Библиографическое описание:

Югов А. А. Законопроектный процесс: на подступах к созданию системной теории // Молодой ученый. — 2015. — №1. — С. 339-345.

1.                 Структура законопроектного процесса

Законопроектный процесс в Российской Федерации объективно обусловлен федеративной природой государства, которая предусматривает право разрабатывать и принимать законы как для федерации в целом, так и для субъектов федерации, и соответственно имеет два уровня: федеральный и региональный. [1] Каждый уровень характеризуется собственной системой законотворческих органов и состоит из нескольких видов.

Вид законопроектного процесса представляет собой систему общественных отношений, которая продуцируется законоустановленными субъектами этого вида процесса. Наименование вида производно от названия основного субъекта законотворчества в соответствующей системе. Так, в соответствии с действующим законодательством на федеральном уровне имеют место 5 видов законопроектного процесса. Это: а/ статутный или парламентский законопроцесс, когда основным законосозидательным субъектом является парламент; б/ плебисцитный или референдарный, когда основным законосозидательным субъектом выступает народ в лице избирательного корпуса; в/ указное законотворчество, когда правовой акт (указ Президента РФ), имеющий силу закона, исходит от главы государства, [2] г/ конституционно-судебное законотворчество, в процессе осуществления которого высший судебный орган конституционного контроля принимает постановления имеющие силу закона, [3, С.14] д/ комбинированное законотворчество осуществляемое совместно федеральным и региональными парламентам.

На региональном уровне в соответствии с действующим законодательством сформировались три вида законопроектного процесса. Это: а) статутный (парламентский), в котором основным законосозидающим субъектом является законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ, самостоятельно разрабатывающий и принимающий региональные законы; б) плебисцитный (референдарный), когда закон является результатом проведённого регионального референдума; в) партисипаторный, представляющий собой форму соучастия регионального парламента в законотворческой деятельности федерального парламента по предметам совместного ведения Российской Федерации и её субъектов; г) уставно-судебное (или конституционно-судебное) законотворчество, когда уставный или конституционный суд субъекта РФ принимает итоговое постановление имеющее силу регионального закона.

В процессе реализации Конституции РФ, Основных Законов субъектов федерации, регламентов парламентов и законодательства о референдумах утвердилась практика, в которой тот или иной вид законопроектного процесса имеет несколько форм. Это отчётливо видно, если сравнить внутривидовые формы федерального статутного законопроектного процесса и внутривидовые формы регионального статутного законопроектного процесса.

Федеральный статутный законопроектный процесс реализуется через 5 внутривидовых форм. В их числе: 1. Система юридических процедур по принятию Конституции Российской Федерации; 2. Система юридических процедур по принятию закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации; 3.Система юридических процедур по принятию ФКЗ; 4. Система юридических процедур по принятию ФЗ; 5. Система юридических процедур по принятию ФЗ о ратификации международных договоров.

Региональный статутный законопроектный процесс объективируется через 3 внутривидовые формы: 1. Система юридических процедур по принятию Основного Закона субъекта РФ; 2. Система юридических процедур по принятию регионального закона о внесении изменений в Основной Закон субъекта РФ; 3. Система юридических процедур по принятию текущего регионального закона.

Как видно из вышесказанного внутривидовая форма законопроектного процесса по своему содержанию есть совокупность нормативно определённых юридических процедур, которые установлены для разработки и принятия конкретной юридической формы закона — Основного Закона, закона о внесении изменений в Основной Закон, текущего закона и так далее.

Юридическая процедура, следовательно выступает как системообразующий фактор внутривидовой формы законопроектного процесса. А в том случае, когда вид законопроектного процесса не распадается на формы, то юридическая процедура является системообразующим элементом в содержании вида. Это значит, что юридическая процедура выполняет роль понятийного ядра в осмыслении всего комплекса вопросов связанных с пониманием сущности и содержания законопроектного процесса. Отсюда вытекает исключительная важность определения понятия «юридическая процедура» и становится понятным, почему этот вопрос постоянно находится в центре внимания специалистов и широко и в самых разнообразных аспектах основательно исследован в трудах советских и российских учёных. [4] Так, Протасов В. Н. отмечает, что процедура представляет собой систему, которая: а) ориентирована на достижение конкретного социального результата; б) состоит из последовательно сменяющих друг друга актов, ступеней деятельности; в) создаёт модель развития, движения какого-либо явления, закрепляемую на нормативном уровне; г) иерархически построена; д) находится в динамике, развитии; е) выступает средством реализации главного для неё общественного отношения. [5,С.6–7]

На наш взгляд, процедура законопроектного процесса это основной и первичный элемент законопроектного процесса, который представляет собой юридическое действие управомоченного субъекта, состоящее из оперативных приёмов и средств, и обеспечивает решение нормативно определённой процессуальной задачи по созданию закона в логически и хронологически обусловленный всей системой данного вида (формы) законопроектного процесса момент.

 Совершенно очевидно, что «процедура» в законопроектном процессе имеет собственное содержание и полностью не совпадает ни с пониманием процедуры в науке управления, ни с её трактовкой в общеправовой теории, а соотносится с ними, как одна из форм их частного проявления.

Уже из вышеизложенного видно, что для проникновения в сущность законопроектного процесса понятие «процедура» имеет решающее значение, так как она есть ключевой компонент законосозидательной деятельности и системообразующий фактор законопроектного процесса, выполняет роль инструмента позволяющего решать этапные задачи разработки и принятия закона и обеспечивает достижение конечного результата.

Многофункциональное назначение юридической процедуры в законопроектном процессе обусловливает её внутреннюю архитектонику, которая представляет собой определённую совокупность простейших юридически значимых действий. Например, процедура пленарного рассмотрения законопроекта федерального закона во втором чтении в Государственной Думе может включать в себя следующие юридически значимые действия: 1) доклад представителя ответственного комитета по данному законопроекту; 2) выступление Полномочного представителя Президента РФ в Госдуме; 3) выступление субъекта права законодательной инициативы; 4) выступление Полномочного представителя Правительства РФ в Госдуме; 5) выступление Уполномоченного представителя Совета Общественной палаты РФ; 6) голосование по поправкам рекомендованных ответственным комитетом для принятия; 7) голосование по каждой поправке рекомендованной для принятия, если есть возражения депутатов и приглашённых; 8) голосование по поправкам рекомендованных ответственным комитетом для отклонения; 9) голосование по каждой поправке, в отношении которой ответственный комитет решение не принял.

В зависимости от содержания и характера действующего законодательства процедура законопроектного процесса может представлять собой отдельную стадию процесса в обычном её понимании, либо быть её составной частью. Поскольку система юридических процедур каждого вида или внутривидовой формы законопроектного процесса сугубо индивидуальна, то соответственно не совпадают и количество и наименования стадий.

Научный подход к вопросу о численности стадий в законопроектном процессе будет обеспечен, если мы чётко определим основания выделения стадий и укажем критерии разграничения законопроектного процесса на составляющие его стадии. Для этого, прежде всего, нужно понять, что законопроектный процесс имеет кинетическую форму развития, то есть он состоит не только из непрерывно длящегося движения, но и включает в себя «статичные точки», в которых субъекты этого процесса принимают процессуальные правовые акты (постановления парламента или его палат, распоряжения спикера парламента (палаты) и т. д.).

Эти процессуально-правовые акты («enter» — правовые акты») обеспечивают движение законопроекта, двигая его по руслу законосозидательного пути, и выполняют роль «связующего узла», который соединяет (сцепляет) предыдущую стадию с последующей стадией. Они же являются рубежом, который разграничивает весь процесс на составляющие его процедурные стадии. Такое кинетическое понимание формы законопроектного процесса, когда в нём органично сосуществуют статичное и динамическое начало, не оставляют места для субъективного усмотрения при решении вопроса о численности стадий, поскольку виды «enter» — правовых актов» определены законодательно.

Важно и то, что пространственно-временное существование стадии находится в пределах действия собственной компетенции соответствующего субъекта законопроектного процесса, который в свою очередь занимает строго определённое иерархическое место в общей системе конкретного вида (формы) законопроектного процесса. Это также исключает произвольное деление его на стадии.

2.                 Участники и субъекты законопроектного процесса

В общем спектре основных параметров, определяющих современное научное понимание сущности, содержания и формы законосозидательной деятельности, концептуально важное место принадлежит вопросу о составе участников законопроектного процесса, так как состав участников характеризует политическую сущность законодательной работы и даёт объективное представление о реальном состоянии уровня демократии в обществе.

Все, кто в той или иной мере и форме обеспечивают создание будущего закона или содействуют разработке и принятию законопроекта, являются участниками законопроектного процесса в широком смысле. Однако, их правовое положение и роль в формировании содержания будущего закона далеко не одинаковы. Поэтому с учётом степени их влияния на создание закона в процессе работы над проектом всех участников этой деятельности можно и нужно разделить на две группы. Первая группа — это обязательные участники законопроектного процесса, а вторая группа — консультативные участники законопроектного процесса.

Обязательные участники законопроектного процесса — это законотворствующие участники, они наделены правом решающего голоса, который используют в целях формирования содержания будущего закона, то есть обладают правом совершать действия, обязательные для легитимации правовых норм будущего закона. Именно они являются субъектами законопроектного процесса (законотворцами) в самом прямом смысле.

Консультативные участники законопроектного процесса — это те, кто обладают рядом рекомендательных прав, позволяющих им участвовать в обсуждении законопроектов, но они не принимают юридически значимых решений в процессе создания содержания закона. Эта форма участия представителей общественности в законосозидающей деятельности после вступления в силу Конституции РФ 1993 года получила мощное развитие. Например, во исполнение федерального закона от 25 декабря 2008 года (№ 283-ФЗ) палаты Федерального Собрания РФ внесли изменения в свои Регламенты, в результате которых Общественная палата Российской Федерации стала активным участником федеральной законопроектной деятельности, так как внесённые изменения позволили членам Общественной палаты, уполномоченных Советом Общественной палаты, участвовать в обсуждении законопроектов на стадии пленарного рассмотрения проектов законов, а в предусмотренных регламентами случаях и принятых законов.

Участие в законопроектном процессе не только органов публичной власти (государственной и муниципальной), но и самих граждан-избирателей, а также институтов гражданского общества позволяет в результате совместной консенсуальной деятельности достигать необходимого для принятия закона компромисса, что отражает разнообразие ожиданий, устремлений и намерений значительного числа социальных сил и групп населения, позволяет учитывать как конкурирующие интересы всех ветвей власти, так и притязания оппозиционных общественно-политических структур.

Всякий раз, когда требуется определить состав участников законопроектного процесса, надлежит знать, что круг участников законопроектного процесса зависит от уровня законопроектного процесса и определяется его видом, а в том случае, если последний представлен различными формами, то соответствующая внутривидовая форма характеризуется своим кругом участников. Естественно поэтому, что численность и наименование субъектов и участников законопроектного процесса различаются по уровням, видам и внутривидовым формам.

Так, например, в законосозидательной деятельности по разработке и принятию текущего федерального закона, федерального конституционного закона и закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации могут принимать участие следующие субъекты законопроектного процесса (субъекты в данном случае — уполномоченные органы государственной власти, обладающие правом решающего голоса для формирования и изменения содержания будущего закона): Президент РФ, Совет Федерации ФС РФ, Государственная Дума ФС РФ, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, Правительство РФ, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ, Верховный Суд РФ (по вопросам своего ведения), Конституционный Суд РФ (по вопросам своего ведения), и группа парламентариев численностью не менее одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы. Этот установленный Конституцией РФ перечень является закрытым.

Консультативные участники указанного выше федерального законопроектного процесса (консультативные участники в данном случае — это институты, организации и государственные органы, присутствующие в законопроектном процессе с правом совещательного голоса и осуществляющие экспертные и консультативные функции): Общественная палата РФ, Аппарат Государственной Думы ФС РФ, Аппарат Совета Федерации ФС РФ, научно-исследовательские институты и экспертные учреждения, приглашённые лица и организации, собрания граждан при всенародном обсуждении законопроекта и другие. Закон не содержит прямых ограничений для определения состава участников законопроектного процесса.

3.                 Предмет законосозидательной деятельности: законопроект и закон

Как уже было отмечено, понятия «законодательный процесс», с одной стороны, и «законопроектный процесс», с другой стороны, не являются тождественными. Более того, они имеют принципиальные различия. В известном смысле «законопроектный процесс» соотносится с «законодательным процессом» также как процесс изготовления полуфабриката соотносится с уже готовым продуктом. Главным критерием, который позволяет отличить и разграничить эти правовые явления, является предмет того и другого процесса. Предметом законопроектного процесса является не закон в его строго юридическом понимании, а только проект закона, в то время как о законодательном процессе можно говорить лишь в том случае, если мы осуществляем какие-либо действия с собственно законом как непосредственно действующим правовым актом. Таким образом, законопроект и закон — это принципиально отличные друг от друга правовые феномены. Закон — это действующий и обязательный для исполнения нормативно-правовой акт, принятый управомоченными институтами или органами публичной власти в специально установленном порядке, который по сравнению с другими правовыми актами обладает высшей юридической силой. Закон можно реализовать в том виде, в каком он существует. Другое дело — проект закона. Законопроект — это документированный текст предлагаемого к принятию, то есть будущего закона, подготовленного для внесения на рассмотрение законодательного органа государственной власти или на референдум. Содержащиеся в законопроекте принципы, правила и установки не могут быть использованы в правоприменительной практике, так как собственной юридической силой не обладают и им ещё только предстоит получить статус правовой нормы, когда проект будет полностью оформлен в качестве закона и вступит в силу.

Разделительная грань между законопроектом и законом проходит прежде всего по их содержанию. Если текст закона содержит уже отвечающие всем формальным юридическим требованиям правовые нормы, которые подлежат обязательному применению, использованию и соблюдению, то в тексте законопроекта содержатся только предполагаемые для будущего использования предложения и идеи о возможных в дальнейшем обязательных правилах поведения, то есть, образно говоря, законопроект — это документ о намерениях.

Разительные различия между законопроектом и законом наблюдаются и тогда, когда мы сравниваем их по формально-техническим признакам. Различными являются: порядок официальной регистрации этих документов, реквизиты позволяющие их идентифицировать и инфраструктурное сопровождение в виде шлейфа сопутствующей документации.

Совершенно очевидно также, что принципиально отличаются законопроект и закон по своему целевому назначению. Если законопроект представляет собой универсальный инструментарий для перевода законодательных гипотез и предложений в состояние действующих правовых норм, то целевое назначение закона в том, чтобы непосредственно регулировать общественные отношения, устанавливать правовой статус, определять правила поведения.

На основе сравнительного анализа свойств законопроекта и закона можно достаточно определённо выделить следующие специфические черты проекта закона. Во-первых, проект закона ещё не закон, а только средство и способ создания закона, формирования последнего как действующего нормативного правового акта; во-вторых, проект закона, как инструмент для формирования будущего закона, не являясь ещё правовым актом, не обладает ни одним из тех юридических свойств, которыми обладает закон; в-третьих, в силу того, что законопроект не является нормативным правовым актом, он не представляет собой элемент правовой системы государства и не включается в её содержание; в-четвёртых, почти однозначно утверждение, что содержание законопроекта и содержание закона полностью не совпадают друг с другом; в-пятых, законопроект — это в известном смысле контурный правовой документ, имеющий временное действие, в то время как закон, вступивший в юридическую силу, рассчитан на использование в течение длительного времени и, как правило, отличается стабильностью.

Обозначенный выше подход к пониманию сущности законопроекта и сравнительный анализ признаков законопроекта и закона позволяют в порядке первого приближения сформулировать дефиницию законопроектного процесса. Законопроектный процесс — это нормативно регламентированная и поэтапная юридическая деятельность управомоченных субъектов, имеющая своей целью обеспечить создание закона в строго установленной логической и технологической последовательности и предписанными законом средствами и способами. В этом определении важно отметить, что речь идёт только о процессе создания будущего закона, а самого закона, как предмета, на который обращена вся эта деятельность, ещё нет, поскольку в законопроектном процессе закон — это конечная цель всей этой деятельности, то есть только результат деятельности.

Для дальнейшего исследования отличительных признаков «законопроекта» в сравнении его с законом следует обратить внимание на то, что все известные виды и внутривидовые формы законосозидательной деятельности объединяет один и тот же фактор — а именно во всех случаях субъекты законотворческого процесса имеют в качестве предмета своей деятельности проект закона. Это, во-первых, одно из доказательств того, что деятельность по созданию закона есть процесс законопроектный, а во-вторых, для того, чтобы полнее выявить специфику законопроектной деятельности (особенно в двухпалатных парламентах) важно проследить те качественные изменения, которые претерпевает законопроект в процессе работы над ним в парламенте.

Так, например, на основе анализа действующего в Свердловской области законодательства можно констатировать, что в Свердловском областном Законодательном Собрании законопроект будущего текущего закона до того, как он приобретёт качество действующего закона должен пройти через следующие организационно и юридически фиксируемые состояния, каждое из которых представляет собой отдельный вид (разновидность) законопроекта: 

1.             Законопроект, зарегистрированный в Аппарате Законодательного Собрания;

2.             Законопроект, принятый к рассмотрению (решение о принятии к рассмотрению оформляется распоряжением Председателя Законодательного Собрания);

3.             «Отказной» законопроект (решение об отказе в приёме к рассмотрению принимает Председатель Законодательного Собрания);

4.             Законопроект, поступивший в профильный комитет (профильный комитет определяет Совет Законодательного Собрания);

5.             Законопроект, рекомендованный профильным комитетом для рассмотрения на пленарном заседании Законодательного Собрания;

6.             Законопроект, отклонённый профильным комитетом и направленный субъекту законодательной инициативы;

7.             Законопроект, прошедший внутреннюю и (или) независимую экспертизу;

8.             Законопроект, рассмотренный Законодательным Собранием — варианты:

а)     принятый (или отклонённый) в первом чтении;

б)     принятый (или отклонённый) во втором чтении;

в)     принятый (возвращённый для второго чтения; отклонённый) в третьем чтении;

9.             Законопроект, повторно рассмотренный после отклонения Губернатором и признанный:

а)     принятым с учётом поправок согласительной комиссии;

б)     принятым в прежней редакции;

в)     отклонённым.

10.         Законопроект подписанный Губернатором области и направленный для официального опубликования;

11.         Законопроект опубликованный в официальном источнике, но не вступивший в законную силу;

12.         Законопроект вступивший в силу и обязательный для исполнения (действующий полноценный закон).

Проблема определения момента, когда законопроект перестаёт быть проектом и становится законом, объективно существует в практике законотворческой деятельности как в национальном, так и в мировом правовом пространстве. Это отчётливо прослеживается в разнообразии юридического закрепления процессуальных технологий по разработке и принятию законов в конституциях отдельных государств. Как показывает анализ этих генеральных правовых актов, вопрос о стадиях законосозидающего процесса, на которых проект закона перестаёт быть проектом и становится законом, решается далеко неодинаково.

Так, в ФРГ законопроекты вносятся в Бундестаг, который согласно статьи 77 действующего Основного Закона Федеративной Республики Германии наделён правом принимать федеральные законы. Из Бундестага в верхнюю палату — Бундесрат поступает уже закон, а не проект. И все последующие стадии технологической цепочки разработки этого правового акта последний проходит уже в статусе «закона». То есть решение вопроса о том, когда законопроект становится законом находится в юрисдикции нижней палаты. Аналогичный порядок в отношении федеральных законов закреплён и в Конституции Российской Федерации.

Однако, иначе решён этот вопрос в Конституции США. В разделе седьмом со значком два сказано, что «Каждый законопроект, принятый Палатой представителей и Сенатом, прежде чем стать законом, представляется Президенту Соединённых Штатов; если он одобряет законопроект, то подписывает его; если не одобряет, то возвращает его со своими возражениями в ту палату, которой последний был предложен, а палата вносит возражения Президента полностью в свой протокол и пересматривает законопроект». То есть согласно Конституции США законопроект становится законом только после того, как Президент подписал законопроект (или не возвратил его в течение 10 дней). В соответствии с этой конституционной клаузулой законопроект не может вступить в силу и не приобретает свойства действующего закона до тех пор, пока Президент США не объективирует своё решение в отношении его содержания. На наш взгляд, это наилучший вариант, поскольку по общему правилу не подписанный и не опубликованный юридический документ применению не подлежит; что в частности, закреплено и в части третьей статьи 15 действующей российской Конституции, которая помещена в главе первой, нормам которой не могут противоречить никакие другие положения этой конституции. Соответственно необходимо внести поправки в главу 5 Конституции РФ с целью приведения её в соответствие с частью 3 статьи 15.

4.                 Принципы законопроектного процесса

Современная научная организация законопроектного процесса имеет в своей основе целую систему принципов, поскольку законопроектный процесс, с одной стороны, представляет собой самостоятельный вид управленческой деятельности, а с другой стороны, это отчётливо сформировавшийся правовой институт.

Как вид управленческой деятельности законопроектный процесс объективно сориентирован на соблюдение универсальных принципов научного управления прямо влияющих на эффективность законотворческого труда. В их числе в первую очередь нужно выделить следующие:

1)                 Принцип общечеловеческой целесообразности, когда человек признаётся высшей ценностью общества;

2)                 Принцип демократического единства, в соответствии с которым решение принимается на основе общего интереса;

3)                 Принцип объективности, согласно которому решение принимается на основе объективной информации и объективных законов общественного развития;

4)                 Принцип комплексности, предполагающий принятие решения с учётом всех или большинства связей и взаимозависимостей решаемой проблемы;

5)                 Принцип минимизации субъективизма посредством использования прогрессивных информационных технологий и повышения уровня профессионализма и культуры.

Как организационно обособленный, но находящийся в составе единой российской национальной правовой системы, юридический институт, законопроектный процесс протекает в соответствии с всеобщими правовыми принципами, такими как персоноцентризм, народовластие, плюрализм, свобода, справедливость, законность и другие. [6, С.120–122]

Вместе с тем законопроектный процесс как правовой институт характеризуется своими собственными (специальными) принципами. Эти институциональные принципы законопроектного процесса выполняют роль обобщённых требований для функционирования данного института, обеспечивают функциональную взаимосвязь с национальной правовой системой и взаимодействие с основными закономерностями развития общества. Они отражают системные закономерности и особенности общественно-политического строя страны, обусловлены содержанием внутренней и внешней политики государства.

Будучи закреплёнными в нормативно-правовых актах специальные принципы данного института предопределяют внутреннее строение законопроектного процесса, а также влияют на статику и динамику и весь ход его развития. Они охватывают все основные этапы подготовки, разработки, обсуждения и принятия, а также издания законов и установления гарантий соблюдения содержащихся в них требований. Эти принципы выполняют роль несущей конструкции законопроектного процесса и служат основополагающими ориентирами для субъектов и участников законотворчества.

На основе анализа действующего законодательства и обобщения практики его реализации можно выделить следующие доминирующие принципы законопроектного процесса:

а)     вид закона должен соответствовать его правовому назначению;

б)     обязательность соблюдения всех законоустановленных процедур соответствующего вида (формы) законопроцесса;

в)     адекватное отражение социальной, экономической и политической ситуации;

г)     правовая и экономическая обоснованность законопроекта;

д)     предварительное публичное обсуждение законопроекта;

е)     профессиональное использование законодательной техники;

ж)   современный уровень применения общенаучной и юридической терминологии;

з)      внутренняя и внешняя непротиворечивость законопроекта;

и)    экспертное апробирование законопроекта;

к)     безусловное соблюдение законов формальной логики;

л)     научное прогнозирование эффекта реализации закона.

Последовательное и точное следование выработанным в теории и на практике принципам гарантирует внутреннее единство, непрерывность и слаженность законопроектного процесса, легальность и легитимность совершаемых юридических процедур, логичность и гармоничность содержания законопроекта и, в конечном счёте, эффективность действия принимаемого закона.

 

Литература:

 

1.      Карпов Н. Н. Законодательный процесс в Российской Федерации. (Электронный ресурс): Учебник для вузов. М.:ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право,2012.

2.      Правомерность указного (делегированного) законодательствования, осуществляемого в РФ Президентом Российской Федерации, подтверждена Постановлением Конституционного Суда РФ № 2-П от 27 января 1999 года «По делу о толковании статей 71 (пункт «г»), 76 (часть 1) и 112 (часть 1) Конституции Российской Федерации» URL:http://sudbiblioteka.ru/ks/docdelo_ks/konstitut_big_820.htm

3.      Мнение о том, что Конституционный Суд РФ в ряде случаев выступает в роли законодателя разделяют многие учёные. Например, Саликов М. С. пишет, что «Функция толкования конституционного (уставного) текста, особенно в условиях установления жёстких механизмов изменения его содержания в целях обеспечения стабильности Конституции, приобретает новое качество — конституционного законодательствования» См.: Конституционное право Российской Федерации. Сборник судебных решений. Составитель, автор введения и комментариев М. С. Саликов. Екатеринбург: Издательство УрГЮА, 1997.

4.      Алексеев С. С. Структура советского права. М.:1975; Лучин О. В. Процессуальные нормы в советском государственном праве. М.:1976; Пиголкин А. С. Процессуальная форма в правотворчестве. Юридическая процессуальная форма: теория и практика. /Под ред. П. Е. Недбайло, В. М. Горшенёва. М.:1976; Теория юридического процесса. Под ред. В. М. Горшенёва. Харьков,1985; Байтин М. И.,Яковенко О. В. Теоретические вопросы правовой процедуры // Журнал российского права. 2000. № 8.

5.      Протасов В. Н. Юридическая процедура. М.:1991.

6.      Теория государства и права. Учебник для вузов. Ответственный редактор В. Д. Перевалов. 3-е издание. М.: Норма, 2007.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle