Библиографическое описание:

Петренко Л. А. Концепты маскулинности и феминности как предпосылки возникновения зависимости и насилия в гендерных отношениях // Молодой ученый. — 2015. — №2. — С. 435-438.

Данная статья посвящена обоснованию изучению концептов маскулинности и феминности в контексте влиянии их на возникновение зависимости и насилия в гендерных отношениях. Проблема рассматривается через определение понятия, видов, особенностей проявления маскулинности и феминности, а также проявление данных качеств через реализацию гендерных ролей участниками гендерных отношений.

Ключевые слова: маскулинность, феминность, гендерные отношения, зависимость и насилие в гендерных отношениях, гегемонная маскулинность, естественная маскулинность, нормативная феминность, инверсионная феминность, деформированная феминность, андрогинная феминность.

This article is devoted to studying the concepts of masculinity and femininity in the context of their impact on the occurrence of addiction and violence in gender relations. The problem is considered by definition, types, features displays of masculinity and femininity, as well as the manifestation of these qualities through the implementation of gender roles, gender relations participants.

Keywords: masculinity, femininity, gender relations, abuseand violence in gender relations, hegemonic masculinity, natural masculinity, regulatory femina, contrails femina, deformed femininity, androgyny femininity.

 

Постановка проблемы:

В последние годы в современную науку прочно вошло понятие гендерной картины мира, которая на протяжении истории стремительно менялась. Если в XIX веке в европейском социуме возник так называемый «женский вопрос», то реалии сегодняшнего дня говорят о появлении особого «мужского вопроса». Ключевыми (методологическими) вопросы современных гендерных исследований являются понятия маскулинности и феминности. Концепты маскулинности и феминности детерминируют мужские и женские гендерные роли, выполнение или девиантное исполнение которых в свою очередь может вызывать зависимость и насилие в гендерных отношениях. Данная статья посвящена обоснованию изучению феноменов маскулинности и феминности в контексте влиянии их на возникновение зависимости и насилия в гендерных отношениях.

Анализ исследований и публикаций.

Изучением данного направления (маскулинности, феминности) в социологии, философии, психологии занимались такие ученые: Т. Парсонс и Р. Бейлз, которые разработали теорию дифференциации мужских и женских ролей в структурно–функциональном плане; Дж. Батлер, изучавшая причины доминирования маскулинности; Хофстеде рассматривал разницу между полами с точки зрения антропологических категорий; Маккоби и Джеклин выделили свои четыре психологических отличия между полами; С. Бэм разработала методику для определения маскулинности — феминности — андрогинности; К. Хорни занималась изучение особенностей феминности, Бёрн Ш. изучавший особенности маскулинности и феминности и. т.д. Одним из первых и наиболее весомых исследований является работа Ананьева Б.Г, в которой он выделил глобальные различия между мужчиной и женщиной. Такие исследователи как: В. А. Лосенков, А. А. Бодалев, В. Куницина и многие другие разрабатывали различные аспекты половых различий. Э.Чугунова установила различия личностных структур мужчин и женщин.

Сейчас изучение гендерных отношений развивается очень быстро и одной из актуальных тем является тема гендерной идентичности, то есть принадлежность к понятиям «феминность — маскулинность — андрогинность». Этим вопросом непосредственно занималась С.Бем и ее оппонент Ж. Спенс, Д. Гилмор, И. Кон, Р.Сарсембаева, С. Ушакин и многие другие.

Цель статьи — рассмотреть концепты маскулинности и феминности через призму их влияния их на возникновение зависимости и насилия в гендерных отношениях.

Изложение основного материала:

Маскулинность и фемининность определяют нашу гендерную идентичность и напрямую связаны с нашими представлениями о себе и других.

Как справедливо отмечает Т. В. Бендас, понятия «маскулинность» и «феминность» можно определить следующим образом. Маскулинность — набор личностных и поведенческих черт, соответствующих стереотипу «настоящего мужчины»: мужественность, уверенность в себе, властность и т. д. Феминность — набор личностных и поведенческих черт, соответствующих стереотипу «настоящей женщины»: мягкость, заботливость, нежность, слабость, беззащитность и т. д. [2, c. 123].

Маскулинность и феминность — генетически заданные свойства психики, формирующиеся под влиянием социальных факторов. Феминная гендерная роль предписывает женщинам быть заботливыми, эмоциональными, чувствительными к интересам и проблемам других людей. Маскулинная гендерная роль требует от мужчин активности, агрессивности, доминирования, амбициозности [3, c. 87].

Так, Р. Коннел, австралийский социолог, один из исследователей маскулинности, сделал вывод о разграничении разных типов маскулинности, имеющих место в реальности, и определении среди них стереотипа гегемонной маскулинности (hegemonic masculinity). Согласно теории гегемонной маскулинности, хотя в любом мужском сообществе существует не один, а несколько типов маскулинности, на вершине этой иерархии обычно стоит тип личности, для которой характерны утверждение мужской власти над женщинами и подчиненными мужчинами, культ физической силы, склонность к насилию, эмоциональная невыразительность и высокая соревновательность [6, c. 251].

И. С. Кон в определении понятий «маскулинность» и «феминность» показывает многомерность данных понятий, выделяя три их значения. Маскулинность/феминность как описательные категории — совокупность поведенческих и психических характеристик, объективно присущих мужчинам и женщинам. Маскулинность/феминность как нормативные (предписывающие) категории, — совокупности идеальных, желательных образов того, какими должны быть мужчины и женщины. Маскулинность/феминность как атрибутивные (приписывающие) категории, мужчины и женщины в социальных представлениях людей [5, с. 571].

Маскулинность (мужественность) представляет собой комплекс характеристик поведения, возможностей и ожиданий, детерминирующих социальную практику мужской группы, объединенной по признаку пола. Другими словами, маскулинность — это то, что вкупе с анатомией создает мужскую гендерную роль.

Фемининность (феминность, женственность) — характеристики, связанные с женским полом, или характерные формы поведения, ожидаемые от женщины в данном обществе, или же «социально определенное выражение того, что рассматривается как позиции, внутренне присущие женщине» [9].

C точки зрения Хасановой С., понятие «маскулинность» определяется в большей степени социальными ролями, которые исполняет мужчина, а «феминность» связывается с внутренними, индивидуально-личностными чертами и внешностью (привлекательность), те есть, женщина всегда должна оставаться женственной и красивой [10].

Представления о «маскулинности» и «феминности» в значительной степени имеют различия в культурах, что в свою очередь накладывает отпечаток на коммуникативные нормы поведения и характер взаимоотношений мужчин и женщин.

Таким образом, з авторской точки зрения, с одной стороны, традиционные научные трактовки понятий «феминности» и «маскулинности» создают условия и закрепляют основы социальных практик зависимости между полами и возможности применения насилия в гендерных отношениях (чаще всего в рамках патриархальных представлений — по отношению к женщинам). С другой стороны, стремительная «маскулинизация» женщин вносит изменения в традиционный гендерный порядок и создает возможность к насилию в гендерных отношениях по отношению к мужчинам со стороны женщин.

Как справедливо замечает И. Кон осознание проявлений маскулинности-феминности, тех «индивидуальных и социальных нормативных представлений о соматических, психологических и социальных особенностях мужчин и женщин, детерминирующих поведение» формирует гендерное самосознание личности [11].

По словам американского социолога Майкла Месснера (Messner, 1997), существуют специфические факторы мужской общественной жизни. Во-первых, мужчины как группа пользуются институциональными привилегиями за счет группы женщин. Во-вторых, за узкие определения маскулинности, обещающие высокий статус и привилегии, мужчины расплачиваются поверхностными межличностными отношениями, плохим здоровьем и преждевременной смертью [1, c.117].

Мы полностью поддерживаем мнение И. С. Кона, который считает, что с изменением системы половых ролей многие традиционные психологические различия между полами, на которых основываются стереотипы маскулинности и феминности, исчезают или уменьшаются [5, c. 196 с.].

С точки зрения Леннеер-Аксельсон Б., к которой мы присоединяемся, феминность испокон века организуется путем приспособления к мужской власти, при этом к доблестям женщины упорно относят уступчивость, заботливость и эмпатию. Гендерное равноправие должно касаться как мужчин, так и женщин. Следовательно, стратегии активизации мужчин в поддержку гендерного равноправия и повышения их ответственности являются жизненно необходимыми не только для улучшения положения женщин, но и ради мужчин — их собственной идентичности и качества жизни [7, c. 398].

С точки зрения Ильиных С., в концепте маскулинности можно выделить два крайних варианта — гегемонную и естественную маскулинности. Гегемонная маскулинность — это жизнь в соответствии с мужским хабитусом лидерства, власти, первенства. Естественная маскулинность — это жизнь в соответствии с мужским хабитусом, в котором имеет место снятие разного рода ограничений, накладываемых гегемонной маскулинностью (право на эмоциональность, признание за мужчиной права быть неуверенным, обеспокоенным будущим, и возможность иного отношения к семье, к детям) [4, c. 136].

С авторской точки зрения, мужчина с гегемонным типом маскулинности наиболее склонен ставить женщину в зависимое от него положение, а также к проявлению агрессии в отношениях, вплоть до применения насилия. С нашей точки зрения, мужчина с естественным типом маскулинности, если он встретит женщину с нормативной феминностью может построить с ней гармоничные отношения, в которых будет низкий уровень конфликтности и невысокая вероятность возникновения зависимости и насилия в гендерных отношениях (поскольку партнеры не конкурируют, а взаимодополняют друг друга, их союз основан на сотрудничестве, а не на борьбе).

По мнению Ильиных С., можно выделить следующие типы феминности. Нормативная фемининность cоответствует женскому хабитусу с ориентацией на традиционно закрепившиеся в общественном сознании женские ценности (ценности семьи и материнства). Другим типом можно назвать инфантильную фемининность. В этом типе женщины поведенчески берут инициативу в свои руки, пытаются занимать активную лидерскую позицию и быть самодостаточными, а ценности семьи и материнства совсем не занимают у них ведущего положения. Еще одним типом можно считать инверсионную фемининность. Фактически женщины с этим типом феминнности обладают чрезмерной маскулинизацией. Во-первых, инверсионная фемининность — это жизнь в соответствии с хабитусом уверенности в себе, большей степени личностной автономности, независимости во взглядах и поведении, низкой конформности. Во-вторых, трансформации сопровождаются появлением авторитарных черт характера, дефицитом эмоционального сочувствия, близости. В-третьих, к числу проблемных сторон этого типа феминности относятся сложные отношения с мужчинами и детьми. Молодые женщины вообще предпочитают избегать семьи, мужчин, материнства. Итак, инверсионная феминность — это жизнь в соответствии с хабитусом независимости, целеустремленности, неконформ-ности, уверенности в себе, деловитости, трудоголизма, профессионализма, гордости, амбициозности, агрессивности, соревновательности, в том числе с мужчинами. Другим типом феминности, также является деформированная фемининность (алкоголизм, наркомания, отказ от своих родившихся детей и другими деструктивные паттерны действия). И, наконец, можно выделить такой тип, как андрогинная фемининность (высокий уровень сочетания и «женского», и «мужского». Они могут выражать разные эмоции: и те, что «приличны» для нормативной феминности (плакать, проявлять сентиментальность, бояться и т. п.), и те, что «приличны» для инверсионной феминности (гневаться, быть вспыльчивой и т. д.). Они отдают предпочтение таким качествам, как уравновешенность и рассудительность.

Женщины в нормативным типом феминности — наиболее гармоничные и хотя потенциально находятся в зависимости от мужчины, но зависимость эта скорее положительная (имеет естественную природу).

С нашей точки зрения женщины с инверсионным типом феминности — как потенциальные агрессоры отношениях (стремления доминирования в паре), так и потенциальные жертвы, поскольку встречая достойного «противника» в лице ее мужчины, такие женщины подвергают себя значительному риску. В первую очередь женская конкуренция с мужчиной приводит к высокому индексу напряженности в отношениях, а дальше отношения в такой паре могут иметь компоненты насилия, особенно в паре «гегемонная маскулинность-инверсионная феминность».

Таким образом, с авторской точки зрения традиционное следование научным представлениям о маскулинности и феминности создает предпосылки для возникновения зависимости (экономической, эмоциональной) женщины от мужчины, а также возможности применения мужчины насилия (экономического, физического и др.) по отношению к женщине. С другой стороны, дисбаланс маскулинности и феминности в системе гендерных отношений также приводит к возникновению девиантных форм гендерных отношений, таких как негативная зависимость и насилие, поскольку «маскулинизированные» женщины проявляют претензии на власть в гендерных отношениях ставя в зависимость своего партнера и в некоторых случаях применяя к нему насилие, а также сами становятся жертвами насилия поскольку вступают в соревновательные отношения в мужчинами.

Современная семья находится на стадии трансформации гендерных ролей, что в конечном итоге может привести к «маскулинизации» женщин и «феминизации» мужчин. Образы субтильных мужчин-мальчиков сегодня активно используются средствами массовой информации в продвижении тех или иных услуг или продуктов, киноиндустрия и шоу-бизнес часто выбирают в «герои нашего времени» именно таких персонажей. Подобные тенденции ведут к культурологическому дисбалансу и появлению «супервумен», пропагандирующих агрессивную женскую природу, лишенную женственности, отказавшуюся от роли матери и хранительницы очага. Большое количество государственных программ, направленных на поддержку семьи и материнства, вероятно помогут современной женщине остаться женственной, а мужчине — мужественным [8, c. 123].

Выводы:

С нашей точки зрения, гармоничное сочетание маскулинности и феминности может привести к положительному гендерному взаимодействию в том случае, когда мужчиной будут добросовестно выполняться свои гендерные роли в рамках теории маскулинности (добытчика, защитника, главы семьи), при этом не злоупотребляя своей финансовой властью и силой, а женщина будет выполнять свои гендерные роли, согласно теории феминности («хранительницы очага», уход за домом, приготовление пищи, воспитание детей, сохранение положительного психологического климата в семье), при этом не злоупотребляя своей властью и эмоциональным влиянием в доме.

 

Литература:

 

1.                  Messner M. A. Politics of Masculinities. Men in Movements. London: Sage, 1997. — p. 117.

2.                  Бендас Т. В. Гендерная психология: Учебное пособие. — СПб.: Питер, 2006. — 431 с.

3.                  Бёрн Ш. Гендерная психология — Олма-Пресс Инвест: 2004. — 320 с.

4.                  Ильиных С. Концепты маскулинности и фемининности в русле гендерного подхода//http://ideaidealy.ru/wp content/uploads/2013/01/ S. A. Ilinykh_410_2011_t_1.pdf.

5.                  Кон И. С. Мужчина в меняющемся мире. — М.: Время, 2009. — 496 с.

6.                  Коннелл Р. Маскулинности и глобализация // Введение в гендерные исследования. Часть 2. Хрестоматия. — СПб.: Алетейя. — С. 251–279.

7.                  Леннеер-Аксельсон Б. О любви, гендерном равноправии, сексуальности и насилии // Журнал исследований социальной политики. — том 1, № 3,4 — c. 397–408.

8.                  Малкина-Пых И. Г.. Гендерная терапия. Справочник практического психолога, 2003. — 522 с.

9.                  Словарь гендерных терминов. 2004 г.// www.owl.ru/ gender/ index. htm.

10.              Хасанова С. А. Стереотипы маскулинности и феминности в современном обществе // e-koncept.ru2014/54546.htm?download

11.              Чекалина А. Об анализе гендерного самосознания личности// http://vedth.ucoz.net/news/dvorjanchikov_maskulinnost_i_feminnost_for_analysis_gender_identity_card/2014–07–28–30.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle