Библиографическое описание:

Канакина В. А. Развитие кооперации в России // Молодой ученый. — 2014. — №21. — С. 322-326.

Кооперация в России имеет собственный путь развития, отличный от западноевропейских стран, ее особенностью явилось то, что она преимущественно формировались в сельской местности. В развитии российской кооперации Павлова Г. выделила 3 «кооперативных прорыва» [8, с. 76].

Первый подобный прорыв произошел после отмены крепостного права и продлился до революции 1917 г. Бурному развитию кооперативов в этот период способствовала аграрная реформа П. А. Столыпина, которая была направлена на разрушение крестьянской общины. Насаждение отрубов и хуторов способствовало созданию мелких собственников в деревне. Преобладание дворовых земледельческих хозяйств на основе функционирования совместного семейного труда увеличивало эффективность использования средств производства, способствовало расширенному воспроизводству и возникновению сельскохозяйственной кооперации [2]. Мелкие хозяйства объединялись в кооперативы по собственной инициативе, преследуя свои экономические интересы, такие как получение и увеличение дохода, повышение производительности труда, снижение затрат на производство, расширение рынка сбыта и др.

Дифференциация дворовых семейно-трудовых хозяйств способствовала выделению и развитию в рамках сельскохозяйственной кооперации различных видов кооперативов. Их специализация была обусловлена объективными потребностями социально-экономического прогресса на пути вступления сельского хозяйства в товарно-денежные отношения и вовлечения его в систему национального рынка [2].

В дореволюционной России число кооперативов стремительно увеличивалось, и по их количеству страна вышла на первое место в мире. Если на начало 1901 г. число кооперативных объединений составляло 1625, то на 1 января 1917 г. их количество выросло до 47187. В кооперативном движении, по оценкам экономистов, участвовало 14 млн. человек, а с членами их семей — 84 млн., таким образом, можно сказать, что членами различных кооперативов были более половины населения страны [6, с.154]. Такому стремительному развитию кооперативного движения способствовали, во-первых, поддержка со стороны властей, которые гарантировали устойчивое их развитие и, во-вторых, нравственная поддержка людей, знакомых с теоретической стороной кооперации.

Революция 1917 г. изменила ход развития общественных отношений, что не могло не сказаться на положении кооперации. В первые послереволюционные месяцы новое руководство не стремилось разрушать кооперацию как форму хозяйственной деятельности, поскольку распределением, особенно в деревнях, занимались кооперативы, и мелкие товаропроизводители были единственным источником удовлетворения нужд населения, так как крупная промышленность, в основном, была направлена на нужды армии. В этой связи действия власти были направлены на развитие одного вида кооперации — потребительской. Она должна была стать основным распределительным механизмом нового общества. Но принципы, на которых основывается кооперация, были несовместимы с идеалами советской власти, в представлении которой новое общество должно быть обобществленным и бестоварным.

В период с ноября 1918 г. по декабрь 1920 г. происходило огосударствление кооперации. За это время органы советской власти фактически полностью стали распоряжаться имуществом всех видов кооперации и их работников [4, с.13].

В 1918 г. в известиях ЦИК был издан «Проект декрета о потребительских коммунах», согласно которому планировалась организация социалистического общества как сети «потребительско-производственных коммун». Эта концепция подразумевала национализацию всех потребительских объединений и создание потребительско-производственных коммун. Вступление в потребительское общество было обязательным условием для всего взрослого населения страны. Организация распределения и учета продовольствия в районе осуществлялась одним кооперативом.

До 1919 г. производственные земледельческие коммуны были основной хозяйственной формой организации труда в сельском хозяйстве [2]. Подобный эксперимент не дал положительного результата, так как в коммунах обобществлялись земля, все средства производства, домашняя утварь и даже личные вещи, а доходы распределились уравнительно, по количеству едоков. Подобная уравнительная система распределения не давала стимулов для производственной инициативы, а ликвидация личного подсобного хозяйства не позволяла крестьянину удовлетворять свои потребности и производить излишек.

В 1920 г. вышел декрет «Об объединении всех видов кооперативных организаций» (от 27 января 1920 г.), согласно которому все население обязано было стать членами потребительской кооперации, а различные виды кооперативов должны были войти в один потребительский кооператив и не могли вести самостоятельной деятельности. Это фактически означало огосударствление кооперации. Подобные действия советского руководства шли в разрез с основными принципами кооперативного движения: добровольное вступление заменялось обязательным членством, а одному виду потребительской кооперации были подчинены все другие виды кооперативов. Такое объединение кооперативных организаций не способствовало мобильности управленческого аппарата. Кроме того, местные губернские союзы потребительских обществ не заботились о получении коммерческой выгоды.

Таким образом, потребительская кооперация, взявшая на себя функции объединения мелких товаропроизводителей, со своими задачами не справилась, и к концу 1921 г. кооперация, по выражению В. Ленина, находилась в «состоянии чрезмерного задушения» [5, с.64].

В целом можно сказать, что у новой власти в период «военного коммунизма» было противоречивое отношение к кооперации: наряду с поддержкой мелких товаропроизводителей (гарантия заказов, сырья, полуфабрикатов и оборудования через государственные органы) руководство страны одновременно ограничивало их самостоятельность и постепенно установило полный контроль над кооперативными организациями [11, с.88].

Подобная политика советского руководства, направленная на централизацию экономики и подчинение своему контролю мелкого производства, была обусловлена военным временем и борьбой за власть. Но для восстановления мирной жизни и вывода народного хозяйства из кризиса требовался новый курс в экономике.

С марта 1921 г. начала реализовываться новая экономическая политика. В эти годы кооперация пережила второе бурное развитие — второй «кооперативный прорыв» и приобрела большое значение в формировании и развитии отраслей производственного обслуживания. Главной задачей, которую советское руководство поставило перед кооперацией, было оказание помощи в восстановлении хозяйства страны.

Возрождение кооперации началось с возврата к ее основным демократическим принципам: добровольному членству в кооперативах, явочному порядку создания, практике вступительных взносов и паев, свободному избранию правлений кооперативных объединений, то есть к самоуправлению. В 1921 г. советское руководство отделило сельскохозяйственную, промысловую и кредитную кооперации от потребительской. Они получили полную независимость и право на создание самостоятельных систем. В 1922 г. в Москве был учрежден банк потребительской кооперации — Покобанк, а в 1923 г. он был преобразован во всероссийский кооперативный банк — Всекобанк.

Меры, принятые советским правительством в годы НЭПа, положительно сказались на деятельности кооперации по удовлетворению нужд населения страны. К концу 1926 г. кооперативный сектор преобладал в советском государстве: кооперативам принадлежало 52,2 % товарооборота: потребительским — 38 %, сельскохозяйственным — 11,6 % и промысловым — 2,6 % [4, с.15].

Статистические данные показывают, освободившись от государственной опеки, и тем самым, получив широкий простор для самодеятельности и творческой активности, потребительская кооперация являлась самой массовой формой хозяйственных объединений. К концу НЭПа она обеспечивала почти 70 % товарооборота страны и стала самым мощным товаропроизводящим каналом [4, с. 17]. Ее деятельность включала: закупку излишков сельскохозяйственной продукции у населения, имевших подсобное хозяйство; организацию закупок сельхозпродукции в колхозах и совхозах; откорм животных в своих подсобных хозяйствах; производство пищевой продукции на промышленных предприятиях потребкооперации; кооперативную торговлю.

Монофункциональные сельскохозяйственные товарищества (промысловые, рыболовецкие и др.) представляли по преимуществу первичную сеть кооперации. Сельскохозяйственные кооперативы производили от 40 до 70 % объемов важнейших сельскохозяйственных культур, а их доля в экспорте сельхозпродуктов составляла 60–80 % [3. с. 92]. В 1926–1927 гг. доля кооперации в снабжении крестьян орудиями и машинами составляла 65 %, а в 1928–1929 гг. — 85 % [8, с. 76].

В конце 20-х гг. ХХ в. происходит отказ советской власти от принципов НЭПа и от многоукладной рыночной экономики. Руководством страны был взят курс на сплошную коллективизацию сельского хозяйства, им ставилась задача в течение 5 лет обеспечить производственное кооперирование по меньшей мере 85 % крестьянских дворов и неуклонное перерастание первичных кооперативно-производственных объединений крестьян, различного рода товариществ в крупные коллективные хозяйства. Главными отличиями колхозов от кооперативных форм хозяйствования были вопросы о собственности и о самоуправления. Кооператив подразумевал добровольное сотрудничество (вступая в кооператив, каждый участник кооператива ставил своей целью реализациюсвоих интересов) обособленных производителей-собственников, которые, как правило, избегали обобществления. Каждый член кооператива вступал со своим паем и сохранял за собой право в случае выхода вернуть его обратно. Таким образом, собственность в кооперативе и при коллективной форме ее хозяйственного использования всеми членами кооперативной организации носила частный характер [1, с. 81]. Колхозы с поголовным включением в свои члены всего населения превращали собственность в совместно-неделимую форму. Обобществлялись труд, земля и все средства производства. В личной собственности оставались только жилые постройки и подсобное хозяйство. Работа осуществлялась на основе государственного планирования, и колхозы не могли самостоятельно принимать хозяйственные, управленческие и иные решения.

С конца 1920-х гг. началось свертывание многих видов кооперации: в ходе коллективизации во многих регионах страны была остановлена деятельность сбытовых, снабженческих и кредитных кооперативов; в 1935 г. потребительская кооперация была ликвидирована в городах, а в сфере торговли она стала монополистом в обслуживании сельского населения. Были фактически национализированы 26138 предприятий розничной торговли, 7096 предприятий общественного питания, 255 хлебозаводов и 1139 хлебопекарен и ряд других хозяйственных объектов, которые принадлежали сети потребительской кооперации [4, с. 16].

Командно-административная система управления производством, господство государственной формы собственности негативно сказались на кооперации. В сельском хозяйстве замена кооперирования крестьян коллективными формами хозяйствования, колхозами и совхозами, которые просуществовали 70 лет, не обеспечивала повышения эффективности ведения сельского хозяйства. Малые формы хозяйств, являясь самоуправляющимися предприятиями, позволяют кооперативам динамичнее реагировать на изменения в хозяйственной жизни общества, тогда как громоздкая система колхозных хозяйств и безоговорочное выполнение директивных планов не могут обеспечить эффективное управление хозяйством. Чаянов А. В. писал: «Сама природа сельскохозяйственных предприятий ставит пределы ее укрупнения, благодаря чему количественное выражение преимуществ крупного хозяйства перед мелким в земледелии никогда не может быть особенно большим» [10, с. 131]. Кроме того, материальное стимулирование участников кооперирования в отличие от всеобщей коллективизации позволяет каждому члену кооператива быть заинтересованным в результате своего труда. Демократические принципы организации кооперации, особенно кооперативное самоуправление, материальная заинтересованность, не могут работать в условиях тотального контроля и планирования со стороны государства.

К приходу либеральных реформ в СССР потребительская кооперация оказалась единственной формой кооперации, которая сформировалась как единая сложная структура.

С началом перестроечных процессов и переходом к рыночным отношениям происходит третий «кооперативный прорыв», по времени его начало можно отнести ко второй половине 80-х гг. ХХ в. Среди главных предпосылок нового этапа развития кооперации экономисты выделяют:

-          наметившиеся процессы демократизации и разгосударствления экономических отношений, которые выражались в легализации некоторых видов негосударственной деятельности;

-          наличие дефицита различных видов потребительских товаров, требовавшего наращивания производства товаров народного потребления и услуг;

-          формирование правовой базы кооперативного движения [7, с. 87].

Первый шаг к возрождению кооперативов был сделан в 1986 г., когда был принят закон «О государственных предприятиях». Цель этого закона — создание условий для получения рабочими дополнительных заработков, производственные кооперативы при предприятиях должны были создать дополнительные стимулы к труду. Но реализация данного закона не дала ожидаемых результатов, она привела к деформированию социальных принципов кооперации: применению в кооперативах наемного труда и к ориентированию деятельности кооперации на максимизацию прибыли. Одним из факторов, который тормозил развитие кооперации на данном этапе, был нерешенный вопрос о собственности. Без введения частной собственности и наличия реального собственника не может быть решена задача инвестирования, так как интересы текущего потребления, получения личного дохода членами кооперативов являются доминирующими, по сравнению с производственным накоплением.

Новый закон 1988 г. «О кооперации в СССР» положил начало преобразованиям собственности, разгосударствлению экономики, развитию реальных рыночных отношений и частного предпринимательства. Этим законом государство, в первую очередь, пыталось контролировать теневой рынок, на котором перераспределялись товары и деньги вне плановой экономики.

Согласно закону «О кооперации в СССР» предполагалось развитие кооперативов, которые, прежде всего, должны были ориентироваться на обслуживание населения. Но их деятельность распространилась на все сферы, в которых кооперативам было выгодно работать: производства товаров; общественного питания; торгово-закупочной; строительной; медицинской и др. О быстром росте кооперации в это время и об эффективности ее работы говорят следующие данные: если на 1 января 1988 г. в СССР действовало 13,9 тыс. кооперативов, то на 1 января 1990 г. их число возросло до 193 тыс. Численность работающих в них за эти два года увеличилась со 156 тыс. человек до 4,9 млн. без учета работающих по договору, а их число составляло 2,9 млн. человек. Объем продукции в годовом исчислении в ценах тех лет вырос с 350 млн. до 40,4 млрд. руб. [12, с. 94].

Таким образом, в СССР наряду с государственным сектором экономики возник частный, который обладал большими преимуществами. Государственные предприятия располагали большими материальными ресурсами, но были стеснены в действиях. Кооперативы же обладали малыми собственными ресурсами, но имели полную свободу в хозяйственной деятельности.

Однако кооперативы не смогли ликвидировать дефицит товаров, так как денежная эмиссия и рост доходов опережали приток товаров, а снабжение производственных кооперативов упиралось в государственные заказы и лимиты. В 1990 г. из-за этого 80 % всех кооперативов действовали при госпредприятиях, арендовали у них 60 % основных фондов и приобретали 2/3 потребляемого сырья и материалов, 70 % продукции кооперативы продавали госпредприятиям [12, с. 52].

В начале 90-х гг. ХХ века началось свертывание кооперативного движения. Экономисты выделяют ряд крупных проблем и противоречий, которые могли привести к этому процессу:

-          деформация новой кооперации. Доля реальных кооперативов была мала, в основном кооперативную форму использовали частные предприятия;

-          возникали противоречия между кооперативами и населением. Они стали конкурентами в приобретении многих видов товаров, что способствовало усилению дефицита. Углубляло противоречия и то, что у работников кооперативов были высокие заработки, а население привыкло к уравнительному распределению доходов;

-          в ходе развития кооперации начало происходить деформирование рыночных механизмов, так как нарождающиеся рыночные отношения не подразумевали государственного регулирования. Государство стало сдерживать рыночное влияние кооперации на государственный сектор путем введения ограничений, повышения налогов.

Вместе с тем кооперативное движение продолжало развиваться. После принятия ряда нормативных актов в 1990 г., касающихся собственности, предпринимательства, малых предприятий большинство кооперативов в сферах производства товаров и услуг преобразовались в индивидуальные частные предприятия, акционерные общества и в другие организационно-правовые структуры.

Современное состояние кооперации позволяет сделать вывод о четвертом «кооперативном прорыве», поскольку процесс развития и распространения кооперации перешел на новый уровень. Кооперация снова стала неотъемлемой частью современной экономической системы. Этому способствует деятельность правительства РФ, которая направлена на поддержку и развитие многих видов кооперации. Так, в рамках реализации государственной программы «Развитие сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008–2012 годы» было зарегистрировано в 2010 г. 6708 сельскохозяйственных потребительских кооперативов (СПоК) [9]. Развитие предпринимательства способствовало появлению новых видов кооперации, таких как аутсорсинг, субконтрактинг, франчайзинг, стратегические альянсы, консорциумы и др. Данные формы совместной предпринимательской деятельности позволяют снижать затраты производства и трансакционные издержки и повышать конкурентоспособность партнеров, а также делают выгодным существование малых фирм в условиях рынка.

Таким образом, за всю историю своего существования российская кооперация пережила четыре «кооперативных прорыва»:

-                   с 1862 до революции 1917 г.;

-                   годы НЭПа;

-                   вторая пол. 80-х гг. — начало 90-е гг. ХХ в..

-                   конец 90-х гг. ХХ в. — настоящее время (см. таблицу 1).

Таблица 1

«Кооперативные прорывы» в истории российской кооперации

Основные этапы организации и формы кооперации

Характеристика этапа и формы кооперации

1 прорыв: 1862–1917 гг.

Артель

Простая форма кооперации. Основывалась на добровольной основе самими крестьянами и принудительно по инициативе помещика. Артельные работы применялась для выполнения работ, которые требовали особо напряженного труда, например в сельском хозяйстве для пахоты, уборки, посева, молотьбы хлеба.

Потребительские кооперативы

Разрушение крестьянской общины в ходе аграрной реформы П. А. Столыпина, дифференциация дворовых семейно-трудовых хозяйств и их ориентация на рынок способствовали выделению и развитию различных видов кооперативов: перерабатывающих, снабженческих, сбытовых.

2 прорыв: годы НЭПа

Отделение сельскохозяйственной, промысловой и кредитной кооперации от потребительской

Каждый вид кооперации получил независимость и право на создание самостоятельных систем. Возврат к демократическим принципам кооперации.

3 прорыв: вторая пол. 1980-х гг. — начало 90-е гг. ХХ в.

Создание производственных кооперативов при предприятиях

Деформирование социальных принципов кооперации: применение в кооперативах наемного труда и ориентация деятельности кооперации на максимизацию прибыли и доходов. Нерешенный вопрос о собственности. Созданные кооперативы при предприятиях и сосредоточение властных полномочий в одних руках не давали возможности для осуществления деятельности кооперативных объединений на демократических принципах.

4 прорыв: конец 90-х гг. ХХ в. — настоящее время

Появление новых видов кооперации

Образование частного сектора экономики, чья деятельность распространилась на все сферы производства товаров, общественного питания, торгово-закупочной, строительной, медицинской и др. Появление межфирменной кооперации.

 

Характерно, что все короткие периоды оживления кооперативного движения приходились на время интенсивного развития рыночных отношений в стране, когда правительство создавало благоприятные условия для развития кооперации. И это неудивительно, поскольку рыночная экономика подразумевает свободу предпринимательства, творческой инициативы, самоуправление, материальную заинтересованность и наличие частной собственности. За годы своего существования кооперативы зарекомендовали себя как конкурентоспособные предприятия, способные отвечать постоянно меняющимся потребностям людей даже в сложной экономической, социальной и политической обстановке. Опыт предшествующих лет показывает, что для успешного функционирования и развития кооперации необходима государственная поддержка и последовательная экономическая политика государства, которая была бы направлена на создание кооперации как третьего сектора экономики, где наравне с государственным и частным равноправное положение занимает кооперативный сектор, а в сельскохозяйственном производстве он имеет приоритетное значение.

 

Литература:

 

1.                  Буздалов, И., Шмелев, Г. Проблемы развития сельскохозяйственной кооперации в переходных условиях // Вопросы экономики. № 1, 1995.

2.                  Володин, В. М. Производственная кооперация в сельском хозяйстве (теория, методология, опыт): автореф. дис. на соиск. учен. степ. докт. эконом. наук. (08.00.05) / Володин Виктор Михайлович. — М., 2001.

3.                  Дахов, И. Возможности возрождения кооперативного сектора экономики // Экономист № 1, 2000.

4.                  Кочкарова, З. Р. Исторический опыт развития кооперации в 20–40 гг. ХХ в. // Вестник ВГУ, Серия: История. Политологтя. Социология, 2008, № 1.

5.                  Ленин, В. И. Полное собрание сочинений / В. Ленин. Т. 43. [Электронный ресурс]. М., 1970. URL: http://uaio.ru/vil/43.htm

6.                  Мамонтов, В. Д. Дивергенция малого предпринимательства в современной экономике России: дис. на соиск. учен. степ. докт. эконом. наук. (08.00.01) / Мамонтов Владимир Дмитриевич. — Тамбов, 2004.

7.                  Никифоров, Л., Кузнецова, Т. Судьба кооперации в современной России // Вопросы экономики. № 1. — 1995.

8.                  Павлова, Г. О современной сельскохозяйственной кооперации // Экономист № 10, 2004.

9.                  Показатели производства сельскохозяйственной продукции и удельный вес малых форм хозяйствования в 2009–2010 г. [Электронный ресурс]. М., 2011. URL: http://akkor.ru/wp-content/uploads/2011/10/2011.10.06-pokazateli-proizvodstva.pdf

10.              Тарханов, О. В. Сущность кооперации, по А. В. Чаянову, и современность // Экономический журнал. Выпуск № 21, 2011.

11.              Ягов, О. В. Кустарно-промысловая кооперация Поволжья в условиях реализации новой экономической политики. — Самара — Пенза, 2008.

12.              Ясин, Е. Г. Российская экономика. Источники и панорама рыночных реформ. — М., 2002..

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle