Библиографическое описание:

Зубарев И. А., Стригина М. О. Управление финансовыми рисками хозяйственной деятельности предприятия пищевой промышленности // Молодой ученый. — 2015. — №2. — С. 265-268.

Проблематика управления рисками (далее УР), в т. ч. выявление наличия и степени неопределенностей в принятии решений и их преодоления существует в любом секторе экономики. Любой субъект экономики на любом ее уровне неизбежно сталкивается с неординарными ситуациями, незапланированными или непредвиденными событиями, на которые необходимо адекватно реагировать, чтобы не понести убытки. Отсутствие реагирования на ситуацию, согласно теории риск-менеджмента, является также принятым решением, которое в зависимости от ситуации может приносить как прибыль, так и убытки. УР позволяет руководству эффективно действовать в условиях неопределенности и связанных с ней рисков и использовать возможности, увеличивая потенциал для роста стоимости компании. Рост стоимости будет максимальным, если руководство определяет стратегию и цели таким образом, чтобы обеспечить оптимальный баланс между ростом компании, ее прибыльностью и рисками. Среди существующих концепций управления рисками, пожалуй, наиболее авторитетной на сегодняшний день является концепция, разработанная в COSO и изложенная в документе «Управление рисками организаций — интегрированная модель». Согласно этой концепции, УР охватывает различные направления деятельности предприятия и связано с такими категориями целей, как стратегические, операционные, подготовка отчётности и соблюдение законодательства. Взаимосвязь между целями организации и компонентами процесса управления рисками представлена в виде куба. В соответствии с этой концепцией, управление рисками организации — это процесс, осуществляемый советом директоров, менеджерами и другими сотрудниками, который начинается при разработке стратегии и затрагивает всю деятельность организации. Он направлен на определение событий, которые могут влиять на организацию, и управление связанными с этими событиями рисками, а также контроль того, чтобы не был превышен риск-аппетит организации (риск, на который организация готова пойти) и предоставлялась разумная гарантия достижения целей организации.

Определение «эффективности» процесса УР является предметом субъективного суждения, формирующегося в результате оценки наличия и эффективности функционирования восьми компонентов УР. Таким образом, эти компоненты также служат критериями эффективности процесса управления рисками. Чтобы компоненты присутствовали и эффективно функционировали, должны отсутствовать значительные недостатки, и риск должен быть сведен к пределам, не выходящим за рамки риск-аппетита данной организации.

Эффективность процесса УР по каждой из четырех категорий целей дает совету директоров и руководству организации разумную гарантию того, что они владеют информацией, в какой степени достигнуты стратегические и операционные цели организации, а также того, что отчетность предприятия является достоверной, а применяемое законодательство и нормативные акты соблюдаются.

Компоненты процесса УР не могут функционировать одинаково в каждой организации. Их применение на предприятиях малого и среднего бизнеса, например, может быть менее формализовано и менее структурировано. В то же время, небольшие предприятия могут иметь эффективную систему УР только в том случае, если каждый из компонентов в ней присутствует и должным образом функционирует.

Переходя к основной проблематике статьи — управлению финансовыми рисками, стоит отметить, что тенденция развития национальных и транснациональных финансовых систем на современном этапе уже не первое десятилетие заключается в стремлении к тотальной глобализации финансов и финансового рынка. На состояние финансовых рынков оказывают всё большое влияние возмущающие факторы внешней среды, что приводит к увеличению частоты неожиданных изменений на данных рынках и усложнению проблемы оценки и управления рисками при работе на них. В условиях всевозрастающей сложности мировой финансовой системы особую роль при управлении рисками начинают приобретать рынки производных финансовых инструментов, который считается большинством экспертов эффективным механизмом распределения риска между агентами экономики [1–3].

Анализ вопросов теории управления рисками на профильных кафедрах в Московском государственном университете пищевых производств является одним из приоритетных. Свидетельством данному утверждению является количество трудов по данной тематике, изданных профессорско-преподавательским составом вуза только в последние несколько лет. Авторами наиболее интересных из указанных работ явились Еделев Д. А., Матисон В. А., Майорова Н. В., Прокопова М. А., Будагова Е. А., Стригина М. О., Панченко Т. М. и др. Отдельно хотелось бы выделить оригинальные труды доцента вуза Машкова Д. М., посвященные всестороннему анализу рисков, а также труды ряда авторов, посвященные снижению степени риска, через проведение кластеризации на уровне предприятий и организаций [4–16].

Российский рынок производных инструментов (срочный рынок) зародился в середине последнего десятилетия ХХ века, т. е. почти сразу же после начала рыночных преобразований в стране, при этом до последнего времени он оставался недостаточно привлекательным среди других сегментов российского финансового рынка. Немалую роль в этом явлении сыграло несовершенство отечественного законодательства, в котором, увы, и сегодня существует много противоречивых положений, отталкивающих участников рынка. Присутствие на рынке спекулянтов, то есть участников, старающихся извлечь прибыль за счет принятия дополнительного риска, является нормальным и даже необходимым, при этом основой срочного рынка всегда будут являться операции по хеджированию рисков. У российских организаций пока отсутствует в полной мере культура тотального страхования рисков, в том числе из-за неразвитости услуг страховых компаний по данному направлению. Поэтому проблема управления риском посредством операций хеджирования остается актуальной и на сегодняшний момент [17].

Существующие условия крайне высокой непредсказуемости рыночной ситуации в российской экономике, особенно в период санкций и очередного витка финансово-экономического кризиса с одной стороны, и возможности избегания рисков для инвесторов, открывающиеся на основе изучения и грамотного использования метода хеджирования, с другой стороны, предопределяют важность исследования указанного явления.

Система внутренних механизмов нейтрализации финансовых рисков предусматривает использование следующих основных методов: избежание риска, лимитирование концентрации риска, хеджирование, диверсификация, трансферт риска, самострахование и ряд иных методик.

Наиболее простым методом в системе внутренних механизмов нейтрализации финансовых рисков является их избежание. Данный метод состоит в разработке таких мероприятий внутреннего характера, которые полностью исключают конкретный вид финансового риска. К числу основных таких мер относятся:

-          отказ от осуществления финансовых операций, уровень риска по которым чрезмерно высок;

-          отказ от продолжения хозяйственных отношений с партнерами, систематически нарушающими контрактные обязательства;

-          отказ от использования в высоких объемах заемного капитала;

-          отказ от чрезмерного использования оборотных активов в низколиквидных формах;

-          отказ от использования временно свободных денежных активов в краткосрочных финансовых инвестициях.

Отвержение перечисленных рисков лишает предприятие дополнительных источников формирования прибыли, а соответственно отрицательно влияет на темпы его экономического развития и эффективность использования собственного капитала. Поэтому в системе внутренних механизмов нейтрализации рисков их избежание должно осуществляться очень взвешенно при следующих основных условиях:

-          если отказ от финансового риска не влечет за собой возникновения другого риска более высокого или однозначного уровня;

-          если уровень риска несопоставим с уровнем доходности финансовой операции по шкале «доходность — риск»;

-          если финансовые потери по данному виду риска превышают возможности их возмещения за счет собственных финансовых средств предприятия;

-          если размер дохода от операции, генерирующей определенные виды риска, несущественен, т. е. занимает неощутимый удельный вес в формируемом положительном денежном потоке предприятия;

-          если финансовые операции не характерны для финансовой деятельности предприятия, носят инновационный характер и по ним отсутствует информационная база, необходимая для определения уровня финансовых рисков и принятия соответствующих управленческих решений.

Важным направлением нейтрализации финансовых рисков является лимитирование их концентрации. Механизм лимитирования концентрации финансовых рисков используется обычно по тем их видам, которые выходят за пределы допустимого их уровня, т. е. по финансовым операциям, осуществляемым в зоне критического или катастрофического риска. Такое лимитирование реализуется путем установления на предприятии соответствующих внутренних финансовых нормативов в процессе разработки политики осуществления различных аспектов финансовой деятельности.

Система финансовых нормативов, обеспечивающих лимитирование концентрации рисков, может включать максимальный размер: заемных средств, используемых в хозяйственной деятельности; товарного (коммерческого) или потребительского кредита, предоставляемого одному покупателю; депозитного вклада, размещаемого в одном банке; вложения средств в ценные бумаги одного эмитента; максимальный период отвлечение средств в дебиторскую задолженность [18]

При определяемых условиях работы с дебиторами и кредиторами необходимо спрогнозировать сроки, период и величину платежей по кредиторской задолженности и сопоставить ее с дебиторской задолженностью. При изменении целей компании, ее стратегии, рыночных условий и других значимых факторов кредитную политику необходимо пересматривать.

 

Литература:

 

1.                  Абрютина М. С., Грачев А. В. Анализ финансово-экономической деятельности предприятия/ М.: Дело и сервис. 2008.- 256с.

2.                  Селиванов И. А. Стратегический управленческий учет и устойчивое развитие предприятия// Управленческий учет и финансы. 2012. № 4. С.272–282.

3.                  Панченко Т. М. Управление рисками: учебное пособие/ М: Издательский комплекс МГУПП. 2005. 62с.

4.                  Еделев Д. А., Матисон В. А., Майорова Н. В., Прокопова М. А., Будагова Е. А. Оценка степени риска — базовая методика многостороннего соглашения по санитарным и фитосанитарным мерам ВТО// Пищевая промышленность. 2014. № 2. С. 54–58.

5.                  Будагова Е. А. Инвестиционная политика крупного бизнеса в сфере профессионального образования// Terra economicus.2009. T.7. № 2–3. С.112–114.

6.                  Стригина М. О. Формирование и тенденции развития рынка платных услуг в ставропольском крае// Terra Economicus. 2009. T.7. № 4–2. С.288–290.

7.                  Кирей М. Ю., Стригина М. О., Сергеев И. С., Еделев Д. А. Управление экономической системой региона, обладающего рекреационным потенциалом// Terra Economicus. 2007. T.5. № 2–2. С.131–133.

8.                  Мастихин А. А., Савина Е. А., Попов К. А., Стригина М. О., Филиппова М. Г., Скляренко С. А. Последствия вступления в ВТО для отечественной фармацевтической промышленности// Молодой ученый. 2014. № 6(65). С.453–455.

9.                  Стригина М. О. Исследование ограничительных детерминант рынка риелторских услуг// Финансы и кредит. 2010. № 11. С.82–85.

10.              Стригина М. О., Скляренко С. А., Филиппова М. Г., Мастихин А. А., Гребиниченко К. А. К теоретическим основам повышения эффективности промышленного предприятия на современном этапе// Экономика и предпринимательство. 2013. № 12–4. С.339–342.

11.              Машков Д. М. Исследование категориального аппарата промышленных рисков // Экономика, статистика и информатика. Вестник УМО. 2013. № 6. С.79–84.

12.              Мощенко О. В., Машков Д. М. Управление рисками внешнеэкономической деятельности промышленных предприятий в условиях глобализации// Пищевая промышленность. 2014. № 6. С.24–27.

13.              Скляренко С. А., Мастихин А. А., Филиппова М. Г., Каппушева Ф. М., Суворов О. А., Муххамад Х. З. Производственная инфраструктура — как ядро кластера // Сборник научных трудов Sworld. 2013. T.38. № 3. С.57–60.

14.              Скляренко С. А., Мастихин А. А., Филиппова М. Г., Каппушева Ф. М. Оценка механизмов перспективного развития инновационно-образовательного кластера «Технологии питания»// Сборник научных трудов Sworld. 2013. T.32. № 2. С.24–27.

15.              Мастихин А., Скляренко С., Каппушева Ф., Филиппова М. Инновационно-образовательный кластер, как эффективный механизм развития профессионального образования// РИСК: Ресурсы, информация, снабжение, конкуренция. 2013. № 2. С.321–324.

16.              Мастихина А. Л., Косикова Ю. А. Преимущества вступления в инновационно-образовательный кластер// Молодой ученый. 2014. № 2(61). С.490–491.

17.              О. В. Ефимова Особенности анализа финансовых результатов в условиях новой информационной базы // Консультант, 2009.

18.              Парушина Н. В. Анализ дебиторской и кредиторской задолженности // Бухгалтерский учет, 2008, № 4, С. 46–67.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle