Библиографическое описание:

Гафурова Х. Ш. Дневник Дочери Такасуэ «Сарасина никки» в контексте дневниковой литературы Японии // Молодой ученый. — 2015. — №2. — С. 580-582.

Дочь аристократа и сановника Сугавара-но Такасуэ вошла в историю японской литературы как автор дневника «Сарасина никки»「更級日記」. Собственное имя её неизвестно и поэтому во всех исторических источниках она значится просто как Дочь Такасуэ.

Дневник «Сарасина никки» («Одинокая луна в Сарасина») был написан в конце XI века и относится к произведениям дневниковой литературы Японии эпохи Хейан (IX-XII вв.).

Эпоха Хейан занимает важное место в развитии литературы Японии и считается периодом формирования и становления национальных японских литературных жанров, включая поэзию, прозу, повести, дневники, поэтические записки. Необходимо отметить, что в данный исторический период дневниковая литература была одним из ведущих литературных жанров, а писательницы и читательницы дневников в основном были женщины — аристократки, что является редким явлением в истории мировой культуры.

Шедеврами женской дневниковой литературы, и поныне не утратившими общемировой ценности, являются произведения придворных поэтесс и писательниц как Мурасаки Сикибу («Повесть о Гэндзи»), Сэй Сёнагон («Записки у изголовья»), Митицуна-но хаха («Дневник эфемерной жизни») и Дочь Такасуэ «Сарасина никки».

Кроме «Сарасина никки», до наших дней дошло шесть произведений хэйанской эпохи, написанных женщинами и в названиях которых содержится слово «никки» (подённые записи, дневник). Все эти произведения значительно отличаются между собой и по объёму, и тематически, и формой изложения. Часто идут споры о том, являются ли эти произведения дневниками или же, все-таки, это произведения мемуарного характера? В данной статье, мы не будем останавливаться на подробном рассмотрении данного вопроса, а отдавая дань традиции будем называть эти произведения дневниками.

Мы можем точно сказать, что Сугавара-но Такасуэ написала дневник будучи в преклонном возрасте: «Дневник благородной госпожи, дочери Сугавара-но Такасуэ, написавшей его на склоне лет, когда даже луна в Сарасина кажется одинокой…»[1,с.486] именно с этих строк начинает свое повествование автор дневника, которая без малого тысячу лет тому назад описала себя следующим образом:

われはこのごろわるきぞかし、さかりにならば、かたちもかぎりなくよく、髪もいみじく長くなりなむ。[1,с.299]

«… Надо сказать, что в то время собою я была нехороша, но думала, что повзрослею и расцвету небывалой красотой, и у меня непременно будут длинные-длинные волосы»... [1,с.500]

Автор, начинает повествование с описания своего детства, когда ей было всего 10 лет (1020г.) и заканчиваются воспоминания 1060 годом, то есть тогда, когда автору исполнилось 53 года. Важно отметить, что дневник «Сарасина-никки» из всех произведений средневековой дневниковой литературы охватывает самый большой промежуток времени- 40 лет, тогда как 「土佐日記」 («Тоса-никии»)описывает всего 55 дней путешествия; в「蜻蛉日記」(«Кагеро-никки»)Митицуна-но хаха описывает 21 год своей семейной жизни; всего 10 месяцев воспоминаний охватывает дневник «Идзуми Сиккибу-никки» 「和泉式部日記」, а Мурасаки Сиккибу в своем дневнике「式部日記」 «Сикибу -никки», начиная с 1009 года, на протяжении трех лет, описывает жизнь во дворце в период рождения сына императора.

Если рассматривать дневник «Сарасина-никки» с точки зрения охвата времени, а это сорок лет из жизни автора, то можно было бы предположить, что и объем дневника должен соответствовать объему изложенного времен. Однако, парадокс заключается в том, что «Сарасина-никки» один из самых коротких по объему дневников своего времени и в сравнении с дневником Митицуна-но хаха составляет одну четвертую часть от «Кагеро-никки». Данный факт заставляется задуматся над тем, как автор сумела уместить столь длинный период времени в такой маленький объем? Возможно, ответ на этот вопрос кроится в художественном мастерстве автора.

Одной из особенностей данного произведения является то, что несмотря на то, что автор описывает сорок лет своей жизни, при чтении дневника создается впечатление, что перед нами простое воспроизведение отдельных моментов из жизни автора, при чем тех моментов, которые затронули ее душу и были интересны ей(как, например, увлеченность романами Сикибу прослеживается почти на всем повествовании). Зарубежные исследователи дневника, считают, что Дочь Такасуэ вела так называемую 文学人生のノート (литературную тетрадь или личные записки), в которой отмечала все важные для нее события своей жизни. [3,с.11]

Центральными темами дневника являются: мечты и вера (как в религию, так и в будущее), снов, познание действительности, познание буддийских церемоний и разочарование в жизни. На протяжении всего повествования ощущается неудовлетворенность жизнью, постоянно происходит внутреннее противостояние действительности надеждам, которые можно сравнить с опавшими осенними листьями. На протяжении всего повествования автор не углубляется в свое душевное состояние, не показывает изменения своего внутреннего мира параллельно с событиями жизни, а только говорит об одиночестве. Реальная жизнь и мир фантазий вот что является основной темой повествования. Отступление от описания повседневных событиях жизни, сосредоточение на литературе и религии, возможно, это и является главным литературным материалом произведения. Многие записи дневника, по мнению, японских ученых сделаны после прочтения романов, которые сыграли существенную роль в моральном становлении автора дневника в период ее взросления. [4]

Большое значение в дневнике придается снам. Всего в дневнике насчитывается одиннадцать снов, каждый из которых имеет свое мистическое значение в жизни автора. Если смотреть с позиции сегодняшнего дня, то все ее рассказы о снах кажутся странными, но в то время это было абсолютно естественным и даже считалось необходимым обращать внимание на сны. Тема снов требует отдельного глубокого исследования, поэтому в данной статьи мы не будем подробно останавливается на данном вопросе.

Нам остается только предполагать когда Дочь Такасуэ вышла замуж и какая у нее была семейная жизнь. Казалось бы, именно об этом и должна была писать женщина в своем дневнике, но рассматриваемый нами дневник отличается от других тем, что данная сторона жизни практически не затрагивается автором. Можно предположить, что после замужества жизнь ее была ничем не приметна, возможно даже посредственна. Она не выражает радость по поводу рождения своих детей, не говорит о своих отношениях с мужем. Главная героиня своими воспоминаниями только и говорит о том, что внутреннее одиночество сопровождает ее на протяжении всей жизни и в старости она это хорошо осознает. Смерть мужа была для нее своеобразным толчком к осознанию того, что жизнь прошла не так как она ее представляла себе в детских мечтах, корит себя за то, что сны оставляла без внимания и что мало молилась богам.

年月はすぎ変はりゆけど、夢のやうなりしほどを思ひ出づれば、心地もまどひ、目もかきくらすやうなれば、そのほどのことは、またさだかにもおぼえず。人々はみなほかに住みあかれて、」ふるさとに一人、いみじう心ぼそく悲しくて、ながめ明かしわびて、久しうおとづれぬ人に、

しげりゆく蓬が露にそほちつつ人にとはれぬ音をのみぞ泣く。[2,с.360]

«Прощли месяцы и годы, но стоит мне вернуться к тем дням, похожими на сон, как сердце приходит в смятение в глазах темнеет, и все как было, отчетливо вспомнить я не могу и теперь.Все разъехались, а в старой усадьбе осталась я одна, и в ночь, когда тоска и тревога не давали мне заснуть, я написала…»

Зарастает двор,

С полынь-травы

Некому росу отряхнуть.

Люди не приходят сюда,

Плачу в голос я, не стыдясь. [1,с.550]

С высоты своих лет она пересматривает некоторые моменты свое жизни и как бы извиняясь перед собой раскаивается в своих поступках:

昔より、よしなき物語、歌のことをのみ心にしめで、夜昼思ひて、おこなひをせましかば、いとかかる夢の世をばもやあらまし。はつせにて前のたび、「稲荷より賜ふしるの杉よ」とて投げ出でㇻれし、出でしままに、稲荷に詣でたらましかば、かからずやあらまし。[2,с.357]

«Если бы с ранних лет я не влеклась бы душою лишь к бесполезным сочинениям и стихам, если бы с утра до вечера помнила о молитве, совершала обряды, возможно, мне не пришлось бы увидеть эти сны тщеты земной. Вовремя моего бдения в храме Хасе было мне сказано: «Веточка сути из храма Инари»,- эту веточку дали мне не зря. Надо было тут же, не откладывая, совершить паломничество в Инари- тогда, может быть, все сложилось бы иначе!.»..[2,с.547]

Само название дневника «Заплутавшая в сновидениях» говорит о том, что Дочь Такасуэ провела свою жизнь в мечтах и грезах, запутавшись в них сожалеет об этом.

К сожалению, в рамках одной статьи рассмотреть дневник с точки зрения идейно-тематической направленности и художественных особенностей не представляется возможным, в виду того, что данные моменты требуют отдельного исследования. Так как это произведение дневниковой литературы представляет большой научный интерес для востоковедов- японоведов, то нами планируется дальнейшие исследование дневника с точки зрения художественных особенностей дневника.

 

Литература:

 

1.                           В. Н. Горегляд. Японские средневековые дневники. «Северо –Запад пресс» Санкт-Петербург,2001.

2.                           Фужиока Тадахару, Полное собрание сочинений японской классической литературы.Токио,1994.

3.                           Ан Женсуку. Исследование Сарасина никки.Канринсебо.Токио,2000.

4.                           Имаи Такужи. 平安時代日記文学の研究 (Исследование дневниковой литературы эпохи Хейан). Токио,1957.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle