Библиографическое описание:

Усанова Ж. У. Влияние внешней трудовой миграции Кыргызстана на социально-экономическое положение Ошской области // Молодой ученый. — 2014. — №21. — С. 440-445.

В статье раскрываются основные направления миграционной политики в Кыргызстане, выявляются основные проблемы и влияние внешней миграции на социально-экономическое положение Ошской области.

Ключевые слова:трудовые мигранты, занятость, трудоустройство, миграционная политика.

Summary: The article describes the main directions of migration policy in Kyrgyzstan, the main problems are revealed.

Key words: migrant workers, employment, employment, migration policy.

 

Наиболее распространенной стратегией первых шагов реформирования социально-экономического положения в Кыргызстане стала политика разнопланового наступления на жизненный уровень населения, сегодня именуемого политологами «игрой на понижение» — при активном участии международных и донорских организаций постепенное снижение заработной платы, социального обеспечения и жизненного уровня основного населения. В данной актуальной проблеме миграции трудовых ресурсов возникает вопрос в двух аспектах: трудности и проблемы, с которыми чаще всего сталкиваются выезжающие из Ошской области на заработки в другие страны, и влияние трудовой миграции на экономическое положение Ошского региона и его безопасность. Необходимо рассматривать трудовую миграцию в перспективе развития человеческих ресурсов Ошской области республики, в контексте национальной миграционной политики, обеспечивающей комплекс законодательных, организационных, экономических мер, направленных на регулирование выезда из страны населения, борьбы с нелегальной миграцией и торговлей людьми, а также охраны их жизни и здоровья на принимающей территории.

К основной проблеме первого аспекта относится в первую очередь нелегальная миграция, которая, несмотря на предпринимаемые нашим государством и всевозможными общественными объединениями, многолетние усилия и ужесточение миграционного законодательства — с другой стороны, т. е. в России и Казахстане, по-прежнему остается достаточно высоким. Анализ различных видов нелегального положения кыргызстанцев позволяет выделить три способа стать нелегалом: 1) незаконное пересечение границы; 2) незаконное проживание на территории другого государства; и 3) ведение нелегальной трудовой деятельности [4,5,6,7,10].

В настоящее время для сокрытия фактов незаконной эксплуатации (рабства) женщин участились случаи их вербовки для занятия проституцией в другие страны под видом фотомоделей, массажистов, домашних работниц и специалистов различных сервисных услуг. В последние годы в Ошской области увеличивается количество фирм, которые обещают гражданам за рубежом найти работу, а фактически продают их в рабство. Фирмы, или напрямую, или через знакомых будущих жертв, предлагают молодым женщинам и девушкам от 18 до 30 лет, особенно из отдаленных горных районов, высокооплачиваемую и безопасную работу прислуги или просто места «неквалифицированных рабочих». Согласно исследованию Международной организации по миграции «Масштабы торговли людьми в Центральной Азии», проведенному в 2010 году, средний показатель числа жертв торговли людьми в Ошской области на 1000 семей внутри страны составляет 35,4, а за пределами Кыргызстана достигает отметки в 114,9.

Более половины — 54 % — случаев связаны с эксплуатацией в сельском хозяйстве, 30 % — в строительстве, 13 % — в домашнем хозяйстве и 3 % составляют случаи сексуальной эксплуатации. [1]. В августе 2011 года правоохранительными органами Ошской области была пресечена деятельность четырех лжефирм, работавших без лицензий и набиравших «специалистов» в страны дальнего зарубежья. К примеру, фирма «Эльдорадо» посулила трудоустройство на предприятиях Южной Кореи, а частное лицо набирало граждан в далекий Йемен, где якобы нуждались в рабочих руках и готовы были выложить баснословные для ошан суммы свыше тысячи долларов в месяц [2].

В 2008–2010 годы на средства миссии Международной организацией по миграции (МОМ) при участии партнерской сети НПО в Кыргызстане была оказана помощь около 500 жертвам торговли людьми, а в первом полугодии 2011 года выявили 123 жертвы. Помощь была оказана в виде возвращения на родину, правовых, медицинских и психологических консультаций и услуг, обучения профессии и так далее. Мужчины составляют более 60 % от общего количества жертв [1]. По данным же Международного Конгресса кыргызстанцев и соотечественников «Замандаш», с 2010 по 2013 годы включительно ими была оказана помощь по вызволению наших соотечественников: 28 чел. — в г. Краснодаре, более 50 чел. — из Перми, 30 чел. — из Хабаровска, 9 чел. — из Анголы, 3 — из Китая. Среди вызволенных — 16 жителей Ошской области, в частности из Ноокатского района — 2 чел., Карасуйского — 2 чел., Араванского — 6 чел., Чон-Алайского — 5 чел. По данным же МВД КР, за период с января 2000 года по октябрь 2012г было зарегистрировано 211 фактов торговли людьми. За пределы республики обманным путем были вывезены более 70 женщин из Ошской области.

Закрепляет рост нелегальной миграции и отсутствие четкого статистического учета количества трудовых мигрантов из Кыргызстана, прибывших, например, в Россию (мы уже не говорим о статистике из Ошской области). Так, по данным общественных организаций, работающих с потенциальными кыргызскими трудовыми мигрантами, в 2009 году на заработки в Россию выехало свыше 800 тыс. человек, а по данным Международной организации по миграции — от 700 тыс. до 1,5 млн. человек, при этом разрешение на работу получили 140 тыс. граждан Кыргызстана [3]. В 2010 году, по данным Федеральной миграционной службы (ФМС) РФ, в Россию прибыло 382 тыс. кыргызстанцев, что на 11 % больше, чем в 2009 году В 2010–2011 годах, по данным ФМС РФ, разрешение на трудовую деятельность (т. е. патент) получили 75 501 граждан Кыргызстана. В 2011 году на миграционном учете в России стояло 350–380 тыс. кыргызских граждан, из них разрешение на работу получило около 100 тыс. человек, а трудовые патенты — около 55 тыс. человек. В 2013 году, по оценкам ФМС РФ, в России трудились от 350 тыс. до 1 млн. кыргызстанцев, при этом разрешение на работу гражданам Кыргызстана было выдано 82 тыс. и свыше 64,7 тыс. патентов для работы у физических лиц, что, по данным МИД КР, на 12,2 % меньше, чем за аналогичный период 2012 года.

Примечательно, как по-разному оценивают уровень миграции из Кыргызстана в Россию различные ведомства Кыргызстана. Так, по данным Департамента по внешней миграции при МИД КР, в настоящее время в России трудятся от 350 до 500 тыс. кыргызских граждан, а министр труда, миграции и молодежи определяет их количество в 590 тыс., из которых 270 тыс. уже приняли российское гражданство. В этой связи вполне справедливым выглядит мнение Н. Омурова (программный координатор Международной организации по миграции): «К сожалению, в Кыргызстане очень сложно со статистикой в данной области, разные эксперты дают разные цифры. Зачастую статистику запрашивают в России и Казахстане и полагаются на эти данные».

В целом, по данным НПО и правозащитных организаций, в сфере трудовых прав мигрантов особенно распространены следующие нарушения:

-        работа без договоров;

-        отъем паспортов работодателем;

-        невыплата заработной платы;

-        установление оплаты труда ниже, чем местным работникам;

-        отработка долга;

-        отсутствие компенсаций по случаям трудовых травм;

-        продолжительный рабочий день (более 50 часов в неделю);

-        детский труд (в сфере рыночной торговли и сельском хозяйстве) [5].

Также у мигрантов существуют проблемы с доступом к здравоохранению. Так, например, в Казахстане в соответствии с законодательством лица с временной регистрацией не имеют права на полный пакет услуг здравоохранения. Они имеют право на получение гарантированного объема бесплатной медицинской помощи при наличии у них острых заболеваний, представляющих опасность для окружающих: дифтерия, корь, краснуха, коклюш, скарлатина и т. д. (постановление правительства Республики Казахстан № 1937 от 26 ноября 2009 года). Медицинские услуги, не входящие в перечень гарантированного объема бесплатной медицинской помощи, оказываются на платной основе, в том числе в рамках добровольного медицинского страхования или за счет средств работодателя. Медицинская помощь по медицинской страховке оказывается в объеме и по ценам, оговоренным в медицинской страховке.

Не стоит забывать и то, что нелегальная трудовая миграция в последние годы сопряжена также с риском для жизни. Следует отметить, что динамика смертности мигрантов, в том числе по причине заболеваний, увеличивается. Ниже приведены официальные данные, зарегистрированные в Центре трудоустройства КР. Можно предположить, что реальная ситуация в разы превышает служебную статистику.

Таблица1

Причины смерти мигрантов, осуществлявщих трудовую деятельность за рубежом (Россия, Казахстан, Южная Корея) 2012–2013 гг. [9]

Причины смерти

2012 г.

2013 г.

Заболевания

24

29

Несчастные случаи

21

19

Убийства

8

11

ДТП

5

6

Самоубийство

7

4

Не установлено

19

39

Всего:

 

-

Из общего числа умерших работали в России

70

90

 

При этом количество мигрантов, работавших в России, составило — 70 человек в 2012 г. и 90 человек — в 2013 году. В возрастной категории основной процент (29 %) погибших мигрантов — молодые люди в возрасте 22–30 лет. По данным МВД РФ, наблюдается рост преступлений, совершенных в отношении мигрантов, с 11,4 тыс. в 2011 году до 12,4 тыс. в 2012 году [5, с. 16]. Однако эта информация редко попадает в СМИ и обсуждается только на уровне экспертного сообщества.

Рассматривая вопрос о поддержке трудовых мигрантов со стороны официальных представителей Кыргызской Республики, надо отметить, что работа в этом направлении кыргызского посольства в Москве, генерального консульства в Екатеринбурге (открыто в 2002 году) и вице-консульства в Новосибирске (открыто в 2005 году) далека от идеала и зачастую имеет очень формализованный характер

Помимо официальных представителей Кыргызстана в России данной проблемой активно занимаются национально-культурные центры (НКЦ) кыргызстанцев в городах России, которые стали в основном появляться в начале 2000-х годов. Несмотря на многие проблемы трудовой миграции, отечественные исследователи отмечают, что экспорт рабочей силы приносит Кыргызстану определенные дивиденды благодаря значительным валютным поступлениям — потоки денежных переводов мигрантов более чем в два раза превышают объемы официальной иностранной финансовой помощи, оказываемой по различным каналам, и являются более эффективным инструментом борьбы с бедностью в смысле прямого достижения нуждающихся в них групп населения. С их помощью фактически реализуется принцип «самопомощи». Деньги, заработанные трудовыми мигрантами, активно используются для оплаты медицинских услуг, образования, что позволяет интерпретировать соответствующие средства как социальные переводы, имеющие большое значение для совершенствования человеческого капитала. Мы не совсем согласны с данной позицией, поскольку, как показывают данные современных социологических исследований, сегодня в семьях трудовых мигрантов формируется опасная тенденция, которая заключается в том, что деньги от мигрантов не вкладываются в развитие человеческого капитала — как, например, образование и здоровье детей. Как правило, они расходуются, в лучшем случае, на строительство собственного жилья в Ошской области, но в подавляющем большинстве — на тои, мебель, бытовую технику, машины, участки и дома вокруг Бишкека и Иссык-Куля как новый признак достатка. В этом аспекте показательно исследование «Денежные переводы мигрантов и человеческий капитал детей: новые доказательства на примере Кыргызстана в период между революцией и мировым финансовым кризисом, 2005–2009 гг» Кэтрин Андерсон профессора Университета Вандербильта.

В нем показано, что доля успеваемости учащихся в школе среди мальчиков южных регионов Кыргызстана в возрасте 14–18 лет из домохозяйств, получающих денежные переводы от трудовых мигрантов, ниже, чем доля учащихся в школе среди других групп детей. Кроме того, было установлено, что девочки из домохозяйств, получающие денежные переводы, в большей степени склонны к недоеданию. Опираясь на обширный эмпирический материал, исследование доказывает, что денежные переводы от мигрантов в Кыргызстане не способствуют улучшению человеческого капитала детей, оставшихся на родине. Эта картина существенно отличается от других стран со схожими темпами в отношении трудовой миграции, как например Филиппины, где деньги трудовых мигрантов в большинстве своем направляются на создание и развитие человеческого капитала — прежде всего, образование детей. Но с чем действительно можно согласиться, так это с тем, что переводы благотворно влияют на платежный баланс Кыргызстана, позволяя уменьшить дефицит по счету текущих операций. Республика получает дополнительный и весьма существенный источник иностранной валюты для финансирования импорта. Международные потоки денежных переводов трудовых мигрантов играют большую роль в осуществлении внешнеторговых сделок. В результате внешней трудовой миграции возникают новые ниши потребительского спроса, увеличивается торговый оборот между Кыргызстаном и принимающими странами, что способствует втягиванию страны в глобальные процессы.

Среди положительных сторон современной трудовой миграции коренного населения Кыргызстана многие эксперты также выделяют то, что выезд кыргызстанцев содействует решению проблемы избытка рабочей силы в республике, сокращается уровень безработицы. Трудовые мигранты повышают свою квалификацию, они приобретают производственные и организационные навыки. Этот момент имеет особую актуальность для Кыргызстана, так как значительная часть коренного населения имеет низкий квалификационный уровень. С данным подходом также трудно согласиться, поскольку, как показало наше исследование, большая часть мигрантов Ошской области трудоустраиваются в принимающих странах в низко оплачиваемых сферах. В то же время вполне можно согласиться с утверждением, что приток мигрантов из Кыргызстана не противоречит интересам принимающих государств — России и Казахстану — не несет угрозы их национальной безопасности. Кыргызские мигранты способны относительно легко интегрироваться в российскую и казахскую этнокультурную среду. Национальная черта кыргызского народа — стремление жить с другими народами в симбиозе — оказывает очень благотворную роль. Приток трудового населения из Кыргызстана в целом выгоден для России. В страну поступает дешевая законопослушная рабочая сила, умеющая хорошо и много работать. Осенью 2011 г. Левада-Центром по заказу НИУ «Высшая школа экономики» было проведено обследование российских предприятий по проблемам инвестиций в человеческий капитал, взаимодействия с системой профессионального образования и использования труда мигрантов. Так, по оценкам руководителей предприятий, иностранные работники гораздо более управляемы («могут работать сверхурочно, в режиме аврала») и экономичны («работают за меньшие деньги»). Кроме того, по сравнению с российскими работниками мигранты дисциплинированнее («следуют правилам трудовой дисциплины») и, что в определенной мере удивительно, более адаптивны («умеют адаптироваться к новым обстоятельствам, использовать новые возможности»). Иностранные работники обладают практически такими же коммуникативными навыками («умеют работать в коллективе, имеют навыки общения и взаимодействия в коллективе») и способностями к переобучению («умеют переучиваться, осваивать новое в профессии»), что и российские работники. Единственное, в чем мигранты уступают российским работникам — это владение базовыми профессиональными знаниями. Однако разрыв с российскими работниками в этом случае невелик. Кроме того, если учесть, что мигранты часто используются как неквалифицированные рабочие, то «проигрыш» иностранных работников по уровню владениями профессиональными знаниями скорее всего не имеет для работодателей принципиального значения и в целом не снижает конкурентоспособность мигрантов на российском рынке труда.

И наконец, последнее, о чем специалисты предпочитают умалчивать. Трудовая миграция наносит урон экономическому потенциалу страны в долгосрочной перспективе. За границей находится молодое поколение кыргызстанцев (17–30 лет), у которых только одно представление о стране как о нечто непривлекательной. В плоскости политического влияния трудовая миграция социализирует не включенного в национальную повестку гражданина, отсюда слабый потенциал нашей «демократии», поскольку общественный запрос конструируется за счет купленных по разным случаям митингующих и изобретению «голосов избирателей».

Нам необходима критическая масса настроенных на решение проблем отечества граждан.

Опыт развития успешных стран часто показывает, что национальные интересы и политические права во многих странах мира отстаиваются именно поколением 17–29 лет.

Стоит обратить внимание еще на одно немаловажное обстоятельство: для Кыргызстана и для Ошской области в частности внешняя трудовая миграция таит в себе потенциальную опасность. Она приводит к опустыниванию целых районов, особенно высокогорных и с неразвитой инфраструктурой. В приграничных населенных пунктах в силу отсутствия безопасности живущих там людей и низкого социально-экономического уровня жизни, много фактов продажи жителей Ошской области своих домов гражданам Узбекистана. Такое положение довольно часто несколько лет назад наблюдалось в приграничных селах Араванского района (Арап, Жаны-Жол, Чертик, Кайрагач-Арык) и Карасуйского района (Керме-Тоо, Монок) [Особая проблема, конечно, на приграничных с Таджикистаном территориях Баткенской области, там ситуация с «ползучей» миграцией катастрофическая]. Каждый год мы теряем десятки квадратных километров нашей страны. Помимо этого реальные вызовы заложены и в дефиците квалифицированных специалистов, особенно в отдаленных регионах. С одной стороны, система образования не воспроизводит кадры, необходимые для функционирования экономики, с другой — низкий уровень оплаты труда при росте стоимости жизни побуждает к поиску лучших условий, способных обеспечить приемлемый уровень жизни. И, пожалуй, самое главное — сегодня массовые миграционные потоки из Ошской области ограничены только двумя основными направлениями — Россия и Казахстан — и любые изменения экономической ситуации и в миграционной политике в данных странах повлекут изменение ситуации в Кыргызстане, что уже, кстати, не раз было.

Также стоит отметить, что с точки зрения влияния трудовой миграции на демографическую ситуацию в большей степени выигрывает принимающие страны. Въезд трудовых мигрантов, несмотря на временный характер их пребывания, как правило, заканчивается их закреплением на постоянное место жительства в стране работы. Миграция омолаживает возрастную структуру населения. Причем это омоложение происходит не в нижней части половозрастной пирамиды (т. е. за счет детей и подростков), а в средней ее части (т. е. за счет людей трудоспособного возраста). Это имеет несомненно положительный эффект и с точки зрения развития рынка труда и роста экономики, если страна нуждается в рабочей силе. В странах-донорах, к каким относится Кыргызстан, отъезд большей части трудоспособного населения сказывается в конечном итоге на генофонде нации. Находясь за рубежом в поисках заработка, стремясь как можно больше заработать и переслать деньги родным, трудовые мигранты экономят на своем здоровье, питании, бытовых условиях, технике безопасности. «Порог здоровья» трудовых мигрантов в целом снижается. По результатам исследования «Условия и состояние социальной реабилитации трудовых мигрантов», проведенного консалтинговой компанией «М-вектор» в 2006 году, установлено, что половина из опрошенных респондентов отметили ухудшение своего здоровья в стране трудовой миграции (следствие неподходящих климатических условий, тяжелых условий труда, больших физических нагрузок). Авторы исследования пришли к выводу что «почти каждый второй мигрант из числа опрошенных вернулся домой с различными заболеваниями». Среди распространенных проблем со здоровьем: производственные травмы, заболевания желудочно-кишечного тракта, сердечно –сосудистые системы, туберкулез, гепатит, ВИЧ-инфекция, урологические и гинекологические заболевания. При этом большинство кыргызских мигрантов не имеют доступа к квалифицированной медицинской помощи. Почти 50 % женщин- эмигранток из Кыргызстана делают аборты в местах пребывания. Причины прерывания беременности, мертворождений и выкидышей, которые случились едва ли не у каждой десятой эмигрантки — результат очень тяжелой работы и отсутствия нормального медицинского наблюдения. Те же, чья беременность закончилась родами (32 % от всех эмигранток), сталкиваются с рядом других проблем. До 2010 года полис обязательного медицинского страхования для получения бесплатной медпомощи должен был выдавать каждый работодатель в России. После принятия новых изменений он выдается только тем, кто имеет разрешение на временное или постоянное проживание. Тем самым региональные департаменты здравоохранения ликвидировали возможность бесплатного прикрепления детей мигрантов и беременных к российским учреждениям здравоохранения.

Затронув проблему здоровья трудовых мигрантов, невозможно обойти и еще одну деликатную, но очень серьезную тему. По мнению специалистов, именно трудовые мигранты являются основными распространителями в Ошской области ВИЧ-инфекции. Первый случай заражения ВИЧ трудовым мигрантом в Ошской области зафиксирован в 1998 году. Это был житель Ноокатского района, какое-то время работавший в Караганде (Казахстан). Затем резкий скачок заражения ВИЧ случился в 2011 г., тогда было выявлено среди мигрантов 25 инфицированных, вернувшихся из России. Самый высокий показатель приходится сейчас, на 2014 год: за пять месяцев (с января по май) — 32 зараженных среди трудовых мигрантов. Это 60 % от количества всех выявленных случаев ВИЧ-инфицирования в Оше и Ошской области. Среди ВИЧ-инфицированных людей самый большой процент, как и прежде, приходится на возраст 20–29 лет и 30–39 лет. Вместе этот процент составляет 64,6. На 1 мая 2014 г. зарегистрированных ВИЧ-инфицированных в Оше — 889, в Ошской области — 1019. Это самые высокие показатели по стране.

Еще одна проблема — в результате оттока трудоспособного населения в Ошской области остается население пенсионного возраста, студенты, школьники, т. е. та категория населения, которая не занята активной трудовой деятельностью, таким образом, увеличивается нагрузка на социальный фонд. Государство не может содержать пенсионеров, поэтому собирается решать эту проблему повышением ценза пенсионного возраста мужчин до 65 лет, женщин до 60 лет. Почти 80 % трудовых мигрантов испытывают проблемы с перечислением страховых взносов: не делают или не имеют возможности делать страховые отчисления, рискуя остаться без достойного пенсионного обеспечения в будущем. Социальный фонд проводит разъяснительную работу о необходимости регулярных отчислений в Социальный фонд Кыргызстана для накоплений будущей пенсии и считает необходимым разработку соответствующей нормативно-правовой базы.

Отрицательно сказывается трудовая миграция и на брачно-семейных отношениях. Трудовая миграция, укрепляя семью материально, обеспечивая более высокое качество жизни, в то же время расшатывает ее вследствие длительной разлуки. Многие мужчины-мигранты заключают в стране пребывания гражданские браки с местными жительницами, тем самым подвергая свою семью, оставшуюся на родине, тяжелой психологической травме. А те, кто оставался верен своей семье, по возвращении также испытывали значительные трудности. Так, результат исследования «Оценка социально-экономических проблем трудовых мигрантов и соотечественников, возвращающихся в Кыргызскую Республику», проведенного в конце октября — начале ноября 2008 года Центром изучения общественного мнения «Эл-Пекир», показал, что трудовые мигранты по возвращении в Кыргызстан чаще всего называли «проблемы в семье в связи с длительным отсутствием» (52,6 %). То есть ухудшения в семьях чаще всего происходят из-за долгой разлуки (19,6 %), возникновения недопонимания и недоверия (8,4 %), ревности и подозрения (9,12 %), появления проблем, связанных с воспитанием детей (10,8 %), из-за того, что отъезд в миграцию был самовольным, против желания семьи (12,4 %), или мигрант высылал мало денег (26,8 %) и т. д.

Трудовая миграция в последние годы заметно изменила патриархальную модель лидерства в семье, особенно в сельской местности Ошской области. Долгие годы внуками занимаются престарелые родители. В результате длительного отсутствия родительского воспитания происходит разрушение семейных ценностей и традиций, рост количества беспризорных детей, рост детской преступности.

Заключение: Таким образом, основные причины трудовой миграции из Ошской области связаны с социально-экономическими, политическими и этническими факторами; отсутствием экономических ресурсов в регионе и работы на местах; недостаточным развитием социально-бытовой инфраструктуры; жилищной проблемы. Массовые миграционные потоки из Ошской области ограничены только двумя основными направлениями — Россия и Казахстан — и любые изменения экономической ситуации и в миграционной политике в данных странах повлекут изменение ситуации не только в Ошской области, но в целом в Кыргызстане.

 

 

Литература:

 

1.      Байтерекова, Г. С. Влияние миграционных процессов на экономическую безопасность Кыргызстана:// дис. … канд. экон. наук: 08.00.05 / Г. С. Байтерекова; КНУ им. Ж. Баласагына. — Бишкек, 2009–166 с.

2.      Жунусов Б.: «Трудовые мигранты не стремятся возвращаться на родину» [Текст]: интервью с Чрезвычайным и Полномочным Послом Кыргызской Республики в Российской Федерации [Текст] // МСН. — 2009. — 4 окт. — С. 5.

  1. Данные, предоставленные Международным конгрессом кыргызстанцев и соотечественников «Замандаш» за 2010–2013 гг.

4.      Отчет по результатам исследования «Оценка социально-экономических проблем трудовых мигрантов и соотечественников, возвращающихся в Кыргызскую Республику». — Бишкек, 2009. — С. 6.

5.      Аналитический сборник «Защита социальных и трудовых прав мигрантов на пространстве СНГ). Апрель 2012г

6.      Эксклюзивное интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла КР в РФ У. Чиналиева //Информационно-аналитическому портала «KGinfo.ru» А. Эгемберидиеву.09.07.2011 г. 10:25 [Интернет-ресурс]. Режим http://www.kginfo.ru/partners/kirgiz/

7.      Красинец Е. С. Внешняя трудовая миграция в Россию// Миграция населения. Вып. 2: Трудовая миграция в России [Текст]: Приложение к журналу «Миграция в России» / Е. С. Красинец; Под общей.ред. О. Д. Воробьевой — М., 2006. — 190 с.

8.      Аттокурова А. Т. Развитие народонаселения в условиях региона (на примере Ошской области Кыргызской Республики) [Текст]: дис. … канд. экон. наук: 08.00.05 / А. Т. Аттокурова. — Ош, 2012. — 173 с.

  1. Отчет о деятельности по компенсации расходов, связанных с доставкой на родину тел граждан, умерших за рубежом в период осуществления ими трудовой деятельности за 2012–2013 гг. / Министерство иностранных дел КР (для служебного пользования).
  2. Джамангулов К. Э. Международная трудовая миграция на постсоветском пространстве [Текст]: автореф. дис. … канд. соц. наук / К.Э Джамангулов. — Бишкек, 2007. — 23с;

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle