Библиографическое описание:

Плескановская С. А., Оразалиева А. М., Нурахмедов К. О перспективах использования грязи и рапы Молла-Кара в лечении и профилактике остеопороза // Молодой ученый. — 2014. — №21. — С. 46-50.

Здоровье человека — как потенциал могущества государства всегда был, есть и будет важнейшей прерогативой общенациональной политики Туркменистана. Безусловно, одной из важнейших составляющих в этом контексте является использование богатейших природных ресурсов страны.

Молла-Кара — одна из драгоценностей природы Туркмении. С давних времен люди пользуются этим уникальным источником здоровья. Чаще всего грязь и рапа Молла-Кары используется при хронических воспалительных заболеваниях суставов и позвоночника, печени, почек, органов репродукции. Как правило, подход к назначению грязелечения был и остается эмпирическим. Научные основы грязе- и водолечения были заложены туркменскими учеными еще в 60-е годы [11,16].

Грязи Молла-Кары относятся к сульфидно-иловым. Сульфидно-иловые грязи — это донные отложения соленых водоемов. Они бедны органическими веществами, но богаты сульфидами железа и водорастворимыми солями. Этот тип грязей иногда называют «основным», или «собственно грязями». По своим тепловым свойствам они существенно уступают торфяным и сапропелевым грязям, но по содержанию сульфидов железа и водорастворимых солей значительно их превосходят. Важнейшей особенностью иловых грязей является высокое содержание в них различных летучих соединений — сероводорода, метана, углекислоты, аммиака. Летучие компоненты иловых грязей усиливают проницаемость растворенных в них минералов через кожные покровы и слизистые оболочки. [8,10,14,18]. Эта чрезвычайно важная характеристика относится и к моллакаринским грязи и рапе, имеющих богатейший макро- и микроэлементный состав, сопоставимый с рапой Мертвого моря (Израиль, Иордания), лиманов — Анапы (Краснодарский край), грязями курортов Саки (Крым); Албена, Бургас, Варна, Поморие (Болгария) [3,12,20]. По данным Центральной производственной лаборатории Государственного Комитета «Туркмен-геология» массовая доля минеральных веществ в моллакаринской грязи составляет 66,3 %. В 1 кг грязи содержится до 8305 мг сульфат-ионов, 5677 мг ионов кальция, 1822 — магния, 185 — брома. Значение макро- и микроэлементов, в том числе и перечисленных, чрезвычайно велико уже по той причине, что они входят в состав простетической группы таких важных для организма металлоферментов как церулоплазмин (Сu2+), супероксид-дисмутаза (Zn2+, Cu2+), транс-кетолаза (Ca2+). Значение ионов магния и кальция для функционирования организма просто нельзя переоценить. Без ионов кальция невозможен остеосинтез, функционирование кальциевых каналов цитоплазматических мембран. Другими словами, богатый микроэлементный состав моллакаринской грязи и рапы открывает перспективу их использования при лечении заболеваний, связанных не только с воспалительным процессом, но и с нарушением минерального обмена [17].

К заболеваниям, характеризующимся нарушением минерального обмена, в первую очередь следует отнести остеопороз. Нарушение обмена кальция — отличительная черта этого грозного заболевания. В результате снижения интенсивности процессов остеосинтеза наблюдается интенсификация процессов ее резорбции и, как следствие, снижение массы кости. Для правильной оценки степени резорбции кости при остеопорозе среди прочих исследований, как известно, в сыворотке крови определяют концентрацию общего и ионизированного кальция и других электролитов [13]. Повышение концентрации кальция указывает на разрушение основного вещества кости или нарушение процессов резорбции Са [17].

Все большее число случаев заболевания среди людей трудоспособного возраста делает остеопороз одной из важнейших проблем здравоохранения во всем мире. Остеопорозом страдают около 250 миллионов человек. Эта безмолвная эпидемия по смертности стоит в четверке неинфекционных заболеваний. Особенностью этого заболевания является бессимптомное течение, пока в наивысшем его проявлении не происходит перелом кости, обычно крайне тяжелый — шейки бедра, позвоночника, лучевой кости [1,4,7,9].

Таким образом, лечение, профилактика, диагностика остеопороза и реабилитация этого контингента больных — одна из важнейших задач современного здравоохранения.

Высокое содержание в грязи и рапе Молла-Кары кальция, магния, натрия, лития, брома, помноженное на высокую концентрацию сероводорода, представляет собой, на наш взгляд, оптимальный комплекс для лечения остеопороза. Кроме того, сероводород, летучие аминные основания, производные аммиака, содержащиеся в большом количестве в грязи и рапе Молла-Kары, можно рассматривать в качестве мощных проводников макро- и микроэлементов, том числе кальция, в организм человека.

В этой связи целью настоящего исследования являлось определение концентрации Са, Na и K в сыворотке крови женщин, получивших оздоровительный курс лечения в санаторно-курортном комплексе Молла-Кара (Туркменистан).

Было обследовано 64 женщины в возрасте от 27 до 66 лет (в среднем возраст обследованных лиц составил 46,5± 0,7 лет). Контрольную группу составили 75 практически здоровых лиц обоего пола в возрасте от 20 до 50 лет.

Курс лечения включал грязевые аппликации на область суставов и поясницы. Температура грязи 40–42°С, длительность аппликаций — 15–20 минут. Грязевые аппликации чередовали с ваннами из рапы, температура которой составляла 37–38° С, продолжительность процедуры 8 минут. Курс лечения составлял 10 дней. До и после курса лечения у обследуемых лиц забирали кровь из локтевой вены, выделяли сыворотку, в которой при помощи электролитного анализатора фирмы Huma, определяли концентрацию ионов Са (кальция), Na (натрия) и K (калия) в mmol/l. Полученные результаты математически обработаны.

Исследования показали, что концентрация ионов Са, Na и K в сыворотке крови практически здоровых лиц Туркменистана имеет некоторые отличия от данных литературы о концентрации этих электролитов для здоровых лиц по европейскому региону (таблица 1).

Таблица 1

Концентрация ионов некоторых электролитов в сыворотке крови женщин, получивших оздоровительное лечение в Молла-Kара

Время обследования

Са (mmol/l)

Na (mmol/l)

K (mmol/l)

До курса лечения (n=64)

1.045±0.008 *

159,3±4,06*

5,05±0,14

После курса лечения (n=64)

0.99±0.01

142,7±2,8

4,5 ±0,37

Достоверность различия по отношению к исходному уровню

t=5.5, p<0.001

t=3,69, p<0.01

t=0,835 p>0.05

Контрольная группа практически здоровых лиц (n=75)

1.01±0,009 t=3.8, p<0.01

135,7±7,9 t=2.9, p<0.1

4,9±0,3

t=0,5, p>0.1

Среднее по данным литературы (2,3,4,5)

1,3±0,2

t=3.1, p<0.01

141,2±5,0 t=3.1, p<0.01

4,25±1,2 t=3.1, p<0.01

 

Примечание: * — р<0,01 по отношению к популяционному контролю нашего региона.

По группе обследованных нами лиц концентрация ионов Са ниже, а Na и К — выше данных литературы. Вполне возможно, что эти особенности электролитного состава сыворотки крови жителей нашего региона связаны особенностями климата и характера питания.

До начала курса оздоровительного лечения в Молла-Кара концентрация Са и Na в сыворотке крови обследованных нами женщин в целом по группе была достоверно повышена, концентрация К — соответствовала популяцион-ному контролю (табл.1).

После курса лечения концентрация Са и Na достоверно снизилась по отношению к исходному уровню (p<0.001 и p<0.01 соответственно). Концен-трация К имела только некоторую тенденцию к снижению, но различие ма-тематически не достоверно (p>0,05).

Графическое изображение результатов исследования более четко иллюст-рирует динамику (до и после курса грязе- и рапалечения) концентрации ионов кальция и электролитов в среднем по группе обследованных лиц (Рис. 1).

Рис. 1. Концентрация ионов кальция (Са), натрия (Na) и калия (К) в mmol/l в сыворотке крови женщин, получивших курс оздоровительного лечения грязью и рапой курорта Молла-Kара

 

На диаграммах (рис.1) хорошо видно, что во всех случаях после лечения показатели стремятся к уровню популяционного контроля или достигает его.

Однако, внутри группы обследованных женщин динамика показателей концентрации кальция и электролитов имела индивидуальные колебания. На диаграмме (рис.2 А, Б) видно, что у женщин обследованной нами группы до начала курса лечения в 51 % случаев концентрация Са соответствует популяционному контролю, в 32 % случаев — превышает его и в 17 % — значительно снижена.

Рис.2. Структура концентрации ионов кальция в сыворотке крови женщин до (А) и после (В) курса лечения в Молла-Кара

 

То есть, у трети женщин, находившихся под нашим наблюдением, концентрация кальция в сыворотке крови была повышена. Возраст женщин в группе с повышенным содержанием Са колебался от 39 до 66 лет и в среднем составил 54,5±3,9 лет. То есть, большинство женщин группы с повышенным содержанием Са в сыворотке крови находились в менапаузальном периоде, что соответствует данным литературы [5,15].

После курса лечения грязью и рапой Молла-Кара концентрация ионов кальция, натрия и калия в сыворотке крови обследованных нами женщин существенно изменилась (табл.1, рис.1). Концентрации ионов Са и Na после курса лечения достоверно снизились (различие математически достоверно по отношению к исходному уровню при p<0.001 и p<0.01 соответственно) и практически достигли уровня популяционного контроля.

Кроме того, после курса лечения увеличился процент женщин с нормальной концентрацией Са в сыворотке крови (рис.1, В). Особенно важно отметить, что нормализация концентрации кальция в сыворотке крови наблюдалась у 13 из 18 женщин с исходно высоким его содержанием, что составляет более 72 %.

Известно, что повышение концентрации Са связано с нарушением процессов его резорбции [13,17]. Повышение концентрации кальция в сыворотке крови женщин является одним из признаков постменопаузального остеопороза [2,5,15]. Следовательно, одной из важнейших задач при лечении остеопороза является снижение концентрации ионов кальция в сыворотке крови больных [6]. По нашим данным процент женщин с повышенным содержанием Са после курса лечения в Молла-Кара снизился с 32 до 17 %. Другими словами, нами выявлено положительное влияние курортных факторов Молла-Кара на обмен кальция в организме. Аналогичные результаты получены при лечении остеопороза препаратом «Форкал» (10,19). Одним из проявлений высокого терапевтического эффекта препарата являются данные о снижении концентрации кальция в сыворотке крови больных с манифестным остеопорозом после 2-месячного курса лечения. У больных контрольной группы, не получавшей какого-либо лечения, концентрация кальция в течение 2 месяцев наблюдения увеличилась с 3,92 до 4,01 mmol/l.

Таким образом, учитывая нормализующее влияние грязи и рапы Молла-Кара на концентрацию кальция в сыворотке крови женщин, мы рассматриваем возможность их использования в профилактике и лечении остеопороза. Во всяком случае, мы планируем проведение дальнейших исследований в этом направлении, поскольку наиболее рекомендуемыми курортами для лечения остеопороза в настоящее время признаны курорт Лучки (Словакия), курорт Яхимов (Чехия, Словакия), курорт Пиештяны (Словакия), курорт Тренчански (Теплице) [11,14]. На наш взгляд, результаты дальнейших исследований позволят внести в список мировых курортов, рекомендуемых для лечения и профилактики остеопороза, санаторно-курортный комплекс Молла-Кара, находящийся в Туркменистане.

 

Литература:

 

1.      American association of endocrinologists (AACE) medical guidelines for the prevention and treatment of postmenopausal osteoporosis: 2001 edition, with selected updates for 2003 // Endocrine Practice. 2003. — V. 9. — N. 6. — P. 544564.

2.      Cheung AM., Feid D. S., Kapral M. et al. Prevention of osteoporosis and osteoporosis fractures in postmenopausal women: recommendation statement from the Canadian Task Force on Preventive Health Care // CMAJ. 2004. — V. 170.-P. 1503–1513.

3.      Clark, P. Prevalence of vertebral fractures in Brazil, Puerto Rico and Mexico. Preliminary report of the Latin American Vertebral Osteoporosis Study LAVOS // Journal of Bone and Mineral Research. 2004. — V. 19(Suppl. 1). — S. 87.

4.      Cummings SR, Melton LJ. Epidemiology and outcomes of osteoporotic fractures //Lancet. -2002. -V.359. P. 1761–1767.

5.      HaOPis ST, Blumentals WA, Miller PD Ibandronate and the risk of non-vertebral and clinical fractures in women with postmenopausal osteoporosis: results of a meta-analysis of phase III studies // CuOP Med Res Opin. 2008. -V. 24(1).-P. 237–45.

6.      Jalava T et al. Association between vertebral fracture and increased mortality in osteoporotic patients // Journal of Bone and Mineral Research. 2003. — V. 18.-P. 1254–1260.

7.      Lips P van Schoor NM. Quality of life in patients with osteoporosis // Osteoporosis International. 2005. — V. 16. — P. 447–455.

8.      Nielsen T. F., Ravn P., Bagger Y. Z. et al. Pulsed estrogen therapy in prevention of postmenopausal osteoporosis. A 2-year randomized, double blind, placebo-controlled study//Osteoporosis Int. 2004. — V. 15.-P. 168–174.

9.      North American Menopause Society. Management of osteoporosis in postmenopausal women: 2006 position statement of The North American Menopause Society // Menopause. 2006. — V. 13(3). — P. 340–367; quiz 368–9.

10.  Recker OP, Delmas PD, Halse J, et al. Effects of intravenous zoledronic acid once yearly on bone remodeling and bone structure // J Bone Miner Res. — 2008. -V. 23(1).-P. 6–16.

11.  Reginster JY et al. Strontium ranelate reduces the risk of nonvertebral fractures in postmenopausal women with osteoporosis: Treatment of Peripheral Osteoporosis (TROPOS) study // J Clin Endocrinol Metab. 2005. — V. 90. — P. 2816–2822.

12.  Астапенков Д. С. «Системный диагностический подход при патологических переломах позвонков на фоне остеопороза и обоснование комплексного лечения». Автореферат дисс.д.м.н., Курган, 2011, 29 с.

13.  Зйчик А. Ш., Чурилов А. П., Патохимия. 2007, ЭЛБИ-СПб, 768 с.

14.  Клинические рекомендации «Остеопороз. Диагностика, профилактика и лечение» // Под редакцией Лесник О. М., Беневоленской Л. И. М. — Изд-во ГЭОТАР-Медиа. — 2009.

15.  Крыжова Н. С., Рожинская Л. Я. Влияние статинов в сравнении с кальцием и витамином D на показатели костного метаболизма и минеральную плотность костной ткани (МПК) у женщин с остеопенией в постменопаузе // Остеопороз и остеопатии. — 2005. № 2. — С. 7–43.

16.  Моллаев, Наука и техника Туркменистана, 2012

17.  Мусил Я.. Основы биохимии патологических процессов. М: Медицина, 1985, 430 с

18.  Рожинская Л. Я., Дзеранова Л. К. и соавт. Применение кальция и витамина D для профилактики остеопороза у женщин в постменопаузе // Остеопороз и остеопатии. 2001.-№ 1.-С. 29–33.

19.  Скрипникова И. А., Косматова О. В. и соавт. Результаты длительного лечения постменопаузального остеопороза бисфосфонатом фосамаксом // Остеопороз и остеопатии. — 2004. — № 1. — С. 16–19.

20.  Смолянский Б. Л., Лифляндский В. Г. Лечение остеопороза — М.; СПб.: Нева, 2006. — 256 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle