Библиографическое описание:

Полякова Д. В. Проблема экологии в рассказах В. П. Астафьева «Васюткино озеро» и «Царь-рыба» // Молодой ученый. — 2014. — №21. — С. 795-797.

Экология — «наука о взаимодействиях живых организмов и их сообществ между собой и с окружающей средой» [I, 355]. В более широком смысле экология — «наука об окружающей среде и происходящих в ней процессах» [I, 355]. Проблемы окружающей среды волнуют в последнее время все большее количество людей, так как из-за ухудшения экологии подрывается здоровье людей, нарушается биосфера и гармоничное соположение природы и человека. Проблемы экологии рассматривают и изучают такие дисциплины, как философия, этика, литература.

Отечественная литература не смогла обойти этот вопрос стороной. Двадцатый век в России прошел под лозунгом грандиозного переустройства жизни руками человека. В советской литературе часто изображались наши победы над природой. И многие писатели того времени в своих произведениях начали призывать людей понять, что мирное сосуществование природы с человеком идет на пользу обоим. К этим писателям относились Ч.Айтматов, С.Залыгин, В.Распутин, В.Астафьев.

Становление этой проблемы в литературе можно проследить на примере творчества одного писателя. Мы рассмотрим два рассказа В.Астафьева ранний — «Васюткино озеро» (1956) и более зрелый — «Царь-рыба» (1972).

Виктор Петрович Астафьев родился в 1924 году в селе Овсянка. Ведущую роль в его творчестве играет деревенская, или онтологическая, проза. Именно в ней автор чаще всего обращается к экологическим проблемам. Как обновляя и изменяя, сохранить и обогатить красоту окружающего мира? Эта проблема становится не только экологической, но и шире — нравственной.

В раннем рассказе «Васюткино озеро» изображено идиллические отношения между природой и человеком, и природа идет на помощь человеку. Виктор Астафьев, когда был ребенком, заблудился в тайге и долго блуждал один. События тех дней творчески воссозданы в рассказе. Описание ведется от лица повествователя. «Рыбаки из бригады Григория Афанасьевича Шадрина — Васюткиного отца — совсем было приуныли. Частые осенние дожди вспучили реку, вода в ней поднялась, и рыба стала плохо ловиться: ушла на глубину» [III, 3] — так начинается рассказ. У отца Васютки проблемы, и именно ему природа идет навстречу: он ребенок — и он безгрешен.

«Нету нам нынче фарту, — ворчал Васюткин дедушка Афанасий. — Оскудел батюшко Енисей. Раньше жили как Бог прикажет, и рыба тучами ходила. А теперь пароходы да моторки всю живность распугали. Придет время — ерши и пескари и те переведутся, а об омуле, стерляди и осетре только в книжках будут читать» [III, 4]. Дедушка Васютки прямо указывает на творящееся зло от действий человека наперекор Божьей воле и против природы. Подобная ситуация плохо сказывалась на общем настроении: «Потянулись однообразные дни. Рыбаки чинили невода, конопатили лодки, изготовляли якорницы, вязали, смолили. <…> Рыба в эти ловушки попадалась ценная: осетр, стерлядь, таймень, частенько налим, или, как его в шутку называли в Сибири, поселенец. Но это спокойный лов. Нет в нем азарта, лихости и того хорошего, трудового веселья, которое так и рвется наружу из мужиков, когда они полукилометровым неводом за одну тоню вытаскивают рыбы по нескольку центнеров» [III, 5].

От безделья в такое непростое время Васютка и решает отправиться за кедровыми орехами. Перед дорогой мать велит взять хлеба и говорит ему: «Спокон веку так заведено, мал еще таежные законы переиначивать» [III, 7]. И далее автор комментирует: «Таков старинный порядок: идешь в лес — бери еду, бери хлеб» [III,7]. Не знал тогда еще Васютка, что пригодится ему все это, ведь прежде всегда приносил назад хлеб.

«Весело насвистывая, шел он по тайге, следил за пометками на деревьях и думал о том, что, наверное, всякая таежная дорога начинается с затесей» [III,7] — таково описание начала его непростого путешествия. Васютка уже заприметил деревья с кедровыми шишками, и вдруг он увидел глухаря, который привлек его внимание, потому что Васютке прежде не удавалось подстрелить эту птицу. И начал он вспоминать, как охотятся на эту птицу — подстрелить ее ему удалось, и он побежал вслед за раненой птицей в надежде поймать ее. «Теперь все — догоню!» [III, 10] — думал мальчишка и понесся быстрее за ней. Как только ему удалось насладиться своей добычей, вдруг осознал он, что заблудился, нет затесей на деревьях.

Стали ему вспоминаться слова отца и дедушки: «Тайга, наша кормилица, хлипких не любит!» [III, 13] И начал Васютка разводить костер и готовить себе ужин из глухаря. Пока занимался делами, не чувствовал мальчик одиночества, но стоило улечься спать, как он затосковал.

Провел Васютка в тайге пять дней. Первое время погода была хорошей, как будто поддерживала его. Бредя по лесу, набрел он на озеро, то самое озеро, которое так необходимо оказалось для рыбаков его и соседнего колхозов, потому что в этом озере оказалось много белой рыбы.

Чем дольше был Васютка наедине с природой, тем больше его одолевало раскаяние, что не слушал учительницу, был недостаточно внимателен на уроках: «Эх, сейчас бы Ольгу Федоровну увидеть… — думал Васютка вслух» [III, 24].

Характерно и обращение многих героев к рекам, к природе на протяжении рассказа. Например, наконец, дойдя до Енисея, мальчик очень обрадовался: «Енисеюшко! Славный, хороший…» [III, 30] Когда мальчик был уже около реки, начался дождь, и он улегся под пихту, «широко разросшуюся среди мелкого осинника, и залег под нее» [III, 27] — вновь природа оберегает Васютку.

На реке его подобрал бот и отвез домой, дома мальчик всем рассказал об этом чудо-озере и отвел туда отца и остальных рыбаков. Один из рыбаков сказал: «Вот и озеро Васюткино…» [III, 39]. С тех пор и повелось называть это озеро Васюткиным. В финале повествователь размышляет, что в масштабах нашей огромной страны это озеро очень мало, однако для рыбаков этого колхоза и одного соседнего Васюткино озеро имело большое значение.

Таким образом, в раннем рассказе «Васюткино озеро» В. П. Астафьев изобразил юного безгрешного мессию, который в эпоху экологических катаклизмов сумел с помощью природы найти богатое рыбой озеро. На протяжении всего пути, как в сказках, природа вела его, укрывала. Путь начался тетеревом, которого ему захотелось подстрелить. В пути он много размышлял о жизни, вспоминал свою учительницу, которую прежде не слушал, — и ему стало стыдно за это.

Спустя несколько лет В. П. Астафьев напишет рассказ о более зрелом рыболове, у которого весь путь окажется труднее, а нравственное очищение более болезненным. Это рассказ «Царь-рыба» из одноименной повести.

Игнатьич, главный герой рассказа, искупает свое постыдное надругательство над женщиной, которое автор помещает во второй части рассказа. Только после смертельной угрозы смог понять герой, как виноват перед этой девушкой.

Переход к рассказу о Глашке Куклиной связан с осознанием героя своего греха: «Пробил крестный час, пришла пора отчитываться за грехи» [II, 148]. В этот момент Игнатьич потерял всякую надежду на спасение.

Глаша была девушка видная, и лейтенант Игнатьич, или как его звали в ту пору Зиновий, обратил на нее внимание. За слухи об измене хотел он наказать Глашу, «младой кавалер увел Глашку за поскотину, к тонко залитой вешнею водой пойме, прижал девку к вербе, оглоданной козами, зацеловал ее, затискал, рукою полез, куда велели мужики, науськавшие парня во что бы то ни стало расквитаться с «изменщицей»» [II, 149]. Но в итоге смелости у него хватило только поддать «хнычущей, трясущейся девчонке коленом в зад, и она полетела в воду» [II, 150]. И ушел он — «с той поры легла между двумя человеками глухая, враждебная тайна» [II, 150]. Как будто нарочно В. П. Астафьев совершает ошибку во множественном числе слова «человек» с тем, чтобы обратить внимание читателя на это предложение, которое выделено, кроме того, в отдельный абзац.

Многое в жизни обоих молодых людей изменилось, но «бесследно никакое злодейство не проходит, и то, что он сделал с Глахой, чем, торжествуя, хвастался, когда был молокососом, постепенно перешло в стыд, в муку». [II, 150]. Пытался Игнатьич вымолить прощение, на что Глаша ему ответила: «Пусть вас бог простит, Зиновий Игнатьевич, а у меня на это сил нету, силы мои в соленый порошок смололись, со слезьми высочились. <…> Во мне не только что душа, во мне и кости навроде как пусты…» [II, 151]

Покарала его этой рыбой природа. «Не зря сказывается: женщина — тварь божья, за нее и суд, и кара особые. До него же, до бога, без молитвы не дойдешь. Вот и прими заслуженную кару, и коли ты хотел когда-то доказать, что есть мужик — им останься! <…> Природа, она брат, тоже женского рода!» [II, 151] — так рассуждает повествователь. Природа карает за всякие прегрешения, у Васютки в предыдущем рассказе не было особых грехов — озорство одно, а у Игнатьича — другое дело. Однако после случая с осетром и раскаяния за грехи свои «сделалось ему легче. Телу — оттого, что рыба не тянула вниз, не висела на нем сутунком, душе — от какого-то, еще не постигнутого умом, освобождения» [II, 152].

Однако стоит отметить, что в первой части рассказа читатель не догадывается о грехах Игнатьича, наоборот, перед нами положительный, даже несколько идеальный образ: «В поселке Чуш его звали вежливо и чуть заискивающе — Игнатьичем. <…> Но везде и всюду обходился своими силами, но был родом здешний — сибиряк и природой самой приучен почитать «опчество», считаться с ним, не раздражать его, однако шапку при это лишка не ломать, или, как здесь объясняются, — не давать себе на ноги топор ронить» [II, 130]. И мастером он был на все руки, и опрятным: «Глядь издали несется дюралька, задрав нос, чистенькая, сверкающая голубой и белой краской, мотор не трещит, не верещит, поет свою песню довольным, звенящим голоском –флейта, сладкозвучный музыкальный инструмент, да и только! И хозяин под стать своей лодке: прибранный, рыбьей слизью не измазанный, мазутом не пахнущий. Если летом, едет в бежевой рубахе, в багажнике у него фартук прорезиненный и рукавицы-верхонки. Осенью в телогрейке рыбачит Игнатьич и в плаще, не изожженном от костров, не изляпанном -- он не будет о свою одежду руки вытирать, для этого старая тряпица имеется, и не обгорит он по пьянке у огня, потому что пьет с умом, и лицо у Игнатьича цветущее, с постоянным румянцем на круто выступающих подглазьях и чуть впалых щеках. Стрижен Игнатьич под бокс, коротко и ладно. Руки у него без трещин и царапин, хоть и с режущими инструментами дело имеет, на руках и переносице редкие пятнышки уже отлинявших веснушек» [130].

Помогать Игнатьич готов был безвозмездно, делал он это от души: «И никакого магарыча ему не надо. <…>

— Чем тебя и благодарить, Игнатьич?

— Благодарить? — усмехнется Игнатьич. — Ты бы лучше в лодке прибрался, сам обиходился, руки с песком да с мылом оттер» [II, 131].

Однажды осенью вышел Игнатьич на Енисей и «завис на самоловах» [II, 135]. И вот ему попался осетр, «большой, но уже умаянный» [II, 137]. Началась борьба человека и природы, Игнатьич почувствовал, что тонет — ему начал вспоминаться дед, «поверья его, ворожба, запуки» [II, 148]. Дед много говорил о разных рыбах, о том, что можно смело ловить мелкую рыбу, однако про большую, про осетра он говорил: «А ешли у вас, робяты, за душой што есь, тяжкий грех, срам какой, варначество — не вяжитесь с царь-рыбой, попадется коды — отпушшайте сразу. Отпушшайте, отпушшайте!».. [II, 148] И был у Игнатьича грех, поэтому нелегко ему было совладать с природой, только после раскаяния он был отпущен.

В. П. Астафьев связывает воедино экологическую и нравственную проблемы. Так, в рассказе «Царь-рыба» главному герою не так легко дается лов крупной рыбы, потому что в молодости обидел девушку, которой сложно оказалось его простить. Повествователь размышляет о том, что природа мстит за женщину, так как она женского рода.

Таким образом, на примере двух рассказов мы хотели продемонстрировать, каковы отношения человека и природы в зависимости от своего нравственного облика. Безгрешный ребенок находит озеро с рыбой и помогает своему колхозу, потому что он безгрешен. На протяжении всего пути природа помогает ему. У Игнатьича все наоборот: природа напоминает ему о том, что он обидел молодую девушку — и природа совсем не готова ему помогать. Однако стоит отметить сходство героев В. П. Астафьева: и Васютка, и Игнатьич — сибиряки, они чтут законы природы, они выделяются, оба немного обособлены от сверстников. Для рассказов характерно обращение к природе, очеловечивание ее.

Итак, экологическая проблема в отечественной литературе, прежде всего, связана с приближенностью русского человека к земле, и базаровское потребительское отношение к природе не приводит ни к чему хорошему. Современная озабоченность сохранением природы — следствие больших ошибок человечества по отношению к природе при том, что в согласии они смогут достигнуть гораздо большего.

 

Литература:

 

1.      Ахатов А. Г. Экология. Энциклопедический словарь. — Казань, 1995. — 368 с.

2.      Астафьев В. П. Царь-рыба: Повествование в рассказах. — М., 1983. — 384 с.

3.      Астафьев В. П. Лучшие рассказы для детей: Васюткино озеро, Царь-рыба и другие. — М., 2009. — 253 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle