Библиографическое описание:

Бойченко А. В. Приоритетные направления реализации государственной молодежной политики в Северо-Кавказской федеральном округе // Молодой ученый. — 2014. — №21. — С. 495-498.

В Послании Президента России В. В. Путина Федеральному Собранию в 2012 г. говорится: «Мы должны действовать не путем запретов и ограничений, а укреплять прочную духовно-нравственную основу общества. Именно поэтому определяющее значение приобретают вопросы общего образования, культуры и молодежной политики. Эти сферы — это не набор услуг, а прежде всего пространство для формирования нравственного, гармоничного человека, ответственного гражданина России». [3] Таким образом, молодежной политике придается огромное стратегическое значение на самом высоком государственном уровне.

Существует множество определений молодежной политики, сформулированных учеными и практиками многих стран мира с различными политическими системами, государственным устройством. В этих определениях немало как сходных, так и разноплановых суждений. В приближенном виде можно говорить о теории молодежной политики, которая базируется и отражает разнообразие указанных подходов к определению ее сущности и направленности. Для современной России, ее общественно-политической системы, можно признать приемлемым определение, которое содержится в Стратегии государственной молодежной политики в Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 18 декабря 2006 г. № 1760-р: «Государственная молодежная политика — система государственных приоритетов и мер, направленных на создание условий и возможностей для успешной социализации и эффективной самореализации молодежи, для развития ее потенциала в интересах Российской Федерации и следовательно, на социально-экономическое и культурное развитие страны, обеспечение ее конкурентоспособности и укрепление национальной безопасности. Основным средством развития потенциала молодежи является ее вовлечение в социально-экономическую, общественно-политическую и социокультурную жизнь российского общества». [1]

Следует отметить, что государственная молодежная политика — самостоятельное направление деятельности органов государственной власти, в том числе в субъектах Российской Федерации, предусматривающее формирование необходимых социальных условий инновационного развития регионов, реализуемое на основе активного взаимодействия с институтами гражданского общества, общественными объединениями и молодежными организациями. [5]

В период существования СССР в мировой практике были две модели молодежной политики — социалистической и капиталистической общественных систем. Понятно, что их оформление и реализация были различными, вместе с тем в них было и то, что приемлемо в принципе для молодежной политики независимо от времени и политического устройства.

В России, сменившей общественно-политическую систему, в наибольшей степени необходимо было перестраивать формы, методы, практику молодежной политики под рыночные отношения, развитие экономической самостоятельности, снижая (может быть, лучше сказать — «смягчая») роль государства как в организации этой деятельности, так и в плане бюджетного финансирования, причем государственное присутствие должно быть принципиально (или пропорционально) одинаковым во всей системе молодежной политики. [7, c.82]

После реализации федеральных целевых программ (ФЦП) «Молодежь России 1998–2000 гг»., «Молодежь России (2001–2005 гг.)» цикл применения целевого программирования в государственной молодежной политике был прерван: были подготовлены концепции ФЦП «Молодежь России» на 2006–2010 гг., а затем и на 2011–2016 гг., но они так и небыли приняты.

Первые две программы ФЦП «Молодежь России» имели статус президентских, третья такого статуса не получила. Федеральные целевые программы задали определенные рамки, методологический каркас и механизм финансирования реализации государственной молодежной политики. Региональные программы в основном повторяли приоритеты, структуру и мероприятия федеральных программ, чем были обеспечены определенная унификация и единообразие подходов к реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации.

Важно отметить, что в настоящее время вопросы молодежной политики приобретают большую актуальность и в связи с демографическими прогнозами. Если в предыдущем десятилетии наблюдался рост численности молодежи, то до 2025 года в силу демографических причин прогнозируется снижение ее численности. Важно отметить, что данное снижение по отношению к 2012 году будет значительным, более чем на четверть. Самое сильное понижение численности молодежной группы будет наблюдаться в наиболее продуктивных с социально — экономической точки зрения возрастах, а именно 23–28 лет. Снижение составит от 35 до 50 %.

Представленный демографический прогноз (рис. 1), демонстрирует снижение численности молодежи до 2025 года.

Рис. 1. Динамика численность молодежи в возрасте 14–30 лет в Российской Федерации в 2012–2025гг., млн человек [6]

 

График показывает, что численность молодежи сократится с 35,2 млн. человек в 2012 году до 25,6 млн. человек в 2025 году), то есть на 27,3 %. При этом минимальную численность молодежь достигнет к 2024 году и будет составлять 25,3 млн. человек.

Данное обстоятельство является мощнейшим вызовом для всей молодежной политики (включая образование молодежи, сохранение ее здоровья, развитие в стране физкультуры и молодежного спорта, культурной деятельности, социальной и экономической политики) в связи с тем, что данные процессы могут вызвать значительное снижение потенциальной величины человеческого капитала в целом. Без переформатирования всей модели молодежной политики в РФ, которая сложилась в условиях роста численности молодежи — в 2000-х гг., когда ее доля составляла более четверти населения государства, а в 2020-х гг. по прогнозу снизится до 18 %, решить проблемы ни самой молодежи, ни российского общества в целом не получится.

Сокращение численности молодежи вследствие демографических процессов затронет все без исключения субъекты Российской Федерации, но будет неравномерным.

Что касается Республик Северного Кавказа, которые в данный момент являются лидерами по удельному весу молодежи в населении РФ — Дагестан, Ингушетия и Чеченская Республика (в 2012 г. доля молодежной группы более 30 %), то они свое лидерство сохранят. Однако внутри этой группы лидер сменится: вместо Ингушетии (33 %в 2012 г., и 23,3 % к 2025 г.) лидером станет Чеченская Республика (31,0 % в 2012 г., и 26,7 % к 2025 г.). Важным является тот факт, что, несмотря на сокращение молодого населения на Северном Кавказе, для данного региона сохранится проблема получения молодежью качественного профессионального образования и дальнейшего трудоустройства. [8]

В 2011 г. в пяти субъектах РФ, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ (Карачаево-Черкесская Республика, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Ингушетия, Республика Северная Осетия — Алания, Чеченская Республика, Ставропольский край), группой ученых проводилось исследование по теме «Особенности формирования жизненных стратегий населения Северо-Кавказского федерального округа». Исследование включало в себя использование таких методов, как анкетирование, интервьюирование респондентов и экспертов.

Были отмечены три главных вывода исследования. [4,c.251]

1.      Формирование жизненных стратегий молодого населения субъектов СКФО и оценка собственных жизненных результатов взрослого и пожилого населения находятся в весьма своеобразной зависимости: с одной стороны, стратегическое видение жизни обратно пропорционально социально — экономической и политической ситуации — чем она сложнее и противоречивее, тем больше потребностей решить проблему и приобрести (или сохранить) значимый социальный статус. С другой — прослеживается вообще нежелание строить стратегические планы и ставить долгосрочные задачи. Значимым маркером существования реальной социальной проблемы и более того кризисных явлений является «обида» граждан на государство, недоверие власти. В то же время эти же позиции способствуют повышению уровня самостоятельности населения и формированию гражданского сознания не благодаря государственным политикам, а вопреки им.

2.      Большинство респондентов адекватно оценивают свои возможности и ресурсы государства (в первую очередь условия, им созданные или не созданные) для постановки и реализации жизненных планов. При этом более всего население надеется на собственные силы и (или) помощь родных и близких, нежели на активную поддержку органов власти, управления и тем более органов местного самоуправления.

3.      Несмотря на высокую значимость этничности и религии в современной жизни и формировании будущих стратегий (особенно это касается населения Республики Северная Осетия — Алания, Чеченской Республики, русского населения Ставропольского края, Карачаево-Черкесской Республики), в целом можно судить, что в обществе присутствуют условия для взаимопонимания по поводу желания интеграции в общероссийскую общность и культуру.

В силу специфики региона, уже сейчас у подростков и молодежи Северного Кавказа возникает потребность в поиске ценностей, истин, смыслов, а также получении доступных ответов на сложные вопросы общественного бытия. На этом фоне наиболее существенную роль начинают играть различные общественные организации, действующие далеко не в мирных целях. Особую угрозу в этом отношении представляют радикальные религиозные организации. Основной акцент в пропагандистской работе ими делается на молодежную аудиторию, как наиболее подверженную идеологическому и психологическому воздействию, а также способную воспринимать религиозные новшества. Используя протестные настроения в обществе, вызванные нерешенностью социально-экономических проблем и разрушением норм традиционной общественной морали, проповедники радикальных религиозных течений навязывают молодому поколению идею о возможности выхода из сложившейся ситуации исключительно в условиях шариатского государства, либо без государства вообще, в рамках религиозной общины.

Таким образом, именно молодежь в сложившейся социально-экономической обстановке является наиболее незащищенной и подверженной различным радикальным и экстремистским идеям.

Анализ социологических данных показывает, что более 30 % общей численности населения Северо-Кавказского федерального округа составляет молодежь (приблизительно 2,8 млн. человек). В связи с этим, в округе в целом, и в каждом субъекте Российской Федерации, входящем в его состав, должна проводится грамотная и эффективная молодежная политика с учетом особенностей и потребностей молодежи, проживающей в субъектах СКФО, в рамках разработанной Концепции молодежной политики, которая была утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 апреля 2012 г. № 506-р. [2]

Концепция предписывает активизировать работу по духовно-нравственному и гражданственному воспитанию молодых людей, проработать перечень мер по вовлечению целевой аудитории в социальную практику (включая все виды трудовой занятости и волонтерства), выстроить систему поддержки талантливой молодежи и ребят, оказавшихся в непростой жизненной ситуации.

Целью государственной молодежной политики в субъектах Российской Федерации СКФО является создание условий для успешной социализации и эффективной самореализации молодежи, развитие и реализация потенциала молодежи, в том числе и в интересах развития регионов.

Система становления и реализации государственной молодежной политики в СКФО представляет собой специальное законодательство о государственной молодежной политике, государственное регулирование молодежной политики, плановое и финансовое обеспечение государственной молодежной политики.

Молодежная политика на Северном Кавказе должна быть приведена в соответствие с общероссийской практикой. Так, согласно принятой Концепции, она базируется на нескольких ключевых принципах:

-        расширение участия молодежи и структур гражданского общества в реализации государственной молодежной политики;

-        адресность и индивидуальный подход в разработке и реализации соответствующих мер;

-        приоритет интересов молодежи и учет ее мнения при разработке региональных комплексных и отраслевых программ социально-экономического развития;

-        межведомственное взаимодействие при реализации молодежной политики;

-        информационная открытость и обеспечение независимости оценки результатов работы с молодежью.

Следует отметить, что молодежь Северо-Кавказского федерального округа в значительной части обладает повышенным уровнем амбициозности, мобильности, интеллектуальной активности и здоровья, которая выгодно отличает ее от других групп населения. Она является конкурентоспособной частью общества и в качестве интеллектуального источника, и в качестве управленческого кадрового потенциала, и в качестве наиболее приспосабливаемой к новым условиям группы населения. В то же время перед обществом стоит вопрос о рациональном использовании и необходимом ориентировании и управлении данным ресурсом.

Следовательно, необходима системная работа по выявлению, продвижению, поддержке активности и достижений молодежи в социально — экономической, общественно — политической, творческой и спортивной сферах. Это даст возможность молодым людям проявить себя, реализовать свой потенциал и получить заслуженное признание в обществе.

Учитывая масштаб задач, стоящих перед СКФО, и объективную ограниченность ресурсов развития, приоритетными должны стать такие направления, работа по которым обеспечит создание условий для успешной социализации и эффективной самореализации молодежи, а также возможности для самостоятельного и эффективного решения молодыми людьми возникающих проблем.

На мой взгляд, в соответствии с тенденциями социально-экономического и общественно-политического развития СКФО и РФ на среднесрочную перспективу, учитывая рассмотренную выше специфику молодежи СКФО, молодежная политика в СКФО должна быть реализована по следующим приоритетным направлениям:

-        духовно-нравственное развитие и гражданское образование молодежи;

-        вовлечение молодежи в социальную практику;

-        поддержка инициативной и талантливой молодежи;

-        поддержка молодежи, находящейся в трудной жизненной ситуации

-        стимулирование доступа к получению качественного профессионального образования и последующему трудоустройству.

Такая система приоритетных направлений молодежной политики обеспечит улучшение положения молодых людей, приведет к увеличению вклада молодежи в конкурентоспособность округа и страны и, вместе с тем, компенсирует и минимизирует последствия ошибок, объективно свойственных молодым людям.

 

Литература:

 

1.    Распоряжение Правительства РФ от 18 декабря 2006 г. № 1760-р «О стратегии государственной молодежной политики в Российской Федерации»//http://base.consultant.ru

2.    Распоряжение Правительства РФ от 17 апреля 2012 г. № 506-р «Об утверждении Концепции государственной молодежной политики в субъектах Российской Федерации, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ, до 2025 года»//http://www.consultant.ru

3.    Послание Президента РФ В. В. Путина Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 г.// http://base.garant.ru/70278636/

4.    Агеева Е. А., Тимченко В А. Роль ценностных ориентаций молодежи Северо-Кавказского федерального округа в формировании российской идентичности.// Научные труды СЗИУ РАНХиГС.- Том 4. Выпуск 5.- (12).

5.    Аналитическое исследование «Совершенствование государственной молодежной политики на Северном Кавказе: краткосрочные и долгосрочные программы. Развитие научно-образовательного потенциала Северо-Кавказского федерального округа». — М.: Бастион, 2012

6.    Демографический прогноз Росстата до 2030 г.

7.    Криворученко В. К. Молодежная политика: взгляд ученого и практика// Государство и гражданское общество: политика, экономика, право. — № 2. — 2013.

8.    Молодежь России 2000–2025:развитие человеческого капитала. — М.: РАНХиГС, 2013 г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle