Библиографическое описание:

Авладеев А. А. Уточнение понятий «экономическая интеграция» и «принудительная экономическая интеграция» // Молодой ученый. — 2014. — №21. — С. 260-263.

В статье на основе обобщения результатов анализа трактовок понятий «экономическая интеграция» и «принудительная экономическая интеграция», а также их противопоставления, конструируется авторские уточненные определения понятий в рамках статического и динамического подходов. Подчеркивается противоположная природа рассматриваемых форм интеграций, несмотря на тот факт, что они одинаково характеризуются изменениям внутренней связности экономического пространства.

Ключевые слова: экономическая интеграция, принудительная экономическая интеграция, международная экономика, формы интеграции.

In this article author’s constructed refined definitions of «economic integration» and «forced economic integration» in the context of static and dynamic approaches. It’s been made on basis of generalization of analysis of interpretations of definitions of above concepts and their oppositions. Opposite natures of concerned integrations' forms are stressed despite that fact that they both are characterized by changing of inner connectedness of economic zone in the same way.

Key words: economic integration, forced economic integration, international economics, forms of integration.

 

Современный мир живет в эпоху глобальных интеграционных процессов, затрагивающих все сферы жизни, будь то политика, экономика или образование. Международная экономическая интеграция является одним из важнейших определяющих факторов развития национальных экономик, проявляющимся в расширении и ускорении международных финансовых потоков, что, в свою очередь, способствует более эффективному использованию инвестиционных капиталов во всех областях мировой экономики и международного географического разделения труда, позволяющего странам существенно сократить издержки производства и, соответственно, добиться снижения цен на потребляемые товары. Процесс интеграции предусматривает постоянный поиск государствами гибких, убедительных и долгосрочных оснований переориентации нейтральных или добрососедских отношений в высшей степени партнерские.

Наглядный и успешный опыт функционирования ЕС и ряда других интеграционных структур, созданных во второй половине XX века в различных частях планеты, как пример современного уровня эволюции сложного процесса интеграции доказывает объективную потребность стран в дальнейшем развитии через интеграцию и фактически констатирует безальтернативность данного решения на пути преодоления противоречий между необходимостью экономического развития каждой отдельно взятой страны и ограниченными возможностями, которыми обладают эти страны для решения данной задачи.

Учитывая актуальность темы в политических, экономических и научных кругах, стоит обратить внимание на тот факт, что хотя зачастую международная интеграция базируется на принципах добровольного участия и взаимной заинтересованности участников интегрированного объединения (АТЭС, АСЕАН и т. д.), история знает и иные примеры. Достаточно вспомнить экономическую политику стран «оси» на оккупированных территориях или колониальную политику метрополий в XVI-XX веках, базировавшихся на прямой вооруженной угрозе, политическом шантаже или иных более завуалированных формах принуждения к интеграции.

Несмотря на наличие в современной экономической литературе значительного числа трудов, посвященных процессам интеграции (М. Максимова, Ю. Шишков, Я. Тинберген, Р. Купер, Б. Балаccа, В. Овчинникова и т. д.), проблематика «принудительной экономической интеграции» остается до настоящего момента малоизученной. Единственный значительный вклад в изучение данного вопроса внёс автор ряда научных публикаций А. Щепотьев, введший в научный лексикон данное понятие.

Необходимость глубокого и детального изучения данного вопроса связана с потребностью четко разграничить интеграцию с целью сотрудничества, позволяющей всем ее участникам получить такие материальные и иные выгоды, какие они не могли бы получить, действую автономно, и интеграцию с целью эксплуатации, невзирая на любые маскирующие ее факторы.

На начальном этапе исследования важно четко определить понятие «экономическая интеграция» как базовое для дальнейшего анализа.

В настоящее время в научном мире нет единой трактовки значения данного термина, что напрямую связано с выбором исследователями разных характеристик, с помощью которых можно однозначно отделить явления интеграционные от других.

Например, в отечественной и зарубежной литературе можно встретить следующие дефиниции:

-                   интеграция — это добровольное объединение двух или более самостоятельных экономических субъектов путем установления между ними связей, различных форм и типов, для достижения множества целей через взаимное сотрудничество [1, с.99–104];

-                   интеграция — это объединение экономических субъектов, развитие связей и углубление их взаимодействия между ними [2, с. 239];

-                   голландский лауреат Нобелевской премии Я. Тинберген представлял экономическую интеграцию как процесс создания наиболее желательной структуры мировой экономики с одновременным введением внутри нее элементов координации и унификации, а также исключением искусственных барьеров в ее функционировании [3, с.18–22];

-                   по мнению немецкого экономиста Х. Кастена, под интеграцией следует понимать слияние частей в единое целое. Вместе с тем, имеет место толкование интеграции как целевого состояния (конечного состояния после интеграционного процесса), либо как самого по себе интеграционного процесса [4, с. 27–46];

-                   согласно А. А. Керашеву, интеграция — это экономический процесс, в узком смысле слова представляющий собой форму интернационализации хозяйственной жизни, сводящуюся к переплетению национальных хозяйств и предполагающую проведение согласованной межгосударственной экономической политики. Интеграция в широком смысле рассматривается как процесс сближения, функционального переплетения и структурного сращивания прежде обособленных хозяйственных субъектов, в котором принимают участие хозяйствующие субъекты всех уровней экономических отношений [5];

-                   К. К. Калачян убеждал рассматривать интеграцию как объединение материальных, трудовых, интеллектуальных и иных ресурсов стран для совместного решения вопросов их развития и функционирования. В его понимании интеграцию необходимо рассматривать в том числе и как государственно-организационный процесс, результатом которого являлось создание институциональной системы, трансформирующейся позже либо в некое «политическое сообщество», либо в наднациональное образование, аналогичное по своим функциям современному государству [6, с. 10–11];

-                   В. М. Шумилов видел экономическую интеграцию как процесс взаимодействия публичных и частных лиц с целью создания максимально широкого экономического пространства, в котором могут свободно циркулировать все факторы производства [7, с. 197];

-                   экономисты Л. М. Максимова и И. Я. Носкова определяют интеграцию как форму межгосударственного регулирования экономической взаимозависимости стран, формирование с учетом общих потребностей региона хозяйственного комплекса, создание единого внутрирегионального рынка, рост уровня жизни и производительности труда в странах объединения [8, с. 154].

-                   Е. П. Пузакова выделяет следующие признаки, в совокупности отличающие экономическую интеграцию стран от других форм экономического взаимодействия:

1)                 глубокое взаимопроникновение и переплетение национальных производственных процессов;

2)                 развитие прогрессивных форм международной кооперации и специализации в производстве, опытно-конструкторских и научных разработок;

3)                 подчиненные стратегическим целям интеграции структурные изменения в экономике стран-участниц интеграции;

4)                 координация экономической стратегии и политики стран-участниц, направленная на регулирование интеграционного процесса [9, с. 164];

-                   Экономическая интеграция выступает в качестве способа взаимоувязки и согласования экономических интересов членов интеграционного объединения, конвергенции национальных экономик, приводит к формированию институциональной системы, необходимой для управления на основе международных норм права процессом межгосударственного сближения [10, с.31–38];

-                   Т. И. Николаева и В. М. Гаянова представляют интеграцию как целостное образование, действующее с учетом интересов всех участников во имя достижения общих стратегических целей, включающее в себя участников объединения и связей между ними, которые обусловлены стратегическими потребностями самих субъектов в повышении конкурентоспособности и создании относительно свободной от внешней рыночной конкуренции [11, с. 80–86].

-                   Швейцарский экономист В. Рёпке рассматривал интеграцию как состояние, при котором между национальными хозяйствами возможны такие свободные и выгодные торговые отношения, как и внутри этих хозяйств.

-                   Профессор В. А. Шлямин в своих трудах представлял экономическую интеграцию как некую форму взаимодействия государства и хозяйствующих субъектов, подразумевающую высокую степень взаимопроникновения и взаимозависимости [12, с. 48–52].

Из представленных определений можно выделить два различных методологических подхода к исследованию процесса экономической интеграции. В рамках первого, так называемого статического подхода, под экономической интеграцией понимают наступление благоприятных обстоятельств и предпосылок для интеграции, формирование надсубъектного (наднационального) института, задачами которого являются сближение национальных экономик и проведение его участниками согласованной межгосударственной экономической политики для достижения общих стратегических целей. Такое толкование сущности международной экономической интеграции долгое время оставалось основным, особенно у теоретиков неолиберального толка.

С точки зрения другого, «динамического», подхода можно говорить о данном понятии как об управляемом и добровольном процессе развития и укрепления связей с последовательным сближением и структурным сращиванием экономических субъектов, с целью получения сравнительных выгод. Одним из первых необходимость рассмотрения интеграции не только как статического состояния, но и как динамического процесса доказал венгерский экономист Б. Баласса, сформировав тем самым ставший в дальнейшем общепринятым, двуединый подход к толкованию сущности международной экономической интеграции.

Выделение различных методологических подходов важно тем, что единственное сформированное в настоящее время понятие принудительной экономической интеграции выдвинуто в рамках статического подхода. Согласно предположениям А. В. Щепотьева принудительную экономическую интеграцию необходимо рассматривать «как неравноправный, навязанный военно-политической силой союз двух и более сторон в период военных действий на захваченной территории государства либо после капитуляции проигравшей стороны в период зависимости проигравшей стороны от агрессора с целью экономической эксплуатации захваченной страны» [13, с. 19–22].

Принудительный характер формирования преобладания выгод одного из участников такого рода союзов над выгодами других участников, является ключевым фактором в феномене «принудительной экономической интеграции» и достаточно подробно описан теорией экономического доминирования Ф. Перру. Согласно данной теории основополагающим принципом хозяйственной жизни экономического мира является неравенство субъектов внутри него [14, с. 99–106]. Главным результатом неравенства, проистекающего из различий в размерах и соотношения сил партнеров, становится факт возникновения доминирующих и подчиненных экономических единиц; в силу чего эффект доминирования занимает место конкуренции. В рамках такого рода взаимоотношений принуждение трансформируется в специфическое благо, дающее его владельцу экономические преимущества, выраженные в возможности принуждать оппонентов принимать предлагаемые в одностороннем порядке условия сотрудничества.

Соглашаясь c А. В. Щепотьевым в фундаментальной основе определения, мы, однако, на примере таких государств как Китай, Корея, Сиам (существовавшее до 1932г. крупнейшее тайское государство в Индокитае, располагавшееся на территориях современных Тайланда, Мьянмы, Камбоджи, Лаоса и части Малайзии) и др., на рубеже XIX-XX веков формально являвшихся независимыми, но фактически находившимися в положении полуколоний, можем сделать выводы несколько противоречащие некоторым предположениям автора.

Так, основываясь на исторических фактах, с определенной долей уверенности можно утверждать следующее:

-                   для активизации процесса «принудительной экономической интеграции» необязательно наличие сопряженного по времени прямого военного противоборства сторон (заключению между Британской империей и Королевством Сиам в 1855 г. договора, давшего первым права торговли и владения недвижимостью в районе Бангкока и уравнявшим пошлины с товаров, вывозимых на английских судах, с аналогичными, взымавшимися с товаров, вывозимых на сиамских и китайских джонках, предшествовали более пятидесяти лет интенсивных торговых и политических переговоров);

-                   не только захваченные в результате военных действий одной из сторон конфликта территории могут оказаться подверженными процессу принудительной экономической интеграции (например, в результате Первой опиумной войны и подписанного в 1842 г. Нанкинского договора, Британская империя добилась от Китая открытия для иностранной торговли помимо прочих порта Фучжоу, боевые действия возле которого никогда не протекали).

Точно также, на примере стран, длительный период своей истории являвшихся колониями различных метрополий, можно поставить под сомнение целесообразность употребления термина «союз» к сложившимся в рамках процесса «принудительной экономической интеграции» взаимоотношениям сторон. По нашему мнению, наиболее точно и полно описывающим характер рассматриваемых взаимоотношений является термин «объединение», подразумевающий более широкие трактовки принципов образования, состав и процедуры вхождения участников.

На основе проведенного анализа и противопоставления трактовок сформулируем определение принудительной экономической интеграции в рамках обоих методологических подходов.

Принудительная экономическая интеграция — это процесс принудительного формирования устойчивой зависимости одних экономических субъектов от других, их взаимопроникновение и сращивание, направленные на максимальное извлечение выгоды доминирующей стороной. В статическом подходе «принудительная экономическая интеграция» представляемся нам как неравноправное объединение экономических субъектов, в рамках которого доминирующая единица, игнорируя сторонние интересы, принуждает остальных участников к выгодному для нее сотрудничеству.

Подтверждая тот факт, что интеграция (добровольная) и принудительная интеграция одинаково характеризуются изменением внутренней связности экономического пространства, мы, однако, заостряем внимание на том, что если первый процесс основан на объективной природе тенденций и закономерностей, проистекающих из социально-экономических законов, то второй процесс основан на субъективных факторах, зачастую имеющих под собой политическую основу.

В заключение необходимо отметить, что хотя человечество и оставило позади колониальные и неоколониальные периоды своей истории; вступив в эпоху главенства демократии и свободного рынка, мы можем наблюдать, что инструменты принуждения в различных формах находят себе применение в современных экономике и геополитике. Процесс сотрудничества и интеграции временами протекает болезненно, порой превращаясь в экспансию, поскольку технологически и политически более сильные государства стремятся не только к углублению международного разделения труда и трансплантации вместе с капиталом своих духовных ценностей, но и к откровенному подчинению более слабых стран ради неизменности своего образа жизни и благосостояния, в связи с чем большую важность приобретает необходимость глубокого изучения принудительной экономической интеграции, которое невозможно без четкого определения и описания объекта исследования.

 

Литература:

 

1.         Игнатьев, Н. М. О понятии экономической интеграции хозяйствующих субъектов / Н. М. Игнатьев // Экономический журнал. — 2012. — Т. 27 — № 3.

2.         Экономическая энциклопедия / Науч. — ред. совет изд — ва «Экономика»; Ин — т экон. РАН; Гл. ред. Л. И. Абалкин. — М.: ОАО «Издательство «Экономика», 1999.

3.         Колодина, Е. А. Имплицитная целевая функция экономической интеграции / Е. А. Колодина //Известия ИГЭА. — 2002. — № 3.

4.         Обуховский, В. В. Теория международной экономической интеграции / В. В. Обуховский // ЭКОНОМИКА XXI ВЕКА. — 2007. — № 1.

5.         Керашев, А. А. Функциональное содержание и принципы управления макрорегиональным хозяйственным комплексом как интеграционным образованием / А. А. Керашев — Ростов-на-Дону: СКНЦВШ, 2005.

6.         Калачян, К. К. Региональная экономическая интеграция как часть мирового процесса интеграции. Международно-правовые аспекты / К. К. Калачян // М.: МАКС Пресс, 2003.

7.         Шумилов, В. М. Международное экономическое право / В. М. Шумилов — М.: ВАВТ, 2003.

8.         Максимова, Л.М., Носкова И. Я. Международные экономические отношения / Л. М. Максимова, И. Я. Носкова — М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1995.

9.         Пузакова, Е. П. Мировая экономика / Е. П. Пузакова — Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.

10.     Ефремова, Н. А. Международная экономическая интеграция государств в эпоху глобализации / Н. А. Ефремова // Юриспруденция. — 2010. — № 3.

11.     Николаева, Т.И., Гаянова, В. М. Интеграция как важнейшее стратегическое направление торговой отрасли / Т. И. Николаева, В. М. Гаянова // Вестник ЮУрГУ. Сер. 3, Экономика и менеджмент. — 2009. — № 21.

12.     Шарапов, В. В. Особенности экономической интеграции между странами с разным уровнем развития / В. В. Шарапов // Экономика российских регионов: Материалы II Молодежного экономического форума. (Петразаводск,12–13 ноября 2009 г.) — Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2010.

13.     Щепотьев, А. В. Принудительная экономическая интеграция / А. В. Щепотьев // Сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции «Социально-экономическое развитие России в XXI веке». — Пенза: Приволжский дом знаний. 2004.

14.     Керашев, А.А., Шекультирова, М. М. Перспективные формы взаимодействия малых форм агробизнеса с корпоративными структурами в АПК мезо-уровня / А. А. Керашев, М. М. Шекультирова // Вестник Адыгейского Государственного Университета. Сер. 5, Экономика — 2012. — № 1.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle