Библиографическое описание:

Шмелев И. В. Европейские принципы административного права: сравнительно-правовой аспект // Молодой ученый. — 2015. — №1. — С. 337-339.

Принципы права создают иерархическую структуру для будущих норм, и от их единого понимания и интерпретации зависит отсутствие юридических коллизий, возникающих как в силу реформ, так и развития общественных отношений. В данной статье рассмотрены принципы административного права Евросоюза, их толкование и значение для современного правового поля. В статье приведен сравнительный анализ принципов административного права Великобритании и Германии, показаны существенные отличия, как в источниках, так и в их толковании и интерпретации. Сделан вывод об уникальности национальных правовых систем, препятствующей интеграции в унифицированную правовую среду.

Ключевые слова: принципы административного права, принцип пропорциональности, принцип равенства, принцип защиты правомерных ожиданий.

 

Обозначение принципиальных позиций государств ЕС в законодательстве стран-участниц как реакция на соответствующие социально-политические изменения укрепило публичную власть в странах участницах, и влияние ЕС на международной арене [1].

Но принципы административного права, являясь фундаментом, основой для административного законодательства стран-участниц ЕС, каркасом, ограничивающим деятельность публичной администрации [2], в том числе и учреждений «децентрализованной» администрации [3] и целью деятельности органов и должностных лиц стран ЕС, имеют разное происхождение и интерпретацию.

Существенные различия мы можем наблюдать в таких странах как Германия и Великобритания, как ярких представителей разных правовых семей их отличает не только подход к принципам права, но и их источники.

В качестве предмета исследования мы рассмотрим значение принципов пропорциональности, защиты правомерных ожиданий и равенства, их толкование в прецедентах, постараемся выявить общее и частное в правоприменительной практике касательно предмета исследования и предположить, какой из подходов поможет гармонизировать административное законодательство стран ЕС в будущем.

В целом, необходимо отметить иерархию и взаимосвязь принципов административного права, как конституционных (нормативных) — высших принципов, так и выработанных в судебных решениях. Принципы взаимодополняют и усиливают друг друга, позволяя правоприменителю комплексно подходить в разработке и внедрению административного акта.

С точки зрения источников административного права в Евросоюзе, то это могут быть как решения Европейского суда правосудия [4], Европейской комиссии [5] или Европейского суда по правам человека [6]. Перечисленные органы наделены достаточной компетенцией, чтобы закладывать основы будущего развития унифицированной правовой системы Евросоюза. Их роль — материальное воплощение сущности договора ЕС в целях укрепления союза стран-участниц.

Следует подчеркнуть, что одним из основных принципов Европейского сообщества и Европейского суда по правам человека является принцип пропорциональности [7]. Данный принцип означает, что содержание и форма административной деятельности должна соответствовать ее цели [8].

С учетом административного законодательства Евросоюза, Европейский суд правосудия разработал указанный принцип, в частности для дел, касающихся наказаний за несоответствие лицензий системам экспорта и импорта товаров. В прецеденте по делу № 21/85 между A. MAAS & CO. и BUNDESANSTALT FUR LANDWIRTSCHAFTLICHE MARKTORDNUNG (Федеральное бюро по координации производства и сбыта сельскохозяйственной продукции), суд установил, что наложение данного вида санкций за нарушения основного обязательства является допустимым в том случае если ущерб нанесен всей безопасности, однако наложение такой же санкции за второстепенное обязательство суд признал чрезмерно суровой мерой [9].

Федеральный Конституционный суд Германии пришел к выводу, что принцип пропорциональности нарушен нормой, согласно которой, безработный гражданин утрачивает право требования льгот безработного на две недели, если ему не удалось уведомлять центр занятости о его текущем статусе в установленные интервалы времени [10].

Подобные дела иллюстрируют понимание принципа пропорциональности в странах-участницах ЕС. Применимый понятийный аппарат включает также такие формулировки как чрезмерно обременительный [11], не пропорциональный. И это указывает на сущность принципа: полномочия суда тщательно изучать оправдывал ли результат использованные средства.

Данный принцип делится на два составляющих его компонента. К примеру в Германии, чтобы пройти тест пропорциональности мера должна быть допустимой, что означает что именно данная мера может способствовать достижению цели [12].

Другим требованиям к мере является ее необходимость. Это означает что наименее ограничивающее или жесткое из возможных средств должно быть применено административным органом.

Неоспорим факт, что традиционный используемый судами Великобритании тест на неблагоразумность также содержит элемент принципа пропорциональности [13]. Но выясняя является ли заключение (решение) настолько не разумным, что ни одна разумная власть не могла бы к нему прийти [14], и также создавая сильную презумпцию в пользу лица принявшего административное решение, законодатель требует, чтобы судья мотивировал свое вмешательство, в силу его незначительной роли в административном процессе в целом [15].

Таким образом, сопоставляя принцип пропорциональности и тест на неблагоразумность, следует признать, что это два независимых, не взаимосвязанных принципа. При этом также не следует полагаться на мнение некоторых ученых, утверждающих что европейское административное право появилось в результате интервенции права континентальной правовой семьи в англосаксонскую в силу разности значений и целей принципов административного права.

Другим столпом Европейского административного права является принцип равенства. В силу того что данный принцип нашел прямое закрепление в статье 6 Договора о ЕС [16], его труднее сформулировать из национального законодательства.

Если же обратиться к Конституции США, то можно увидеть, что принцип равенства применим с разными степенями строгости [17]. Когда принцип применим менее строго, лицо должно доказать, что он или она находятся в похожей ситуации в наиболее соотносимых обстоятельствах к лицу, с которым обошлись по-другому. Когда принцип применим более строго, суд обязан вмешаться чтобы выяснить, чтобы установить находится ли лицо с которым обошлись не так как с другими, в более или менее сопоставимой ситуации. Очевидно, что строгий подход дает суду мощный инструмент для судебного пересмотра.

Европейский суд правосудия сформулировал формировал подобную позицию на протяжении многих лет, в теории и практики повышая уровень тщательности исследования обстоятельств для применения данного принципа. Во-первых в отношении административного произвола, актов самоуправства: различия в обращении не могут считаться почвой для дискриминации которая запрещена, до тех пор пока они случайны [18].

Таким образом, принцип равенства ассимилируется с принципом пропорциональности. К примеру, в деле 114/76 Bela Mühle v Grows-Farm 1977 [19] Европейский суд правосудия решил, что обязательство определенной группы покупать по непропорциональной цене стало предпосылкой дискриминационной дистрибуции цен между различными агропромышленными секторами. Позже появилась формула для равной защиты: различия должны быть такого типа и значения для того чтобы оправдать дифференциацию [20]. Также как и принцип пропорциональности, принцип равенства позволяет судам рассматривать дело более тщательно, нежели тест благоразумности.

Принцип защиты правомерных ожиданий в Евросоюзе был сформулирован в делах затрагивающие отмену административных актов. В англосаксонском праве этот термин имеет иное происхождение: он связан с процессуальными гарантиями естественного правосудия, обязательством действовать справедливо [21], а его нарушение порождает право на административное слушание. В Великобритании отмена административного акта зависит исключительно от того, имела ли администрация соответствующие полномочия.

Законодательство стран ЕС предоставляет более значительные варианты защиты. К примеру, согласно секции 48 (2) АПК ФРГ 1976 года, не законное административное решение предоставляющее финансовую выгоду не может быть отменено пока бенефициар полагается на это решение и свои ожидания в противовес публичному интересу в отмене решения [22]. Европейский суд правосудия также подтвердил, что данное правило является частью правового режима ЕС [23]. Эта характерная черта в понимании правомерных ожиданий возникла из толкования основных прав.

Подводя итог вышеизложенному, следует отметить, что национальные правовые системы стран ЕС уникальны, индивидуальны в своей истории и правоприменительной практики. И хотя законодательство ЕС стремиться к гармонизации и унификации, принципы права, развивающиеся в одной стране на протяжении сотен лет не стоит смешивать с другими подобными принципами. Возможно, для укрепления единства правового поля стран ЕС необходимо внедрить обобщенную гибкую инфраструктуру норм, включающую как общепринятые принципы, так и национальные, с учетом целей и нужд современного общества, и предоставить каждой стране право интерпретировать их в контексте ситуации, текущего правового положения субъектов, права и обязанности которых они затрагивают.

 

Литература:

1.         Шмелев И. В. Доктрина хорошей администрации: элементы и их содержание на примере стран Европейского Союза. Правовая инициатива № 3/2014.

2.         Smirnov E., Jastrebov O.Vаlue of the fiction theory for understanding the «Legal person»//World Applied Sciences Journal. 2013. Т. 27. № 7. С. 907–912.

3.         Ястребов О. А. Юридическое лицо публичного права: сравнительно-правовое исследование//Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук / Российский университет дружбы народов (РУДН). Москва, 2010.

4.         http://curia.europa.eu/jcms/jcms/Jo2_7024/#competences

5.         http://eur-lex.europa.eu/summary/chapter/human_rights.html?root_default=SUM_1_CODED=13

6.         http://www.echr.coe.int/Documents/Cases_list_2014_ENG.pdf

7.         Шмелев И. В. Доктрина эффективного управления: элементы и содержание на примере стран ЕС//Молодой ученый, 2014, № 16 (75). С.. 313.

8.         Шмелев И. В. Доктрина хорошей администрации: элементы и их содержание на примере стран Европейского Союза. Правовая инициатива № 3/2014.

9.         http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?qid=1419168163190&uri=CELEX:61985CJ0021

10.     Сборник судебных прецедентов ФКС ФРГ (BVerGE) за 1987, 203, дело № 74

11.     http://www.ngsa.org/download/filings_testimony/other_filings/Final %20Industry %20Comments %20to %20OMB %20on %20EIA %20Production %20Survey %20Expansion %202014_.pdf

12.     Сборник судебных прецедентов ФКС ФРГ (BVerGE) за 1967, 131 134, дело № 26

13.     Brind v Secretary of State for the Home Department (1991) 1 All ER 720

14.     Associated Provincial Picture Houses v Wednesbury Corporation (1947) 1 KB 223

15.     Brind v Secretary of State for the Home Department (1991) 1 All ER 738, 739 http://www.casebooks.eu/JeanMonnetDatabase/GeneralPrinciples/jrjmd.php?excerptId=4093

16.     http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=CELEX:12012M/TXT

17.     Tribe, American Constitutional Law, Minneola: Foundation Press, 1988. 1436–1454.

18.     Union des Minotiers Des Champagne, 1974, ECR 877, 886

19.     http://curia.europa.eu/juris/showPdf.jsf;jsessionid=9ea7d0f130d5b25210db2bb64cc39e1ff2c0b7fd6a0c.e34KaxiLc3eQc40LaxqMbN4OaheOe0?text=&docid=89477&pageIndex=0&doclang=EN&mode=lst&dir=&occ=first&part=1&cid=1260065

20.     Mauro Bussani, Ugo Mattei. The Cambridge Companion to Comparative Law. Cambridge University Press. P.158

21.     Robert Thomas. Legitimate Expectations and Proportionality in Administrative Law. Hart Publishing, 2000. P. 62.

22.     http://www.iuscomp.org/gla/statutes/VwVfG.htm

23.     Deutsche Milchkontor, 1983, ECR 2633, 2669, дела 205–215/82.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle