Библиографическое описание:

Дорохова В. А. О государственном регулировании и поддержке в новых экономико-политических условиях // Молодой ученый. — 2015. — №2. — С. 260-262.

В статье проанализированы направления государственной поддержки, оказываемой сельскохозяйственным организациям Курской области, проведено ее группировка по критерию доступности для получателей. В исследовании оценена структура выделяемых субсидий и выявлены особенности их дифференцирования между сельскохозяйственным организациям, исходя из чего предлагается сделать переход в характере государственной поддержки от компенсационного к стимулирующему.

Ключевые слова: сельское хозяйство, сельскохозяйственное производство, государственное регулирование, государственная поддержка, субсидии, инновационных проекты, льготное кредитование, распределение бюджетных средств, ВТО, импортзамещение, продовольственная безопасность, Курская область.

 

В настоящее время развитие агропромышленного производства страны входит в число главных задач экономической политики и рассматривается как приоритетное направление, в основе которого — обеспечение населения продукцией собственного производства. Минсельхозу России удалось в последнее десятилетие изменить в лучшую сторону катастрофический вектор развития отечественного сельского хозяйства. В частности, величина субсидий сельскохозяйственным организациям Курской области на 1 га пашни за последние 5 лет возросла в 6 раз — с 213 руб. до 1245 руб., а в стоимости сельскохозяйственной продукции — в 3 раза (с 2,6 % до 7,4 %).

Тем не менее, уровень государственной поддержки сельскохозяйственного производства значительно ниже, чем в развитых странах. В последнее десятилетие поддержка производителей в расчете на 1 га пашни составляла: в ЕС — 843 долл., Японии — 9529, Норвегии — 2882, Швейцарии — 3155, США — 155 долл. Государственные субсидии в стоимости сельскохозяйственной продукции в среднем составляют в США — 30 %, Швеции — 59, Канаде — 41, Японии — 68, Австрии — 52, Норвегии — 77, Швейцарии — 80, Финляндии — 67 % [4].

Более того страны ЕС дают хорошие примеры по поддержки своих АПК, проводя политику ограничений на импорт в свои страны конкурентоспособной продукции, всеми методами защищают национальное производство, стимулируют экспорт, наращивают конкурентные преимущества, используют таможенную защиту, квоты, нетарифные барьеры, технические (маркировка, упаковка), санитарные и фитосанитарные меры защиты собственного рынка. У них много запрещений, законов в части ограничения остатков гербицидов, пестицидов и других опасных веществ в сельскохозяйственной продукции. Используются и специальные защитные меры. Все это с учетом российской специфики следует широко использовать в механизме хозяйствования и управления агропромышленным комплексом [6].

Основные виды прямой поддержки в Курской области, декларируемые на современном этапе, можно условно разделить на три группы. Мы считаем целесообразным систематизировать их по критерию доступности для сельхозорганизаций (табл. 1).

Таблица 1

Виды прямой поддержки сельхозорганизаций Курской области

1-я группа

2-я группа

3-я группа

Субсидирование:

— процентной ставки по сезонным, краткосрочным и долгосрочным кредитам;

— лизингового процента по сельхозтехнике и оборудованию;

— приобретения ГСМ;

— части стоимости минеральных удобрений и затрат по страхованию

Субсидии на:

— развитие растениеводства, в т. ч. семеноводства;

— развитие животноводства, в т. ч. на поддержку племенного животноводства

Федеральные целевые программы:

— «Сохранение и восстановление плодородия почв России»;

— «Социальное развитие села»

 

Так, в первой группе субсидии несут унифицированный характер и могут выплачиваться каждому сельхозтоваропроизводителю. Данные меры являются наиболее рыночными, но есть нюансы, которые делают их эффективность весьма спорной. Вызвано это тем, что этими средствами государственной поддержки сельхозорганизации могут воспользоваться только при условии удовлетворительного финансового состояния.

В то же время субсидии второй группы распространяются только на специфические виды деятельности. При этом эффективность государственной поддержки в целом зависит от стимулирования развития селекции и семеноводства. К сожалению, сокращение их размеров и доли в структуре субсидий может свидетельствовать о снижении эффективности структуры государственной поддержки.

Финансирование мероприятий в рамках реализации федеральных целевых программ (третья группа) сталкивается с наибольшими сложностями ввиду отсутствия четкой конкретизации условий компенсации или финансирования затрат производителей и местных органов власти. По этой же причине целевые программы традиционно недофинансируются. В целевых программах федеральные и региональные ресурсы концентрируются на приоритетных направлениях агропромышленного производства и переработки продукции, поддержке наиболее эффективных производств и ресурсосберегающих технологий.

Следует заметить, что государство в таких условиях старается через льготное кредитование, путем субсидирования процентной ставки по кредитам удовлетворить потребность сельских товаропроизводителей в заемных средствах. На эти цели уходит 70 % государственной поддержки, однако их распределение происходит крайне дифференцировано [3,4]. Такой подход, на наш взгляд, не способствует решению как традиционно основных проблем сельского хозяйства (повышение его доходности и расширению возможностей ведения производства на расширенной основе с применением инновационных подходов), но и текущих потребностей импортзамещения. В то же время хоть механизм реализации этой госпрограммы не отлажен, тем не менее, господдержка становится все более ощутимой, что весьма важно в условиях необходимости экстренного импортзамещения продовольствия.

Увеличение размера субсидий в 2012–2013 гг. позволили сельскохозяйственным предприятиям снизить убытки и обеспечили возможность осуществлять воспроизводственный процесс. Однако отдача от государственной поддержки остается низкой. В ближайшей перспективе необходимо расширение направлений аграрной политики. В частности, с учетом требований ВТО целесообразно больше внимания уделять использованию косвенных мер государственной поддержки АПК [1].

В условиях потребности импортзамещения необходимо интенсивное наращивание объемов производства продовольствия, которое, в первую очередь, должно коснуться наиболее уязвимых и низкоконкурентных на данном этапе направлений. Переход к конкурентоспособному ведению сельскохозяйственного производства почти всегда сопровождался увеличением роли государства в регулировании внедрения и использования инновационных процессов. Эффективность государственной поддержки выражается не только в обеспечении более высокого уровня рентабельности сельскохозяйственного производства, но и в окупаемости вложенных средств в производство продукции.

Оказывая поддержку коммерческим организациям в институциональной форме или в форме реализации инновационных проектов развития, возможен их переход к саморазвитию, т. е. открываются возможности решения задач развития крупной экономической системы в условиях жестких ресурсных и временных ограничений. Финансовое стимулирование этого направления соответствует новой парадигме государственного регулирования в условиях открытой экономики. В связи с этим предлагается считать основной задачей государственной регулирования инновационного развития на уровне региона определение и формирование подобных сельскохозяйственных товаропроизводителей, стимулирующих внедрение инноваций в производство и реализация прорывных инновационных проектов [2,5].

Вступление в 2012 г. России в ВТО обострило проблемы, связанные с необходимостью укрепления конкурентных позиций отечественных предприятий на рынках сельскохозяйственного сырья и продовольствия. Решение этих проблем будет способствовать с одной стороны сохранению продовольственной безопасности страны, а с другой — улучшению финансовых результатов предприятий. Основными задачами в этой связи, являются: повышение конкурентоспособности отечественной аграрной продукции, наращивание объемов ее производства с целью импортозамещения, и увеличения экспорта.

Особенности адаптационного периода к условиям открытой экономики для сельскохозяйственного производства видятся и в том, что на этом этапе неизбежно усиление дифференциации финансового положения субъектов рынка, возрастание роли отраслевого и продуктового подходов, видения конкурентных преимуществ территорий, более полно просматриваются продукты конкурентоспособные и неконкурентоспособные, большое значение приобретает анализ отраслевых рынков. Успех адаптации зависит и от состояния макроэкономики, бюджетной и монетарной политик, в частности, от курсовой политики в сфере национальной валюты. По мнению ряда исследователей в этот период было бы полезно некоторое управляемое ослабление рубля, не создающее высокой волатильности на валютном рынке и угрожая стабильности экономики страны и благосостояния ее граждан [6].

В то же время для полномасштабного инновационного развития сельского хозяйства региона инвестиций и кредитных ресурсов недостаточно, а реализация масштабных инновационных проектов осуществляется в основном крупными структурами, инвестиционными компаниями и агрохолдингами, поэтому средства государственной поддержки, направляемые по большей мере им через механизм субсидирования процентной ставки по кредитам, в конечном счете, оседают в банковской сфере. Необходимо пересмотреть основы государственного регулирования сельскохозяйственного производства, чтобы поддержка носила не компенсационный характер, а стимулирующий.

В этой связи, ряд ученых считают [3], что поддержку государством производственной сферы страны в целом можно эффективно осуществлять, создавая максимально благоприятные условия для роста инвестиций, путем рефинансирования коммерческих банков под доступный для производственных предприятий (в том числе и аграрной сферы) процент и на сроки, соответствующие длительности научно-производственного цикла в инвестиционном комплексе. Расширение и удлинение рефинансирования коммерческих банков на универсальных единых условиях при снижении ключевой процентной ставки до уровня рентабельности предприятий инвестиционного сектора позволит найти необходимые для модернизации сельскохозяйственного производства и связанных с ним отраслей кредитные ресурсы. При этом средства прямой государственной поддержки, которые при таком механизме функционирования финансовой системы не будет необходимости тратить на субсидирование процентной ставки, целесообразно направить на стимулирование инновационной деятельности (в первую очередь это должно коснуться биологических и генетических факторов), развитие производства дефицитных видов продукции необходимых для импортзамещения, а также проведение программ развития села и повышения уровня жизни сельского населения.

 

Литература:

 

1.         Векленко В. И. Совершенствование направлений аграрной политики в регионе / В. И. Векленко, А. А. Золотарев, Е. И. Черников, В. М. Солошенко // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. 2014. № 7. С. 7–9.

2.         Зюкин Д. А. Оценка инновационной восприимчивости сельскохозяйственных организаций / Д. А. Зюкин, Н. А. Пожидаева, С. А. Быканова, С. А. Беляев // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2014. № 10. С. 30–34.

3.         Зюкин Д. А. Перспективы развития сельскохозяйственного производства Курской области / Д. А. Зюкин, О. В. Святова, Н. А. Пожидаева // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. 2014. № 7. С. 23–25.

4.         Зюкин Д. А. Повышение эффективности использования и распределения средств государственной поддержки, направленных на развитие зернового хозяйства: Монография. Курск: «Деловая полиграфия», — 2012. 120 с.

5.         Зюкин Д. А. Эффективность использования и распределения государственной поддержки зернового хозяйства // Экономический анализ: теория и практика. — 2012. — № 8. — С.46–56.

6.         Сафронов В. В. К вопросу адаптации российского агропромышленного комплекса к условиям членства России в ВТО / В. В. Сафронов, Н. В. Переверзева, Н. А. Пожидаева // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. 2014. № 1. С. 2–4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle