Библиографическое описание:

Толкачев В. В., Чалбаева А. А. Перспективы развития интеграционных объединений на постсоветском пространстве: опыт таможенного союза России, Беларуси, Казахстана // Молодой ученый. — 2015. — №2. — С. 428-432.

Статья рассматривает развитие проблемы, показатели и перспективы интеграции на постсоветском пространстве. На основе анализа текущих политико-экономических процессов в рамках таможенного союза России, Казахстана и Беларуси, а также опыта создания таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества (ЕЭС) выявлены наиболее явные препятствия для эффективной интеграции республик бывшего СССР.

Ключевые слова: интеграция, постсоветское пространство, таможенный союз, Евразийский экономический союз, Европейское экономическое сообщество.

 

Принимая во внимание достижения интеграции в Западной Европе во второй половине ХХ — начале ХХI веков, на постсоветском пространстве среди логичных сценариев развития международных отношений следует назвать, прежде всего, интеграционный, т. е. строительство действительно общего экономического пространства с республиками бывшего СССР, более или менее готовыми к этому. Распад Советского Союза привёл к распаду устоявшихся хозяйственных связей и, как следствие, спаду в национальных экономиках государств на территории постсоветского пространства. Кроме того, нельзя не отметить, что многие жители государств, ранее входивших в СССР, мечтали если не о воссоединении этого государства, то хотя бы о появлении более крупных по сравнению со странами-членами СНГ территориальных образований на месте СССР. Особенно сильны были такого рода умонастроения в Российской Федерации. Неслучайно оппоненты первого президента РФ Б. Н. Ельцина выступали, как правило, либо с идеями о восстановлении СССР, либо же предлагали объединить воедино Россию, Украину, Белоруссию и Казахстан (на этом настаивали, в частности А. И. Солженицын и депутат Государственной Думы в 1994–1995 гг. Н. Н. Лысенко). Впоследствии действующая власть, строя отношения с республиками бывшего СССР, частично заимствовала идеи политической оппозиции начала 1990-х годов. [1]

Наиболее перспективным проектом оказалось Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), договор о создании которого в 2000 г. в Астане подписали президенты Беларуси, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана. Потом временно к ним присоединился Узбекистан (2006–2008). Вместо и на базе ЕврАзЭс 29 мая 2014 года Россия, Беларусь и Казахстан подписали договор о создании Евразийского экономического союза, который должен вступить в силу с 1 января 2015 года и к которому выразили желание присоединиться в 2015 году Армения, Киргизия, а впоследствии, возможно, и Таджикистан.

Российская Федерация, Беларусь и Казахстан пошли дальше по пути интеграции, создав таможенный союз, начавший реально функционировать с июля 2011 года, когда на границах трех стран был отменён таможенный контроль, который перенесли на внешний контур границ таможенного союза. [2]

Для его более эффективного анализа закономерно обратиться для сравнения к первому десятилетию существования Европейского экономического сообщества (Римский договор 1957 г.), когда был сформирован таможенный союз Франции, ФРГ, Нидерландов, Люксембурга, Бельгии и Италии. К 1968 году шесть стран отменили тарифы и квоты на товары, торгуемые между собой, приняли единый внешний тариф на товары в торговле с остальным миром. Таможенный союз Европейских стран привёл к росту торговли внутри Сообщества с менее чем 40 процентов до более 60 процентов от общего объема торговли стран-участниц. [3]

Сопоставление показателей ВВП западноевропейских стран в 1950–1970 гг. свидетельствует о высоких темпах роста: 4,9 % в 1951–1960 гг. и 4,8 % в 1961–1970 гг. Средний темп роста превышал темп мирового ВВП, рост в США и в группе развивающихся стран, уступая лишь динамике роста так называемого японского экономического чуда (8,7 % в 1961–1960 гг. и 10,5 в 1961–1970 гг.). [4]

Но в тоже время, несмотря на относительно близкий уровень экономического развития, в странах ЕЭС наблюдались определенные структурные и региональные диспропорции, территориальные противоречия. Промышленные зоны с преобладанием металлургии, угольной, горно-перерабатывающей промышленности, судостроения, текстильных комбинатов сочетались с объемным аграрным сектором. У каждой страны были свои особенности поддержки и развития тех или иных отраслей экономики, что вызывало необходимость длительных согласований и компромиссов во взаимной торговой политике. Одна из главных целей политики «шести» в этой области в первый период развития зафиксирована как задача уменьшения неравенства в условиях жизни людей через устранение в депрессивных регионах диспропорций.

Тем не менее, следует отметить, что за время до начала расширения европейских сообществ (до начала 1970-х гг.) ЕЭС добилось выдающихся успехов в решении не только торговых, но и аграрных, структурных и региональных производственных противоречий. Важная роль в этом принадлежала работе наднациональных механизмов всех трех европейских сообществ (Европейского экономического сообщества, Европейского объединения угля и стали и Европейского сообщества по атомной энергии), в результате чего было обеспечено оптимальное размещение соответствующих предприятий на всей территории стран-членов, произведена структурная реорганизация, предприятия были нацелены на постоянный поиск и ведение НИОКР и инноваций. Они, с одной стороны, послужили локомотивом для других основных отраслей промышленности, а с другой — был приобретен серьезный опыт наднационального регулирования экономической политики.

Все это, безусловно, создало возможность для укрепления и дальнейшего развития интеграционных институтов и процессов в Западной Европе, поиска более эффективных путей преодоления проблем между государствами.

По интеграционным процессам в рамках таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана еще рано делать окончательные выводы, когда еще преодоление трудностей не проверено временем, но фактам как первых лет его реальной работы, так и прежнего взаимодействия бывших республик СССР, могут уже дать определенную оценку.

Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана объединяет пространство, на котором проживают почти 170 млн. человек и с совокупным ВВП трех стран примерно в 2 трлн. долл. Если сравнить торгово-экономические отношения внутри стран, они стали активнее развиваться с 2011 года, поскольку создание таможенного союза способствовало снятию бюрократических барьеров и ограничений, но в то же время об устойчивой стабильности в росте товарооборота пока говорить не приходится, что усугубляется фиксирующейся экспертами низкой конкурентоспособностью товаров, отсутствием унифицированных правил работы на рынке, недостаточной свободой перемещения товаров, услуг и капитала. Так по последним данным Евразийской Экономической комиссии, объем взаимной торговли товарами за январь-сентябрь 2014 года, составил 42,8 млрд. долл. США, аналогичный период прошлого года исчисляет около 47,8 (январь-сентябрь 2013 года). По отношению к январю-сентябрю 2013 года экспорт товаров Республики Беларусь в Республику Казахстан снизился на 5,4 %. Поставки машин, оборудования и транспортных средств сократились на 3,7 % (43,2 % общего объема экспорта Беларуси в Казахстан), химической промышленности — на 15,5 % (13,7 %). При этом имел место рост экспорта металлов и изделий из них на 13 % (4,2 %). Объем экспорта Республики Беларусь в Российскую Федерацию за аналогичный период снизился на 5,4 %, из них по машинам, оборудованию и транспортным средствам — на 18,6 % (26,7 % общего объема экспорта Беларуси в Россию), продукции химической промышленности — на 7,5 % (10,4 %), металлам и изделиям из них — на 10,7 % (7,4 %). Но по минеральным продуктам объем поставок увеличился на 28,2 % (8,6 %). [5]

Характерной чертой товарооборота между членами Таможенного союза является небольшое количество товаров, которые участники готовы предложить друг другу для реализации. По структуре товаров, которыми они торгуют, номенклатура очень схожая. По данным Евразийской Экономической комиссии в рамках взаимной торговли Республика Беларусь поставляет в Российскую Федерацию следующие основные группы товаров: молочную и мясную продукцию (19,5 % общего объема экспорта Республики Беларусь в Российскую Федерацию), машины и оборудование (15,9 %), средства наземного транспорта (9,2 %). В импорте Республики Беларусь из Российской Федерации преобладает топливо минеральное (54,5 % общего объема импорта товаров), значимы объемы поставок черных металлов и изделий из них (8,1 %), машин и оборудования (8 %). В экспорте Республики Беларусь в Республику Казахстан важнейшими являются средства наземного транспорта (23,1 % общего объема экспорта Республики Беларусь в Республику Казахстан), машины и оборудование (19,1 %), молочная и мясная продукция (11,5 %). В экспорте Республики Казахстан в Республику Беларусь преобладают черные металлы, медь и изделия из них (31,4 % общего объема экспорта Республики Казахстан в Республику Беларусь), изделия из хлопка (13,2 %), удобрения (9,4 %), продукты неорганической химии (7,1 %). Наибольший удельный вес в экспорте Республики Казахстан в Российскую Федерацию занимают руды металлические (24,8 % общего объема экспорта Республики Казахстан в Российскую Федерацию), черные металлы и изделия из них (17,7 %), топливо минеральное (14,8 %). Импортирует Республика Казахстан из Российской Федерации, в основном, машины и оборудование (16,5 % общего объема импорта товаров), средства наземного транспорта (13,8 %), черные металлы и изделия из них (11,8 %). [5]

Как видно из приведенных данных, номенклатура товаров недостаточно разнообразна, что влечет определенные риски в торговых отношениях в случаях кризисов на отраслевых рынках, поглощений компаний, ослаблением конкуренции. Создание же таможенных союзов призвано увеличить конкуренцию между отдельными производителями товаров и услуг, что в условиях рынка обеспечило повышение производительности труда и качества предоставляемого продукта за счет углубления разделения и специализации труда с меньшими издержками.

Несмотря на отдельные успехи таможенного союза, проблемы в торгово-экономических отношениях остаются. С одной стороны, за 2010–2013 гг. прирост взаимного товарооборота стран-участниц таможенного союза составил более чем 36 % (с 47,1 млрд. долл. в 2010 г. до 64,1 млрд. долл. 2013 г.), несколько превышая темпы прироста объемов внешней торговли стран-участниц. Более качественной стала и структура взаимного товарооборота: доля топливно-энергетических товаров сократилась с 41 % в 2011г. до 33 % в 2013г., доля машин и оборудования превысила в 2013г. 20 %. Дополнительными успехами также являлся рост за период 2012–2013 гг. показателей ВВП, объемов промышленного производства, инвестиций, поступивших в экономики государств-членов, заработной платы. [6]

С другой стороны, в конце 2012 г. и 2013 г. положительное воздействие интеграционных процессов на показатели развития стран уменьшилось: несколько сократились объемы внешней (с 934,6 млрд. долл. в 2012 г. до 931 млрд. долл. в 2013 г.) и взаимной торговли (с $67,9 млрд. в 2012г. до $64,1 млрд. в 2013г.). [7]

Современная ситуация с развитием таможенного союза усугубляется к тому же экономическими проблемами в Российской Федерации, связанными с последствиями санкций зарубежных государств из-за конфликта вокруг Украины, ответных российских санкций против них и с возможным реэкспортом санкционных товаров, резким ослаблением курса рубля на фоне всего этого и т. д. Несмотря на выраженные в декабре 2014 года перспективы Евразийского экономического союза, таможенный союз как более глубокая на сегодняшний день форма интеграции на пространстве СНГ в условиях тяжелых испытаний должен показать либо свою дееспособность противостоять разного рода кризисам, либо отсутствие таковой.

Таким образом, сравнивая развитие европейских сообществ с интеграцией бывших союзных республик СССР, необходимо определить, почему же так медленно развиваются интеграционные процессы среди частей некогда единого государства, несмотря на обилие деклараций и других документов относительно планов, желания и необходимости финансово-экономического взаимодействия? Здесь можно выделить объективные экономические и субъективные политические причины данной ситуации.

Среди экономических нужно прежде всего отметить разный уровень ресурсного потенциала стран. Это видно, например, по объему валового внутреннего продукта. Можно приводить разные источники (Группу Всемирного Банка, Международный Валютный Фонд или Всемирную книгу фактов ЦРУ) и методики расчетов, в любом случае Беларусь и Казахстан значительно отстают от России. Исходя из расчета ВВП на душу населения разница между странами значительно меньше, но все равно отрыв Российской Федерации от своих соседей очевиден. Кроме того, существует точка зрения со своими показателями, что чисто экономическая интеграция России не очень выгодна, так как на нее ложиться дополнительное финансовое бремя.

Известно, что лучше интеграция идет среди стран со сходным уровнем экономического развития и финансового благополучия, что и наблюдалось на западе Европы в 1960-е годы. Чувствительная разница в показателях порождает проблему, в частности, для национальных производителей соседей России попасть от нее в зависимость. Почти двадцать лет идет различное согласование по всем товарным позициям в рамках структур СНГ, но договориться по таможенному союзу смогли только относительно недавно и только три страны.

Для интеграционного строительства на постсоветском пространстве особо опасными видятся субъективные политические причины. Во-первых, сравнивая характер политического режима и финансово-экономическую ситуацию в ЕС и России, Российская Федерация не воспринимается соседями как полюс интеграции. Видя перед собой пример Западной Европы, реструктуризации экономик новых стран-членов ЕС, ближайшие соседи России неизменно выбирают в качестве стратегического приоритета именно Европейский Союз. Сюда же следует отнести и сохранение некого негативного образа России, необходимого для национального самоутверждения и противопоставления себя кому-то после провозглашения независимости. С этой точки зрения, любые проекты, где по объективным экономическим причинам доминирует Россия, будут характеризоваться как желание поглощения, имперский реванш и т. п.

В этой связи важно отметить, что влияние европейских «локомотивов» интеграции (прежде всего Германии и Франции) не воспринимается столь болезненно. Когда речь заходит о возможном членстве в Евросоюзе, где также нет абсолютного равенства стран, делегирование полномочий в Брюссель не вызывает такой острой реакции. Принимая же во внимание экономические возможности по сравнению с другими, у России будет объективная необходимость в больших полномочиях в наднациональных структурах. А это зачастую неприемлемо для соседей (особенно сейчас, например, для Украины), рассматривающих в этом ущемление не только экономической, но и политической независимости. Причем соседи России не учитывают, что большие полномочия налагают и большую ответственность за интеграционную структуру. Из практики Евросоюза здесь в качестве примера можно привести нагрузку на развитые западноевропейские страны в деле поддержания финансово-экономической стабильности в Западной и Южной Европе. Причем Россия для своего ближайшего окружения остается самым важным торговым партнером, а вот в ее внешней торговле на долю, например, Беларуси и Казахстана приходится не более десяти процентов, в то время как на страны ЕС — около пятидесяти.

Во-вторых, существует некая неопределенность как внешнеполитических линий руководства России по отношению к своим ближайшим соседям, так и соседей по отношению к России. Здесь имеется в виду, что вследствие длительного пребывания в едином государстве любые внешнеполитические действия друг друга оцениваются с большей «эмоциональностью», чем, например, шаги западных стран. Не зря в свое время появились понятия «дальнее зарубежье» и «ближнее зарубежье». Отсюда вытекают и метания между жесткими и мягкими реакциями России в отношении соседей. Последние же, требуя отношения к ним на равных, как к государствам «дальнего зарубежья», выражают недовольство российской политикой там, где их интересы оказались бы ущемленными в результате такого равного отношения (например, по уровню цен на энергоносители).

В-третьих, не следует пренебрегать и внешним фактором в лице Европейского Союза, Соединенных Штатов, Китая и др. Выгодным ли будет им появление нового реального интеграционного объединения? Возможно, что им легче иметь дело с конкретным государством, чем с неким блоком, поэтому нужно будет учитывать и возможное противодействие путем установления особых преференциальных отношений с той или иной бывшей республикой СССР.

Наличие подобных противоречий не означает, что интеграционных попыток предпринимать не следует. К интеграции подталкивают, конечно же, общеисторические связи и существующее межрегиональное взаимодействие, которое можно рассматривать как фактор развития интеграционных процессов в целом, особенно используя опыт субрегионального сотрудничества разных стран Евросоюза. Развитие своей интеграционной группировки позволит России вместе со своими соседями действовать с более выгодных позиций в международных переговорах, так как выступление от блока стран будет весомее, чем по отдельности.

 

Литература:

 

1.    Фоменков А. А. Фронт национального спасения и его роль в политических процессах в России в 1992 году // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. Экономика. Информатика. 2008. Т. 6. № 2. С. 125; Фоменков А. А. Востребованность идей оппозиции государственников начала 1990-х годов в России в 2000-х годах // Вестник Волжской государственной академии водного транспорта. 2014. № 40. С. 138–139.

2.    С сегодняшнего дня снимается таможенный контроль внутри Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана / Информационное телеграфное агентство России (ИТАР-ТАСС), 01.07.2011 //http://web.archive.org/web/20110703080255/http://www.itar-tass.com/c13/177231.html

3.    European Economic Community by Barry Eichengreen // http://www.econlib.org/library/Enc1/EuropeanEconomicCommunity.html

4.    Статистика по: Количественные показатели экономического роста стран Западной Европы и их место в мировом хозяйстве / Хасбулатов Р. И. Мировая экономика. — М.: Издательство Юрайт, 2013. — 884 с. // http://studme.org/158407207846/ekonomika/mirovaya_ekonomika

5.    Аналитическая записка «Об итогах взаимной торговли государств — членов Таможенного союза и Единого экономического пространства», ноябрь 2014 года. //http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/test-trade/analytics/Documents/Analytics_I_201409.pdf

6.    За период функционирования Таможенного союза взаимный товарооборот стран-участниц вырос на 36 % / информационное агентство «Росбизнесконсалтинг» (РБК) //http://www.rbc.ru/fnews.open/20140711104423.shtml

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle