Библиографическое описание:

Хакимова Ш. Р. Лакуны как лингвистическое явление // Молодой ученый. — 2015. — №1. — С. 420-422.

Национально-культурное своеобразие лексики может проявляться не только в наличии серий специфических слов, но и в отсутствии слов для значений (денотатов), выраженных в других языках. Как и такие понятия и слова, выражающие их, называются «лакунами» и заметны только при сопоставлении языков. Если сопоставить языки и культуры разных народов, то можно выделить элементы совпадающие и несовпадающие. Язык, безусловно, является компонентом культуры. Лингвисты считают, что понятие безэквивалентная лексика является очень близким понятием к понятию «лакуна», лежащем в основе так называемой проблемы «лакунарности» в межкультурной коммуникации.

Лакуна (от.лат. Lacuna — углубление, впадина) — отсутствие в одном из языков наименования того или иного понятия. Условия социально-политической, общественно-экономической, культурной жизни и быта народа, его мировоззрения, психологии, традиций и т. д. обусловливают возникновение понятий, принципиально отсутствующих у носителей других языков. Соответственно, в других языках не будет и однословных словарных эквивалентов для их передачи.

В лингвистике и психолингвистике под «лакунами» понимаются базовые элементы национальной специфики лингвокультурной общности, затрудняющие понимание некоторых фрагментов текстов инокультурными реципиентами [Белянин, 2000, с. 95–96]. Термин «лакуна» был введен в лингвистику Ю. С. Степановым, который назвал их «пробелами», «белыми пятнами на семантической карте языка» [Степанов: 1965, с. 120].

Лакуны условно подразделяются на мотивированные и немотивированные. Мотивированные лакуны связаны с отсутствием самой реалии у того или иного народа. Мотивированные лакуны выявляются в сфере так называемой безэквивалентной лексики. Они обычно даются при переводе с пояснениями.

Немотивированные лакуны не поддаются объяснению через отсутствие реалии: соответствующие реалии есть, но народ в силу культурно-исторических причин их как бы не заметил, не сформулировал понятий об этих реалиях, оставил их неназванными, например: в русском языке: мать мужа — свекровь, мать жены — тёща, в английском языке нет дифференциации:

mother-in-law; соответственно: тесть, свекор, father-in-law.

Путём транслитерации, калькирование и блендинг могут передаваться англо-американские, арабские, узбекские лакуны. Например:

С ним почитают за честь иметь дело знаменитые суперстар. Вышивка, тюль, муар, органза, пэтч-ворк-варианты неисчерпаемы. Об этом свидетельствует вошедшие слова в английский язык из русского и узбекского языков следующие лакуны:

«In some of these tupiks (тупик), close relatives lived, with houses linked by inner doors» (paul georg geiss. Central Asian Survey (2001), 20 (1), p.98).

«The same as the wedding toi (свадьба) but without the substantial gift to the bride or groom’s family and the dour» (Central Asian Survey (2002), 21(1), p.61).

Существуют и другие термины для обозначения понятия «лакуна» (в англоязычной литературе называемой «gap»): «случайные пробелы в речевых моделях» («random holes in speech patterns»), этноэйдемы, лингвокультуремы, этнолингвокультуремы. В лингвистической литературе нет унифицированной типологии лакун. Исследователи классифицируют их по-разному.

Так, например, Ю. С. Степанов выделяет абсолютные и относительные лакуны. Согласно исследователю, абсолютные лакуны осознаются при составлении переводных словарей как слова, не имеющие эквивалента в виде слова в данном языке. К относительным лакунам относятся слова, употребляемые в языке редко и при особых обстоятельствах. И. А. Стернин называет такие лакуны соответственно — межъязыковые мотивированные, объясняющиеся отсутствием соответствующего предмета или явления, и немотивированные лакуны, которые не могут быть объяснены отсутствием таковых. Так, примерами абсолютных лакун для английского языка являются узбекские слова чойхона, чапон, хашар для узбекского являются лакунами английского языка exclusive, sibling, fortnight. Относительными лакунами для английского языка являются высокочастотные в русском языке слова душа, тоска, судьба.

В. А. Муравьёв выделяет помимо абсолютных и относительных лакун также векторные, стилистические и ассоциативные лакуны [Муравьев: 1975, с. 34]. Этнокультурные лакуны могут обнаруживаться как на вербальном уровне (в частности, лексическом — отсутствие слов и выражений; грамматическом — отсутствие грамматических категорий; морфологических показателей, стилистическом — разница в использовании схожих языковых средств в разных функциональных стилях; паралингвистическом — способ заполнения пауз), так и на невербальном уровне (разница в этикетных характеристиках актов общения, ролевые особенности общения, отсутствие жестов, цветовых ассоциаций, психологических установок и т. д.). К числу лакунизированных (национально-специфических) особенностей речи относят даже номенклатуру текстовых жанров.

Лакуны могут быть языковыми (лексическими, грамматическими, стилистическими) и культурологическими (этнографическими, психологическими, поведенческими, кинесическими и др.). Кроме того, лакуны могут быть не только интеркультурными или интеръязыковыми (возникающими в процессе межкультурного общения), но и интракультурными (интраязыковыми) [Антипов Г. А. и др.: 1989, с. 97].

Они могут осознаваться реципиентом как нечто странное, требующее интерпретации (эксплицитные лакуны) или же оставаться для него в «зоне нечувствительности» (имплицитные лакуны). Лакуны могут различаться по мощности, или глубине: конфронтативные (мощные, глубокие лакуны) и контрастивные (слабые, неглубокие). По мнению авторов, лакуны существуют в текстах (коммуникатах) и затрудняют понимание соответствующего фрагмента текста инокультурным реципиентом.

С точки зрения З. Д. Поповой и И. А. Стернина, лакуна — это отсутствие единицы в одном языке при ее наличии в другом. Эти авторы подчеркивают, что «главной особенностью лакун является то, что они возникают в процессе общения, в ситуации контакта двух культур». Кроме того, они систематизируют лакуны и подразделяют также и на других основаниях: по системно-языковой принадлежности (межъязыковые и внутриязыковые), по парадигматической характеристике (родовые и видовые), по степени абстрактности содержания (предметные и абстрактные), по типу номинации (номинативные и стилистические), по принадлежности лакуны к определенной части речи (частеречные) [Попова, Стернин: 2003, с. 19–20].

Этнографические лакуны иногда вызваны отсутствием в одной культуре тех реалий, которые имеются в другой. Так, в английском языке наряду со словом lawyer «юрист, адвокат», есть еще несколько слов для обозначения разновидностей адвокатской профессии, которым в русском языке нет соответствующего однословного эквивалента: barrister (имеющий право выступать в судах), solicitor (подготавливает дела для барристера), counsel (консультирует клиентов), counsellor (советник по разным юридическим вопросам), advocate (адвокат высшей квалификации).

В других случаях лакуна в языке образуется потому, что в данной культуре не столь часто приходится проводить различие между тем, что в другой культуре различается постоянно.

Например, в русском деловом языке есть общее слово «льгота», на узбекский язык это слово переводится «имтиёз», имеющее целый ряд соответствий в английском языке. Так priveledge, benefit это «льгота» с оттенком значения «привилегия», franchise — «льгота» (как «особое право»), exemption, immunity, relief — «льгота» (как «освобождение»), grace — «льгота» (в значении «отсрочка»).

Таким образом, лакуны свидетельствуют об избыточности или недостаточности опыта одной лингвокультурной общности относительно другой.

Из этого следует, что в межкультурной деловой коммуникации процесс адаптации фрагментов ценностного опыта одной лингвокультурной общности при восприятии его представителями некоторой другой культуры по существу сводится к процессу элиминации лакун разных типов.

Элиминация лакун в текстах, адресованных инокультурному реципиенту может осуществляться, как показывает анализ литературы, двумя способами: заполнением и компенсацией.

На каждом этапе межкультурного взаимодействия лакуна выполняет определенные функции:

-          молчания, выраженного в неопределенности коммуникативной ситуации, и нулевого знака на этапе когнитивного диссонанса;

-          лингвокультуремы на этапе культурного самоопределения;

-          заимствования на этапе интеграции культур.

Заполнение представляет собой процесс раскрытия смысла некоторого понятия (слова, принадлежащего незнакомой реципиенту культуре), реализуемого посредством таких конкретных переводческих приемов, как перевод-описание или разъяснительный перевод, трансформационный (контекстный или контекстуальный) перевод.

Распространение понятия «лакуна» на сопоставление как языков, так и других аспектов культуры, представляется целесообразным и методически оправданным. С одной стороны, такое расширение понятия «лакуна» основывается на положении о тесной связи языка и культуры; с другой — выявление наряду с языковыми лингвокультурологических и культурологических лакун способствует установлению некоторых конкретных форм корреляции языка и культуры.

Лакуны составляют заметную долю национальной специфики любого языка. Условия социально-политической, общественно-экономической, культурной жизни и быта народа, своеобразие его мировоззрения, психологии, традиций обусловливают возникновение образов и понятий, принципиально отсутствующих у носителей других языков.

Согласно проведенным лингвистическим исследованиям признаки лакун и не лакун могут быть представлены в виде следующих оппозиций: непонятно — понятно, непривычно — привычно, незнакомо — знакомо, ошибочно — верно. Часто в отечественной и зарубежной науке существование лакун объясняется механизмом «функционирования» лингвистических и культурологических универсалий.

Таким образом, лакуна — виртуальная лексическая сущность, семема, неимеющая материального воплощения в виде лексемы, но способная проявиться на уровне синтаксической объективации в случае возникновения коммуникативной востребованности концепта.

 

Литература:

 

1.         А. Антипов Г. И., Донских О. А., Марковина И. Ю., Сорокин Ю. А. Текст как явление культуры. — Новосибирск: Наука, 1989. -194 с.

2.         Влахов, С. Непереводимое в переводе /С. Влахов, С. Флорин. М., 1986. 416 с.

3.         Иванов, А. О. Безэквивалентная лексика.СПб., 2006. 192 с.

4.         Муравьев В. Л. Лексические лакуны. Владимир: Вл. пед. ин-т, 1975. -97 с 4.Стернин И. А., Введение в речевые воздействие. Воронеж: 2001.-135 с.

5.         Томахин Г. Д. Реалии-американизмы. — М.: Высшая школа, 1988.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle