой деятельности [15].

Авторы учебника по хозяйственному праву под редакцией В. К. Мамутова также указывают, что объединение граждан сами могут проводить хозяйственную деятельность для других лиц на платной основе [16].

Итак, объединением граждан как юридическим лицам, приписывается право коммерческой (хозяйственной) деятельности. Как результат, появляется довольно перегруженная конструкция субъекта коммерческих (хозяйственных) отношений, которая вступает в конфликт, во-первых, с целевой некоммерческой сущностью общественной ассоциации, определяет пределы его правоспособности, и, во-вторых, с общим учением о субъективном праве: а) с сущностью субъективного права, заключается в возможности противопоставлять именно свою юридическую личность другим; б) с содержанием субъективного права, в которое входит возможность осуществления права самим его обладателем кроме недееспособных лиц. А поскольку у юридических лиц дееспособность и правоспособность составляют одно целое, то их правоспособность предусматривает осуществимость права его носителем.

Понятно, что такого рода регламент создает основу для злоупотреблений правом предпринимательской деятельности, злоупотреблений льготами, предоставляемыми общественным организациям. Как результат, нарушается также и антимонопольное, конкурентное законодательство. Это с одной стороны. С другой стороны — в силу возникающего у общества, государственных органов недоверия к правомерности ведущейся общественными организациями коммерческой деятельности, снижаются потенциальные возможности улучшить за счет этой деятельности, качество реализации уставных задач.

Поэтому нами предлагается законодательно закрепить лишь один критерий различения правомерности ведения коммерческой деятельности негосударственной некоммерческой организацией. Это должен быть только способ присвоения прибыли, получаемой негосударственными некоммерческими организациями. Независимо от того, каким образом она получена: непосредственно или через создаваемые предпринимательские структуры.

 

Литература:

 

1.      Господарський кодекс України. // Відомості Верховної Ради України (ВВР) — К., 2003, № 18, № 19-20, № 21-22, ст.144.

2.      Пацурія Н.Б. Страхові правовідносини у сфері господарювання: проблеми теорії і практики: монографія / Н. Б. Пацурія. — Ніжин: Аспект-Поліграф, 2013. — 501 c. Пацурія Н.Б. Правове регулювання страхової справи в Україні (організаційно-правовий аспект): Автореф. дис... канд. юрид. наук: 12.00.04 / Н. Б. Пацурія. Київ. нац. ун-т ім. Т.Шевченка. — К., 2000. — 16 c. Пацурія Н.Б. Теоретичні проблеми страхових правовідносин (господарсько-правовий аспект): автореф. дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.04 / Н. Б. Пацурія; Київ. нац. ун-т ім. Т. Шевченка. —  К., 2014. — 29 c.

3.      Деревянко Б.В. Правове регулювання господарської діяльності навчальних закладів. Дис. докт. юрид. наук. —Донецьк, 2014. — 504 с.

4.      Мазур В. В. Господарсько-правове забезпечення інноваційних освітніх послуг (на прикладі вищої освіти). - Дис. канд. юрид. наук. — К., 2014. — 183 с.

5.      Олефір А.О. Господарсько-правове забезпечення державних закупівель у сфері охорони здоров`я: теоретичні та практичні аспекти. — М.: Юрайт, 2012. — 456 с.

6.      Додіна Є. Є. Адміністративно-правовий статус громадських організацій в Україні : автореф. дис. ... канд. юрид. наук: спец. 12.00.07 «Теорія управління; адміністративне право і процес; фінансове право» / Є. Є. Додіна. — Одеса, 2002. —18 с.

7.      Черних Є. М. Неприбутковість як визначальна ознака громадських асоціацій // Публічне право: Науково-практичний юридичний журнал. — 2013. — №2 (10). С.  64 – 68.

8.      Дюги Леон. Конституционное право. Общая теория государства / Л. Дюги. — М.: Типография Т-ва И. Д. Сытина, 1908. — 957 с.

9.      Государственное право Германии / Пер. с нем.; отв. ред. Б. Н. Топорнин. — Т. 2. — М.: Институт государства и права РАН, 1994. — 320 с.

10.  Ориу М. Основы публичного права / М. Ориу. – М.: Изд-во коммунист. академии, 1929. — 760 с.

11.  Ивановский В. В. Учебник государственного права // Учёные Записки Императорского Казанского Университета / В. В. Ивановский. — Казань:Типо-литография Императорского Университета, 1908. — 509 с.

12.  Законы СССР 1981-1992 гг.// Мировая и рыночные отношения: статьи и книги [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: http://www.economics.kiev.ua/index.php?id=584&view=article – Дата доступа: 14.01.2015.

13.  Про об’єднання громадян: Закон України від 16.06.92 р. // Відомості Верховної Ради України. — 1992. — № 34. – Ст. 504.

14.  Гаєва Н. П. Конституційне право на свободу об’єднання громадян та організаційні форми його реалізації / Н. Гаєва // Правова держава. — Вип. 12. — К., 2001. — С. 220–230.

15.  Адміністративне право України. Академічний курс: [підручник]: у 2 т. — Т.1: Загальна частина / Ред. колегія: В. Б. Авер’янов (голова). — К.: Видавництво «Юридична думка», 2004. — 584 с.

16.  Хозяйственное право: [учебник] / В. К. Мамутов, Г. Л. Знаменский, К. С. Хахулин и др.; Под ред. В. К. Мамутова. — К. :Юринком Интер, 2002. — 912 с.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle