Библиографическое описание:

Щербаков А. В., Налдеев А. Б. Положительный опыт функционирования пенитенциарных учреждений Норвегии и возможности его использования в российских условиях // Молодой ученый. — 2015. — №2. — С. 393-396.

В статье рассматриваются вопросы порядка и условия отбывания наказания в современных тюрьмах Норвегии и показатели уровня жизни в пенитенциарных учреждениях на основе международных стандартов обращения с осужденными.

Ключевые слова: зарубежный опыт пенитенциарных систем, международные отношения, осужденные, тюрьмы Норвегии, отбывание наказаний, ресоциализация и адаптация осужденных, Европейские пенитенциарные правила.

 

В современной науке юриспруденции наметилась тенденция изучения не только теоретических вопросов, но и практического опыта в части решения проблем права. Особое внимание уделяется зарубежному опыту пенитенциарных систем, их правовой основе и реализации действующей Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» (Рим, 4 ноября 1950 года). Вместе с тем следует учесть мнение уполномоченного по правам человека в Самарской области И.А. Скуповой, которая считает, что диапазон общественных оценок включает в себя противоречивые суждения об учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний России, которые по-прежнему представляют собой исключительно островки ГУЛАГа [1].

Современное развитие международных отношений свидетельствует о том, что исполнение наказаний в пенитенциарных учреждениях Российской Федерации основывается на принципах законности и недопущения унижения человеческого достоинства. Это подтверждается ратифицированными европейскими стандартами, принятыми на территории Российской Федерации.

В настоящей статье нами рассматриваются вопросы порядка и условия отбывания наказания в современных тюрьмах Норвегии, а также показатели уровня жизни в пенитенциарных учреждениях на основе международных стандартов обращения с осужденными. Необходимо отметить актуальность данной темы, которая непосредственно связана с европейским опытом применительно к Скандинавской стране – Норвегии, где законодательство в отношении осужденных к лишению свободы является сверхгуманным. Например, даже террористу Андерсу Брейвику, лишившему жизни свыше семидесяти человек и приговоренному к 21 году лишения свободы (это максимальный срок наказания, пожизненного лишения свободы в Норвегии нет), созданы хорошие условия содержания (трехкомнатное помещение с тренажерным залом, компьютером, душевой комнатой, спальней, кухней, возможность посещения психолога, помещения в клинику) [2].

В Норвегии три официальных языка – нюнорский, букмолский и саамский. Основная часть населения говорит и пишет на букмоле, около 20 % используют нюнорск. Эти языки очень похожи и их носители хорошо понимают друг друга. Судопроизводство в Норвегии осуществляется на букмоле [3].

В Норвегии существует модель, при которой система исполнения наказаний находится под управлением объединенного Министерства юстиции и внутренних дел. Для эффективного управления пенитенциарной системой государство поделило страну на шесть регионов, в которых руководство ответственно за отбывание наказания в пределах региона, а также за конструктивное использование ресурсов и налаживание сотрудничества с другими тюрьмами. Пенитенциарная система Норвегии является централизованной и зависит от бюджета страны [4, с. 22].

В Норвегии обращение с осужденными основывается на концепции социально-этического воспитания виновных. В соответствии с этой концепцией карательные свойства пребывания виновных в условиях изоляции от свободного общества сводятся к минимуму. Побегов из мест лишения свободы нет, тюрьмы для максимальной безопасности находятся на острове, а политика борьбы с преступностью всегда была направлена на снижение карательных свойств наказания.

Представитель такого подхода к наказанию – всемирно известный ученый Нильс Кристи, последовательный противник смертной казни, роста «тюремного населения», сторонник гуманизации и минимизации наказания и безоговорочной защиты интересов потерпевшего [5, 6].

Тюрьмы Норвегии, по мнению россиян, представляют собой нечто среднее между хорошим учебным заведением, нормальным кооперативным хозяйством и уютным горнолыжным курортом с неплохим питанием.

В недавно построенной тюрьме Хальден, расположенной на 30 гектарах в сосновом лесу и рассчитанной на единовременное пребывание 252 заключенных, стандартная камера – это комната площадью 12 м2, оборудованная современной мебелью, ЖК-телевизором и душевой (2 м2). На территории тюрьмы расположены культурный центр со студией звукозаписи, комнатами для творчества, библиотекой, зимним садом; спортивный центр с большим залом для занятий; отдельные домики для длительных свиданий с родственниками; помещение для школьных и лабораторных занятий; медицинский центр и производственные мастерские. Помещения тюрьмы украшены произведениями искусства, на приобретение которых был потрачен почти 1 млн долларов. Режим тюрьмы в Хальдене предполагает свободное перемещение заключенных.

Крупные пенитенциарные учреждения, по мнению норвежцев, причиняют людям большие страдания, чем системы мелкие, и объясняется это тем обстоятельством, что в них задействовано больше людей. Подобная закономерность распространяется и на пенитенциарные учреждения: в Норвегии обычная тюрьма рассчитана на 50–100 заключенных, а самая крупная в стране – не более чем на 350, это дает возможности для сохранения хотя бы минимума нормальных условий для взаимодействия. В российской пенитенциарной действительности возможно ограничение свободы более 1000 осужденных в одном исправительном учреждении.

Всего в Норвегии около 50 тюрем. Самая маленькая рассчитана на 16 человек, в самой большой – около 400 человек. Есть тюрьмы открытые и закрытые с сильным уровнем безопасности. Вместе с тем в стране имеются «переходные» тюрьмы под названием «Half-Way House», что означает «На полпути до дома». Эти тюрьмы похожи на обычные общежития, их задача – подготовить осужденного к освобождению [7]. При этом с осужденными хорошо налажена индивидуальная работа. К каждому приставлен, как минимум, один сотрудник – этому способствует численность персонала.

А.Э. Жалинский, анализируя вопросы исполнения наказания в виде лишения свободы, подчеркивал, что любой способ воздействия на личность, являющийся принудительным, то есть противоречащим воле данной личности, так или иначе причиняет этой личности различные страдания, лишения, тяготы. Целенаправленное обязательство к перенесению страданий и тягот всегда присутствует в наказании [8, с. 374]. Эффективное средство уменьшения моральных страданий преступников, вызванных отбыванием наказания, – создание им достойных условий жизни и организации работы служб исправительной системы государства [9].

Что касается рецидива преступлений в Норвегии, то он составляет от 33 до 36 %. Содержание одного осужденного в России в сутки составляет около 90 рублей (2,5 евро, что почти в 85 раз меньше, чем в Норвегии, в тридцать раз меньше, чем в США). В эту сумму входят расходы на питание, вещевое и медицинское обеспечение, коммунально-бытовые и др. [10].

Всего в норвежских тюрьмах содержится около 3700 человек. За год через тюрьмы в среднем проходят около 14 тыс. человек. Норвегия имеет один из самых низких показателей по количеству заключенных в мире, а норвежская тюрьма Хальден (закрытая мужская тюрьма, самая большая в Норвегии), где число заключенных – 248, по версии журнала «Forbes», в 2011 году была признана одной из лучших в мире [7].

Далее необходимо остановиться на вопросах медицинского обеспечения в норвежских тюрьмах, которое начиная с 1988 г. в соответствии с требованиями Минимальных стандартных правил по обращению с осужденными находится в тесной связи с местными или государственными органами здравоохранения. Иными словами, медицинская помощь оказывается осужденным на территории того муниципалитета, где находится исправительное учреждение [4, с. 24].

Скандинавские тюрьмы часто рассматриваются в качестве эталона пенитенциарной системы [11]. Таким образом, Скандинавские страны согласились, в частности, и со ст. 2 данной Конвенции, касающейся образования в тюрьмах: «Ни одному заключенному не должно быть отказано в праве на образование». Именно поэтому администрация тюрем должна уделять особое внимание образованию молодых заключенных наряду с заключенными иностранцами и заключенными с особыми культурными или этническими потребностями.

Таким образом, заключенные получили возможность, находясь в изоляции от общества, восполнить образовательный пробел и получить профессиональное образование более высокого уровня. Однако необходимо отметить, что к заключенным предъявляются те же высокие требования для поступления в вуз, как и к другим абитуриентам.

Заключенные в Норвегии работают по желанию и в соответствии с возможностями заведения. Содержание одного заключенного в Норвегии обходится государству в 200 евро в день. В эту сумму также входят деньги на карманные расходы, которые выдаются из расчета 300 евро в месяц, а все остальное заключенный получает бесплатно (еда, проживание и развлечения).

Такое положение заключенных в Норвегии во многом предопределено тем, что это демократическое королевство по уровню комфорта жизни занимает первое место в мире [10] и уровень преступности в стране значительно ниже, чем в других европейских странах.

Осужденные имеют право на еженедельное свидание в течение одного часа. За свидание не платят ни родственники, ни осужденные. Это право фактически не ограничено. Условно-досрочное освобождение предоставляется по отбытии 2/3 срока наказания исправительной службой. После отбывания наказания 1/3 осужденные могут ездить домой в отпуск. Питание в норвежских тюрьмах, как и в норвежской армии, организовано по принципу «шведского стола», а выбор блюд – как в хорошем ресторане.

Реализация требований Европейских пенитенциарных правил в учреждениях исполнения наказаний Норвегии требует от персонала надлежащей подготовки: кандидаты на должности в исправительных учреждениях отличаются честностью, гуманностью, владением профессиональными навыками и личной пригодностью к выполнению работы [12].

В колледж при Академии подготовки персонала для исправительной системы зачисляются лица, пригодные к службе в этой системе, с опытом работы не менее одного года, старше 21 года [13, с. 33–34]. Последнее, по нашему мнению, очень важно, поскольку в образовательные учреждения ФСИН России поступают лица, только получившие аттестат о среднем образовании. Вряд ли у всех таких абитуриентов есть осознанное стремление в дальнейшем служить в уголовно-исполнительной системе, о которой они ничего не знают.

Для решения вопросов ресоциализации и адаптации заключенных с июня 2002 г. на служащих тюрем была возложена дополнительная обязанность – кураторство трех-четырех заключенных. Главная цель состоит в том, чтобы у каждого заключенного был куратор, заинтересованный в организации исправления и обучения заключенного. Согласно законодательному акту куратор должен способствовать созданию условий для заключенных, в которых они могут максимально проявить свое желание и волю к изменению криминальных методов поведения. Куратор обязан делать все возможное для поддержания такой мотивации заключенных и активно с ними взаимодействовать [4, с. 24].

В заключение хотелось бы отметить, что в настоящее время пенитенциарная система Норвегии находится на высоком уровне развития в плане реализации европейских стандартов и рецидив совершения повторных преступлений в этой стране минимален.

В связи с этим представляется целесообразным для нашей страны разработать программу сотрудничества с Норвегией для решения вопросов, связанных с реорганизацией пенитенциарных учреждений, а также деятельностью учебных центров по первоначальной подготовке сотрудников и их профессиональному отбору.

 

Литература:

 

1.         Ромашов Р.А., Галузин А.Ф., Мотин О.А. Взаимовлияние теоретического знания и прикладной науки в процессе обеспечения интересов безопасности личности, общества и государства (по материалам Международной научно-практической конференции «Пенитенциарная безопасность в механизме обеспечения национальной безопасности» (Самара, 24–25 июня 2011 г.)) // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2012. № 1.

2.         http://www.lenta.ru/lib/14212620 (дата обращения: 10.01.2015).

3.         http://www.ayda.ru/norway/language (дата обращения: 10.01.2015).

4.         Багреева Е.Г. Об организации пенитенциарных систем в международной практике // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2012. № 5.

5.         Кристи Н. Пределы наказания. М., 1984.

6.         Кристи Н. По ту сторону одиночества: сообщества необычных людей. Калуга, 1993.

7.         Образовательная программа «Понимаем права человека». Как сделать тюрьмы лучшими в мире. Опыт Норвегии // http://www.edu.helsinki.org.ua/ru (дата обращения: 10.01.2015).

8.         Уголовное право России: учеб. для вузов. Т. 1. Общая часть / под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. М., 1998.

9.         Познышев С.В. Основы пенитенциарной науки. М., 1924.

10.     Букалерова Л.А. Минязева Т.Ф. Отбывание лишения свободы в свете Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации к 2020 году и в современной Норвегии // Правовая инициатива. 2013. № 1 // http://www.49e.ru/ru/2013/1/15 (дата обращения: 09.01.2015).

11.     Багреева Е.Г. Психологические и организационные составляющие образования заключенных в Скандинавских странах // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2006. № 3.

12.     Европейские пенитенциарные правила: приняты Комитетом Министров Совета Европы 11 января 2006 г.: рекомендация Rec(2006)2 // http://www.prison.org/law/eur_pr.shtml (дата обращения: 10.01.2015).

13.     Сахейм Э. Базовая подготовка кадров для исправительных учреждений Норвегии: организационная структура и направления // Профессиональная подготовка кадров для пенитенциарных учреждений в России и за рубежом: проблемы и перспективы. Вологда, 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle