Библиографическое описание:

Режаббоев Н. А. Зерновая монополия в Туркестанской АССР // Молодой ученый. — 2015. — №2. — С. 417-419.

Из-за усиления и распространения голода в Туркестане в 1918 г., на местах началось осуществление экстренных мер по решению этой проблемы. В частности, для власти большевиков было важно отобрать определённую часть урожая или вынужденно продавать её за строго установленную ими цену, вместо того, чтобы поощрять дехкан для их интенсивной работы над урожаем.

Данные сведений из архива утверждают о том, что эти события действительно происходили на территории Туркестана. 23 июля 1918 года на экстренном заседании Туркестанского продовольственного съезда было рассмотрено состояние процесса заготовки зерна в этом крае. На съезде были выслушаны лекции лиц, ответственных по заготовке зерна из областей Ферганы, Самарканда и Закаспия. Продовольственным съездом было экстренно рассмотрено положение на местах по заготовке зерна, изготовлению хлеба и хлебо-мучных изделий среди местных и русскоязычных людей, по результатам чего было решено предпринять срочные меры. Основываясь на заявлении мусульманского и русскоязычного населения областей, были установлены обязательные цены. Так, за один пуд зерна давали не выше 15 рублей, за один пуд пшеницы - 12 рублей, за один пуд кукурузы и маша - по 10 рублей, за один пуд овса и ячменя - 8 рублей, за один початок кукурузы - 7 рублей.

От всех землевладельцев, независимо от их национальности, за счёт урожая пшеницы этого года, было изъято определенное количество зерновой продукции для самой бедной части населения. В частности, лица, имевшие 1–10 десятин земли, должны были отдать продукции в размере 4 пудов, имевшие 10–15 десятин земли - по 6 пудов. На местах, где земли полностью не входили в государственный фонд, была определена квота 8 пудов на 15–100 десятин земли, и по 10 пуд для каждого, имевшего больше 100 десятин земли. Наряду с этим, землевладельцы, у которых посевная площадь не доходила до одной десятины, были освобождены от определённого количества налогов. Также для лиц, занимавшихся куплей-продажей, были строго установлены нормы распродаж, превышение которых, по установленным ценам, было разрешено только сотрудникам Дирекции пищевого института. Кроме этого, населению был разрешен обмен части продукции за счёт зерновых, купля-продажа продуктов населением была строго регламентирована. Куплей-продажей продовольствия нельзя было заниматься с целью обогащения, спекуляции, случаи нарушения установленных норм жестко карались.

Несмотря на эти проблемы, начавшиеся уже в 1916 году, в Фергане, Самарканде, Закаспие для успокоения населения проводилась агитационная работа на местных языках, народу объяснялось, что чрезвычайной ситуации и голода нет. Предпринимались такие меры, как жёсткое обращение с теми, кто занимался спекуляцией или прятал зерновую продукцию, остальных трудящихся обещали не трогать и не наказывать. За выделенную зерновую продукцию для малоимущего населения сотрудники продовольственной Директории за краткое время во всех областях, за исключением Семиречье, заплатили деньгами. В Семиречье была назначена специальная норма рыночных цен, наряду с этим, продовольственной Директорией была объявлена вынужденная сдача риса в умеренном количестве, размеры расходов назначались, исходя из местной ситуации. К чрезвычайному постановлению от 1918 года, 23 августа были добавлены несколько дополнительных указов съезда национального продовольственного комиссариата:

Хлеборобы в Туркестане должны предъявить документ о сдаче малоимущим зерна в соответственной мере (с каждой десятины по 4–10 пуд) и только после этого им давалось разрешение свободно торговать на местных рынках;

-          разрешение на продажу хлеба и хлебно-мучных изделий тем лицам, у которых есть документы на соответствующую зерновую продукцию;

-          установление для населения нормы покупки хлеба и хлебно-мучных изделий, которая разрабатывается, исходя из продаж зерна по самой низкой цене по 10 пудов на человека;

Тем гражданам Туркестанской республики, которые проживали в местах, отдалённых от зерновых полей или проживали в неудобных местах, давалось разрешение на покупку зерновых изделий на весь год по самой низкой цене.

Для покупки у дехкан зерна в большом количестве, необходимо было согласование с сотрудниками продовольственной Директории или же с местными зерновыми совхозами по установленной цене. Кроме этого, нельзя было привлекать рабочих из других предприятий для уборочных работ, так как никакое предприятие не имело право на конфискацию зерновых дехкан. Также запрещалась покупка зерновых продуктов в целях личного обогащения и спекуляции. В случае неисполнения приказов или указов местного продовольственного управления, революционный трибунал передавал правонарушителей в суд, где принимались соответствующие меры. На местах советская власть, предпринимала меры по обеспечению продуктами питания малоимущих и голодающих людей. В то же время, практика отправки продуктов питания вместе с делегатами из Центра назад в центральное управление не была прекращена. Например, по данным 1918 года, Всероссийская кооперативная объединённая организация во главе с управляющим И. А. Гориловым, занималась только отправкой высушенного урюка, персиков и других разновидностей фруктов из Канибодома и Исфары. Эта кооперативная объединённая организация поставила перед собой цель вывезти из республики 250 тысяч пудов высушенных фруктов или же, по-другому, 1 млн. пуд свежих фруктов, и, несмотря на голод, продолжала свою деятельность.

Целью обязательства продажи оставшейся части зерновых продуктов из личных и семейных потребностей дехкан, было «не повышение продовольственных цен, а их понижение». Этот процесс проходил под надзором сотрудников отдела продуктов питания.

Вместе с тем, началась работа,  целью которой было умерить у местного населения, в основном дехкан, недовольство мерами против дефицита продуктов питания. Велись разъяснения о том, что данные меры необходимы для того, чтобы пополнить запасы складов или же, что подобные меры исходят из состояния рыночных отношений. Кроме этого, работники организации продуктов питания должны были препятствовать конфискации зерновых продуктов из других областей. Также работники организации продовольствия должны были привозить зерновые продукты из других областей в отдельных вагонах поездов, проходивших по определённому графику по 200 вагонов на один месяц. Сложившаяся экономическая и политическая ситуация заставила большевиков в какой-то степени отречься от своих «революционных идей». B частности, в 1918 году, в июле месяце, в Самаркандской области для урегулирования экономического состояния, срочно начались «поощрения предпринимателей в текстильной отрасли, открытие новых цехов, и их временное освобождение от национализации». Таким образом, руководство региона считало уместным возможность открытия фабрик и цехов за счёт денежных средств предпринимателей.

Советская власть предпринимала все меры для отбора «лишнего» зерна у населения. Например, 17–18 июня 1918 года были проведены собрания, в работе которых участвовали продовольственные отделы Самаркандской области, города и уезда, отделы народного хозяйства и комиссариаты по земельным делам, руководители мельниц Самарканда, отделы продовольственных продуктов Джизакского, Уратепинского и Каттакурганского уездов, депутаты мусульманского рабоче-дехканского Совета. Было обнародовано обращение от имени депутатов рабоче-дехканского Совета, а также «фетва» от лица мусульманского духовенства. В данной «фетве», 1918 год был объявлен годом «Чрезвычайной нищеты» и, в частности, было указано, что «… надо вынести на рынок все лишние пшеничные зёрна, для помощи малоимущим слоям населения, чтобы создать им свой хлебный запас». Также было указано, что каждый хлебопашец должен оставить себе нужное количество, а остальное вынести на рынок, а тех, кто занимается спекуляцией продуктами хлебно — мучных изделий, должно привлечь к уголовной ответственности. Все эти указы необходимо было выполнить после окончания сбора зернового урожая в течение одного месяца. Кроме этого, каждый дехканин сдавал 1/10 часть своего урожая по рыночным ценам под надзором волостного совета и народного пищевого комиссариата в «магазин для запасов». Но малоимущее население, у которого не было лишнего зерна, было освобождено от сдачи в «магазин для запасов» по указу волостного совета. Из «магазина для запасов» могло выделить зерно только областное отделение продовольственных продуктов.

Все эти меры были направлены не на поддержку дехкан, не на увеличение количество их урожая, а на принудительную продажу урожая по установленным ценам, отбиранию определённой части урожая. Несмотря на тяжёлое положение населения, во главу угла были поставлены, в первую очередь, революционные идеи и цели.

 

Литература:

 

1.                  Государственный архив Самаркандской области (ГАСО) ф.12, оп.1, д.20, л.83, об.83.

2.                  Центральный государственный архив Республики Узбекистан (ЦГА РУз), ф.Р-25, оп.1, д.20, л.83, об.83.

3.                  ГАСО, ф.12, оп.1, д.20, л.83, об.83.

4.                  ГАСО, ф.12, оп.1, д.20, л.83, об.83.

5.                  ЦГА РУз, ф.Р-25, оп.1, д.44, об.л. 7.

6.                  ЦГА РУз, ф.Р-25, оп.1, д.44, об.л. 9.

7.                  ЦГА РУз, ф.Р-25, оп.1, д.44, об.л. 9.

8.                  ЦГА РУз, ф.Р-31, оп.1, д.11, об.л. 97.

9.                  ЦГА РУз, ф.Р-31, оп.1, д.47, об.л. 1.

10.              ЦГА РУз, ф.Р-31, оп.1, д.47, л. 2.

11.              ЦГА РУз, ф.Р-31, оп.1, д.47, л. 1.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle