Библиографическое описание:

Рыкова Л. Х. Интерпретации ценности в современной философии // Молодой ученый. — 2015. — №1. — С. 521-524.

В статье рассматривается интерпретация ценностей в современной философии. Анализируется аксиологическая позиция Ф. Ницше. В статье анализируется ценностная рефлексия в концепциях Ж. Делеза и М. Хайдеггера. Делается вывод о том, что современные постмодернистские течения реинтерпретируют культурфилософские построения Ф.Ницше.

Ключевые слова: ценность, аксиология, постмодернистсткие концепции.

 

На сегодняшний момент, пожалуй, нет ни одной из гуманитарных отраслей знания, которая бы не оперировала понятием ценности или близкими к нему по смыслу категориями — цели, оценки, значение, значимости. Понятие «ценность» прочно вошло в философскую лексику во второй половине XIX века, способствуя все более возрастающему интересу к данной дефиниции и появлению самостоятельной отрасли философского знания — аксиологии.

Центральная категория аксиологии — ценность — стала полисемантическим феноменом, вобравшим в себя возможности понимания основных человеческих качеств и добродетелей, феноменов интерсубьективного (идеальной формы бытия коллективного человеческого опыта), явлений субъективного психического мира, объективных социально-институциональных структур и т. п. Из аксиологии понятие «ценность» очень быстро вошло в обращение в публицистику, политику, стало легкодоступным в обыденном сознании. В чем причины такой востребованности и популярности понятия «ценность» как в области теоретического постижения бытия, так и его понимания на уровне обыденного сознания? Каким образом ведущие идеи философии XIX века интерпретируются в современных философских дискурсах? Поиску ответов на эти вопросы и посвящена данная статья.

Если рассуждать о понимании ценностей на обыденном уровне, то ответ очевиден, учитывая, что феномены, обозначаемые понятием «ценность», постоянно окружают человека и господствуют в социокультурной среде, и, естественно, требуют своего лингвистического оформления. Слово «ценность» очень удобно для обозначения объектов направленности человеческих потребностей. Далее, полисемантичность понятия «ценность» позволяет формулировать суждения, не обращаясь к поиску более строгого понятия, а взаимопонимание между людьми достигается через конкретизацию объекта, обозначаемого категорией ценность. Размытость смысла, обтекаемость и вариативность логической формы, на взгляд ряда современных исследователей, связаны со сравнительно недавним теоретическим, в том числе и собственно философским освоением понятия и позволяют использовать термин ценность и быть ему достоянием обыденного сознания при применении в любых контекстах.

Рассмотрим далее причины популярности понятия «ценность» в теоретических конструкциях. Историю становления значимых понятий и идей не следует абстрагировать от предпосылок их появления. Как правило, специальные понятия (и связанные с ними концепции) появляются лишь тогда, когда сам предмет осмысления в основном сформировался. Например, введение понятия «культурология», на что обратил внимание Л. Уайт, не было произвольным или случайным. То же самое можно было бы сказать и о философской теории ценности. Чрезвычайно важным является введение терминов «оценка», «ценность», «аксиология», хотя история становления самого содержания понятий достигает глубины веков. Этому позднему освоению понятия «способствовал унаследованный от И. Канта дуализм «сущего» и «должного», породивший проблему несовместимости онтологической и гносеологической компоненты с ценностной компонентой и ставший основополагающим принципом выделения ценностной проблематики в особую сферу» [1, с.89].

В середине XIX века в европейской философии активизировалась дискуссия о ценностях в различных сферах жизнедеятельности человека — в науке, религии, эстетике, праве и т. п. Начиная со второй половины XIX века, соотношение между познавательными и оценочными суждениями, суждениями «факта» и «ценности» становятся предметом острой полемики, возникали целые философские концепции, в которых вопрос о ценности становилось главным, стержневым в понимании и рассуждении о бытии. В связи с этим, американский исследователь К. Клакхон удачно заметил, «что понятие ценности представляет точку совпадения для различных специализированных общественных наук», становясь ключевым понятием для интеграции в гуманистике [2, с.69]. Ценность становится потенциально интегративным понятием, которое может объединить различные специализированные исследования и помочь в преодолении распространенного на тот момент в социальных и гуманитарных науках позитивистски настроенного описательного подхода.

Понятие «ценность» стало также обозначать наличие непонятных феноменов, а точнее, не поддающихся опытному верифицированию сложных социальных и психологических феноменов, а также причинно-следственных зависимостей, например, природы исторического знания у неокантианцев. Именно неокантианская философия сделала огромный шаг вперед и способствовала появлению аксиологии как отдельной отрасли философии. Баденская школа неокантианства (Г. Риккерт, В. Виндельбанд) заложила одно из ведущих в XIX веке направлений аксиологии — трансцендентализм (трансцендентный объективизм), трактующее природу ценностей как неизменных, вечных, потусторонних, эмпирически реальных сущностей, вопрос о происхождении которых остается «снятым» и некорректным в постановке вообще [3, с.46].

Трудности риккертовской философии ценностей, в частности, спекулятивного решения с ее помощью вопроса об истинности нормативных наук, породили целый спектр концепций в другом аксиологическом направлении, ознаменовавших поворот от гносеологических и онтологических трактовок ценностей к так называемой онтологии «в себе значимых ценностей» [4, с.51].

Ценность как понятие становится базовым в английском объективном идеализме Р. Дж. Коллингвуда и А. Уайтхеда, этических исследованиях Дж. Мура, психологии В. Дильтея. Однако одна из самых известных философий ценности мы находим в иррациональной метафизике Ф. Ницше, в которой семантическая неопределенность и нечеткость понятия легко обеспечивала «тылы» построения рассуждения при отсутствии рационального способа решения научных и ненаучных проблем.

По мнению самого Ф. Ницше, понятие «ценность» становится в философии универсальной категорией. С ее помощью им решаются проблемы эпистемологии и онтологии, этики и эстетики, культурологии. Ницше сбрасывает ценности из сферы трансцендентного, предоставляя им статуса бытийной реальности, по сути, растворяя их в бытии. Бытие и ценности сливаются. Вместе с тем именно философствование в ценностях как способ размышления над проблемами реального сущего становится основным и единственно возможным. Для Ф. Ницше метафизика ценностей — это приемлемая для его ума форма осмысления итогов, связанных с упадком тех первооснов бытия, под которыми он понимает моральные христианские максимы и заповеди. Он провозглашает смерть Бога! Слова Ницше «Бог мертв» означали, что сфера нравственных идей и идеалов больше не существует, они обесценились, а, следовательно, культура погружается в нигилизм. Необходимо, с его точки зрения, новое полагание ценностей, неизбежно становящихся «переоценкой всех ценностей» буржуазной христианской культуры.

Многие философы впоследствии пытались исследовать понимание ценностей в творчестве Ф. Ницше. Ведущий представитель постмодернизма Ж. Делез выявляет четыре этапа в преобразовании ценностей Ницше. Так, первым этапом преобразования ценностей Ж. Делез называет утверждение, которое возвышает многообразие, в отличие от нигилизма, и ставит его на уровень высшего могущества, именно здесь есть радость разнообразия, которая становится силой философии. Вторым этапом, по словам Ж. Делеза есть — утверждение утверждения, это повторение утверждения нужно для того, чтобы предыдущее утверждение уже окончательно утвердилось. Третьим этапом является Вечное Возвращение, но это не циклическое возвращение к тому, что уже было, а избирательное возвращение которое возвращается к тому, что может быть утверждено. Четвёртый и заключительный этап преобразования ценностей — это абсолютная перемена сущности, изменение в самом человеке, которое порождает сверхчеловека. Анализ творчества Ф. Ницше, проведенный многими исследователями, позволяет утверждать, что «постмодернистские поиски в значительной степени развиваются в контексте идей Ницше, наследуя подготовленный им культурологический поворот» [5, с.80].

М. Хайдеггер продолжает линию Ф. Ницше, сосредотачивая свое внимание на критике разума, указав на объективистский точку зрения оценивающего субъекта, и раскрывая философскую несостоятельность аксиологии. В своей антиаксиологической статье «Слова Ницше «Бог мёртв» М. Хайдеггер так объясняет специфику ценности как философской категории: «Сущность ценности в том, что она — точка зрения. Ценность подразумевает то, что схватывается смотрящим оком… Ценность — является таковою, пока она признаётся и значима. А признаётся и значима она до тех пор, пока полагается как то, в чём всё дело. Таким образом, она полагается усмотрением и смотрением на-смотрением на то, с чем приходится, с чем должно считаться» [6, с.183]. Критика аксиологии и ценностей М. Хайдеггером основана на его понимании позитивистского характера аксиологии, выражающегося в стремлении заменить метафизическое бытие ценностями, определяемыми существованием, где сущее рассматривается как нечто ценное в той или иной степени. Итак, если попытаться резюмировать критику Хайдеггером аксиологии, то следует отметить, что он связывает ценностное определение мира не только и не столько с аксиологическим сознанием, а со способом бытия человека в мире, который присущ европейской цивилизации.

Критика аксиологии впоследствии способствовала становлению постмодернистского образа мышления на этапе «модернизации» европейской цивилизации. Согласно наиболее распространенному определению, «постмодернизм — совокупность новых культурных тенденций и практик, характерных для западного общества и его самосознания периода примерно двух последних десятилетий XX века» [7, с.14]. В философии постмодернизм преимущественно сосредоточен на критике модернистских идей рационального субъекта, репрезентативного мышления, сциентизма, идеи развития и взгляда на историю как восходящую линию прогресса, антропоцентрической самоуверенности относительно «властвования над сущим», универсальной истины и универсальных фундаментальных учений, культивируемых сиюминутной традиции философствования. Критическое отношение к разуму является одной из определяющих черт философского постмодернизма, который опирается на скептическую традицию в истории философии. Постмодернистская парадигма не претендует на системность и структурность‚ она исполнена противоречий, объясняемых социально-историческим и ценностным отличием постмодернизма и модернизма. Она ориентирована на преодоление монизма и монолитности, проявление симулятивистской природы.

С позиций постмодернизма весь мир представляет собой либо игру, либо текст. Правила этого мира, как и текст, рождаясь сиюминутно, организуют игру, не позволяя ей прекратиться, «расплыться», потерять смысл состязательности. Человек в этом состязательном мире, имея дело лишь со знаками, симулякрами, создает все новые и новые их интерпретации, осуществляя каждый раз деконструкцию. Мир с позиций постмодернизма предстает мозаичным, эклектичным, калейдоскопичным, лоскутным, совмещающим несовместимое и т. п.

По отношению к ценностям в постмодернистской традиции сложился спектр неоднозначных подходов — от сплошной релятивизации и отрицания ценностей до обоснования существования особых, постмодернистских ценностей. Первое употребление постмодернистского термина «симулякры», ставшего особенностью представителя постмодернистской философии Ж. Бодрийяра, встречается в «Системе вещей», но только в работе «Символический обмен и смерть» термин получает внутреннюю наполненность и систематическое место в числе других постмодернистских понятий. Симулякры в построениях Ж. Бодрийяра связаны с ценностью: «Симулякр первого порядка действует на основе естественного закона ценности, симулякр второго порядка — на основе рыночного закона стоимости, симулякр третьего порядка — на основе структурного закона ценности» [8, с.111].

Анализируя понятие ценности, Ж. Бодрийяр пишет «Ранее, испытывая смутное желание создать классификацию ценностей, я выстроил некую трилогию: начальная стадия, когда существовали повседневные, бытовые ценности; рыночная стадия, когда ценность выступает как средство обмена; структурная стадия, когда появляется ценность-символ. Закон естественного развития — закон рынка — структурный закон ценностей» [8, с.10–11]. Понятие о «должном» заменяется понятиями «приличного» и «приемлемого». Оценивая современное состояние, Ж. Бодрийяр указывает на приобретение утопиями реального определения. Согласно выводам его рассуждений, мы живем в постоянном воспроизведении идеалов, фантазий, образов, мечтаний. По Ж. Бодрийяру, «нет больше фатальной формы исчезновения, есть лишь частичный распад как форма рассеяния» [9, с.9]. Данную позицию, на наш взгляд, возможно обозначить как релятивизацию ценностной сферы. Ж. Бодрийар считает, что для современной философии существует только одна возможность интерпретации ценностей — манифестация их полной невозможности и неопределенности. Таким образом, мыслитель не только пытается опровергнуть существующие теории ценностей, но и отрицает саму возможность существования ценностей, интерпретируя парафраз Ф. Ницше: «Добро не располагается более по ту сторону зла, ничто не имеет определенного положения в системе абсцисс и ординат» [9, с.11].

Экспансия аксиологических представлений конца XIX — начало в XX века приводит к пониманию культуры как «мира воплощенных ценностей». Так рождается сравнительное историческое знание, в социальной философии воплощается в теории «локальных» культур и цивилизации О. Шпенглера, Н.Данилевского, А.Тойнби, а в методологии приводит к фундаментальному выводу М. Хайдеггера о аксиологии как «культурософии современности». И если «принцип ценности» как условие познания и понимания культуры утвердился в культурологии сравнительно быстро, то проблема выявления собственного содержания категории «ценность» и ее природа остается и сегодня неоднозначной. Такая ситуация порождает существование различных аксиологических теорий и дефиниций основной категории аксиологии

И если неокантианцам баденской школы, несомненно, принадлежит заслуга в создании аксиологии, то в не меньшей степени заслуга в формировании аксиологической интенции философствования, как фундаментальной установки культуры Европы конца XIX — начала XX века, принадлежит Ф.Ницше. Его идеи, стиль мышления и методология анализа способствовали той радикальной «переоценке ценностей», позволившая впоследствии проблеме ценностей получить статус парадигмы в философии, сквозь призму которой стали преломляться онтологические, логико-гносеологические, социально-философские, культурологические, экзистенциально, философско-антропологические и другие традиционные для философии задачи [5, с.81].

Таким образом, философия постмодернизма, синтезируя уникальные достижения и открытия феноменологии, герменевтики, всех оригинальных учений настоящего, все увереннее предпочитает модель мировосприятия, в которой интерпретируются достижения аксиологии классического периода. Однако, следует отметить, что в целом постмодернизм, который оказал значительное влияние на современную философскую мысль, приводит скорее к негативным последствиям, в онтологическом измерении — это отсутствие единого центра, в аксиологии приводит к формированию теории гибких ценностей, отсутствия универсальных ориентиров, потери истины как отправной точки и конечного результата познания. Кроме того, вопреки общепринятому мнению, постмодернизм не дает нам конкретной модели ценностей, а лишь указывает на возможные направления исследования.

 

Литература:

 

1.                  Котлярова В. В. Специфика методологической ситуации в современной аксиологии // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — 2014. — № 8–1 (46). — С. 88–92.

2.                  Kluckhohn K. Variation in value orientations. — NY: Row, Peterson, 1961. — 450 p.

3.                  Риккерт Г. Два пути Познания. — СПб., 1998. — 350 с. (Новые идеи в философии. Сб. 7: Теория познания III.)

4.                  Котлярова В. В. Трансцендентальная парадигма классической аксиологии // Экономические и гуманитарные исследования регионов. — 2014. — № 4. — С.50–54.

5.                  Котлярова В. В. Современная аксиология в поиске новой парадигмы// Казанская наука. — 2014. — № 5. — С. 80–82.

6.                  Хайдеггер М. Слова Ницше «Бог мёртв» / Работы и размышления разных лет. М., 1993. — 464 с.

7.                  Печенкина О. А. Этика симулякров Жана Бодрийяра (анализ постмодернистской рецепции этического). — Тула: Тульский полиграфист, 2011. — 204 с.

8.                  Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть / Перевод и вступительная статья С. H. Зенкина. — М.: «Добросвет», 2000–387 с.

9.                  Бодрийяр Ж. Прозрачность зла / Перевод Л.Любарской, Е.Марковской. — М.: Добросвет, 2000. — 260 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle