Библиографическое описание:

Сиразетдинова М. Ф. Симулякр как средство манипуляции сознанием // Молодой ученый. — 2015. — №2. — С. 653-655.

Симулякр — важнейшая категория постмодернистской философии, введенная в неё Ж. Батаем, но получившая широкое распространение благодаря трудам Жана Бодрийяра. И. В. Полозова определяет его как «псевдовещь, замещающая реальность, образ отсутствующей действительности, правдоподобное подобие» [1, c. 860]. Сам термин появился задолго до постмодернизма: как полагает М. А. Можейко, его употреблял еще Платон для обозначения «копии копии» [2, c. 727]. Бодрийяр считает симулякр продуктом симуляции, под которой он понимает замену реального мира воображаемым, но воспринимаемым человеком в качестве реально существующего. Автор характеризует современность как эпоху всеобщей симуляции, создающей гиперреальность, которая охватывает все сферы жизни личности, привыкшей в эпоху постмодернизма не отличать подлинное от вымысла. По его мнению, реальность закончилась, уступив место симулятивной гиперреальности симулякров: «Территория больше не предшествует карте, ни переживает ее. Отныне территории предшествует карта — прецессия симулякров — теперь она (карта) порождает территорию» [3, c. 16]. О. А. Печенкина в вступительной статье к книге Бодрийяра «Симулякры и симуляция» пишет, что автор характеризует современность как эру тотальной симуляции, когда личность «всюду обнаруживает симуляционный характер всех современных социальных и культурных феноменов. В результате люди имеют дело не с реальностью, а с гиперреальностью, воспринимаемой гораздо реальнее, чем сама реальность» [4, c. 4].

Согласно Бодрийяру в порождении и распространении симулякров главную роль играют все разнообразные средства массовой информации, которые им обозначаются термином «медиа». «С точки зрения производства симулякров наиболее грандиозной и масштабной предстает как раз медиатическая сфера, способная затронуть любые другие области — политическую, биологическую, медицинскую, психологическую и другие, и именно медиуму Бодрийяр уделяет значительное внимание в своей концепции симулякров. Важно еще и то, что информация масс-медиа больше не имеет ничего общего с «реальностью» фактов; «реальность» также уже протестирована» — пишет О. А. Печенкина по этому поводу [4, 13].

Тема симулякра стала актуальной, на наш взгляд, прежде всего по причине возрастания роли средств массовой информации и Интернета в формировании общественного мнения. Вот яркий пример использования симулякра телекомпаниями США для формирования у американцев отрицательного отношения к режиму Саддама Хусейна в Ираке. В конце 1990-го и начале 1991 года различные каналы американского телевидения несколько раз в день показывали беженку из Ирака — плачущую, с синяками на лице девушку. Она была представлена как медсестра Найира, которая со слезами на глазах рассказывала, как солдаты иракского режима в одном из роддомов Кувейта выбросили новорожденных детей на холодный пол и оставили там умирать. Ею были приведены и другие примеры, доказывающие зверства иракского режима, из плена которого ей удалось бежать — изнасилованиях женщин, убийствах детей, священников и т. д. Все это комментировала с дрожью в голосе и со слезами на глазах и её адвокат. Но вскоре после начала войны в Персидском заливе выяснилось, что роль этой измученной беженки играла дочь посла Кувейта в США, не имевшая никакого отношения к тому, о чем она так убедительно рассказывала: «В разработке отдельных значимых событий во время обеих кампаний участвовала международная PR-компания «Хилл и Ноултон» со штаб-квартирой в США. В 1990 годы её специалисты придумали «историю медсестры Найиры», которая оказала непосредственное влияние на продвижение идеи войны против Ирака. Впоследствии выяснилось, что рассказ выдуман, а Найира, дочь посла Кувейта в США и член королевской семьи, никогда не работала в госпитале» — пишет Е. А. Осокина [5]. Сейчас этот механизм использования симулякров для воздействия на сознание людей стал одним из действенных способов формирования общественного мнения при помощи средств массовой информации.

Но использование симулякров для воздействия на сознание челоека не является изобретением постмодернистов. Если проанализировать историю культуры, то мы обнаружим симулякры еще в Древнем мире. Образы мифических существ — летающих коней, кентавров, амазонок и т. п., широко представленных в античной мифологии, — являются симулякрами, заполнявшими сознание людей этой эпохи и служившими важным средством формирования личности.

Весьма спорным является и вопрос об адекватности образов богов, ангелов, демонов существам объективного мира Средневековья. К примеру, до сих пор не утихают споры вокруг тринитарной концепции Бога, которой придерживается большинство христианских богословов. Главным вопросом здесь является проблема личности Иисуса Христа: ряд авторов полагают, что это религиозный симулякр, созданный средневековыми авторами путем приписывания человеку по имени Иешуа божественных качеств [6; 7; 8]. Вызывает сомнение у большинства мусульман ваххабитская трактовка природы Аллаха, как сидящего на троне Бога с человеческими органами: глазами, руками, ушами. Такое представление о Боге явно противоречит апофатической традиции ислама и является симулякром [9; 10, 11]. Аналогичная ситуация характерна и для буддизма с его образом многорукого Будды, для национальных и нетрадиционных религий (иудаизма, индуизма, синтоизма, кришнаизма и т. д.). Причина появления мифических и религиозных симулякров очевидна: воздействие на сознание людей с целью привлечения как можно большего их количества в ряды носителей определенных ценностных ориентаций и мировоззрения.

Симулякрами, думается, следует считать и многие продукты художественного творчества. Например, очевидными признаками симулякра обладают продукты художественной фантастики: инопланетяне, киборги, аватары и т. п. Но видом симулякров можно считать и героев не фантастических художественных произведений: Павлика Морозова, Макара Нагульнова и др. (см: Дружников Ю. Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова. М., 1995; Шолохов М. Поднятая целина. Екатеринбург, 2001). В этих случаях используются два способа создания симулякра художником: а) когда важные с точки зрения автора ценности воплощаются в вымышленном герое; б) когда в качестве героя выступает реальное лицо, но ретушированное таким образом, что ему приписываются качества, которыми на самом деле он не обладает. Целью таких художественных симулякров, как и других, является воздействие на сознание человека для стимуляции соответствующего взглядам автора поведения.

В современном мире наиболее заметным является рождение и функционирование политических симулякров. Как показывает политическая история, их количество резко возрастает в периоды политических кризисов. Нынешнюю кризисную ситуацию в сфере политики многие характеризуют при помощи понятия «информационная война». Можно наблюдать, как в странах, в которых сформировалась медиацентрированная система коммуникации, главным средством манипуляции сознанием людей стал новостной менеджмент, включающий в себя управление информационными потоками при помощи современных психологических и медиа-технологий. Приведенный выше пример использования в телевидении образа «медсестры Найиры» или «распятого в Славянске на глазах у матери трехлетнего мальчика», о котором рассказывала некая женщина-«очевидец» по ОАО «Первый канал» [12] и т. п. позволяют выявить особенности использования симулякров для формирования политического сознания людей:

-          применяется метод персонификации события. Для этого политическое событие освещается в контексте судьбы отдельной личности («медсестры Найиры», женщины, потерявшей при бомбардировке единственного ребенка и т. п.);

-          визуализация информации. Если до 1990-х годов в подаче политической информации через СМИ преобладал вербальный компонент, то появление спутникового телевидения, технологий создания виртуальной реальности открыли новые возможности воздействия на психику человека при помощи визуализированных образов. Такое воздействие опирается на чувственно-эмоциональный опыт человека, которому он больше доверяет чем словам [13; 14];

-     широкое использование образов-метафор. Как известно, метафора является средством переноса смысла с более знакомого феномена на менее знакомый. Например, если при помощи программы Adobe Photoshop изобразить какого-то известного политического лидера в одежде эсесовца, наступившего сапогом на труп ребенка, то в сознании адресата возникает, как правило, негативное отношение к этому политику;

-     подача вербальной и визуальной информации в контексте ценностных ориентаций большинства граждан данного государства. В современных СМИ наиболее частыми способами представления политической информации являются такие фреймы, как «нарушение прав человека», «защита интересов государства», «национальные интересы», «терроризм», «экстремизм», «экологическая угроза» и т. д.

-     использование феномена «козла отпущения», когда для канализации накопившейся негативной энергии людей, их консолидации вокруг вождя используют образ «врага», который якобы и является ответственным за свалившиеся на их головы беды. Как правило, в качестве такого «козла отпущения» выбирают какой-либо народ, политическую партию или ее лидера, государство, религиозную группу и т. п. [15; 16]. «Козел отпущения», взятый в рассматриваемом нами контексте статьи, как нам представляется, также следует рассматривать в качестве вида симулякра, используемого для воздействия на сознание человека.

 

Литература:

 

1.         Полозова И. В. Симулякр // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация», 2009. 1248 с.

2.         Можейко М. А. Симулякр // Постмодернизм. Энциклопедия. — Мн.: Интерпрессервис; Книжный дом, 2001. 1040 с.

3.         Бодрийяр Ж. Симулякры и симуляция. Тула: Тульский полиграфист, 2013. 204 с.

4.         Печенкина О. А. Эра тотальной симуляции, или искусственное воскрешение реальности // Бодрийяр Ж. Симулякры и симуляция. Тула, 2013.

5.         Осокина Е. А. Политика США в отношении Ирака (конфликты 1990–1991 и 2002–2003 гг.). // http://www.riatr.ru/2007/ATR2007–4-WEB/13p104–111.pdf.

6.         Найт К., Ломас Р. Ключ Хирама. М.: Эксмо, 2006. 496 с.

7.         Полосин А. В. Евангелие глазами мусульманина. Два взгляда на одну историю. М.: Умма, 2006. 352 с.

8.         Рахматуллин Р. Ю. Отражение личности Иисуса Христа в зеркале истории // Вестник ВЭГУ. 2011. № 2. С. 98–104.

9.         Рахматуллин Р. Ю. Генетические источники мусульманского права // Научный вестник Омской академии МВД России. 2011. № 4. С. 43–47.

10.     Рахматуллин Р. Ю. Кораническая антропология // Молодой ученый. 2014. № 10 (69). С. 561–563.

11.     Рахматуллин Р. Ю. Основные противоречия между салафизмом и суфизмом // Молодой ученый. 2014. № 12 (71). С. 409–411.

12.     Ложь: распятие в эфире Первого канала // http://www.stopfake.org/lozh-raspyatie-v-efire-pervogo-kanala/?PageSpeed=noscript

13.     Жуковский В. И., Пивоваров Д. В., Рахматуллин Р. Ю. Визуальное мышление в структуре научного познания. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1988. 223 с.

14.     Рахматуллин Р. Ю. Герменевтическая функция образа в процессе обучения // Вестник Карагандинского университета. 2012. № 4. С. 74–79.

15.     Нойманн Э. Глубинная психология и новая этика. М.: Академический проект, 2009. 206 с.

16.     Рахматуллин Р. Ю. Эрих Нойманн о роли «козла отпущения» в формировании конфликта // Молодой ученый. 2014. № 13. С. 235–237.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle