Библиографическое описание:

Вершинин А. Г. Особенности правового регулирования следственных действий с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля (с учетом изменений УПК, вступающих в силу 01.01.2015 г.). Процессуальный и криминалистический аспекты // Молодой ученый. — 2014. — №21. — С. 504-506.

В этой статье автор рассматривает актуальные проблемы правового регулирования следственных действий с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля с учетом изменений уголовно-процессуального закона, вступающих в силу 01.01.2015г.

Ключевые слова: представитель потерпевшего (свидетеля), несовершеннолетний потерпевший (свидетель), ст.45 УПК РФ, ст.191 УПК РФ, ст.281 УПК РФ.

 

Начиная с момента принятия в 2001 году нового Уголовно-процессуального кодекса РФ, в текст закона вносилось множество изменений и дополнений, направленных как на совершенствование уголовно-процессуальной деятельности в целом, так и на развитие процесса доказывания. Таким образом, законодатель на пути формирования «принципиально нового уголовно-процессуального закона с ярко выраженной направленностью на защиту интересов прав личности» [2, с.167] всячески стремится сделать упор на усиление процессуальных гарантий участников уголовного судопроизводства. Тем самым можно объяснить внесение Федеральным законом от 28.12.2013 N 432-ФЗ изменений в действующий Уголовно-процессуальный кодекс в части дополнения статьи 45 УПК РФ частями 2.1, 2.2, статьи 281 УПК РФ частью 6, а также изменений в статью 191, вступающих в силу с 1 января 2015 года.

Суть этих изменений заключается в обеспечении процессуальными гарантиями несовершеннолетних лиц, выступающих в уголовном судопроизводстве в качестве свидетеля или потерпевшего.

В частности, законодатель дополнил статью 45 УПК РФ положением о необходимости привлечения адвоката в качестве представителя несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста 16 лет по ходатайству законного представителя в делах о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (ч. 2.1. ст. 45 УПК РФ), а также закрепил возможность отстранения законного представителя от участия в уголовном деле при наличии оснований полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего. В таком случае к участию в уголовном деле допускается другой законный представитель потерпевшего (ч. 2.2. ст.45 УПК РФ).

Существенные изменения были внесены и в ст. 191 УПК РФ. Часть 1 данной статьи была изложена в новой редакции, руководствуясь которой при производстве допроса, очной ставки, опознания или проверки показаний на месте с участием несовершеннолетнего, не достигшего возраста 16 лет, а равно достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, обязательно участие педагога или психолога. При производстве данных следственных действий с несовершеннолетним, достигшим шестнадцатилетнего возраста, вопрос участия педагога или психолога решается по усмотрению следователя. Кроме того, законодатель ввел максимальные сроки продолжительности указанных следственных действий с участием данных лиц, дифференцируемые в зависимости от возраста участника. Помимо этого, законодатель ввел ч.4 ст. 191 УПК РФ, которая обязывает привлекать к участию психолога в ходе допроса, очной ставки, опознания или проверки показаний на месте по делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних, с участием несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, не достигшего возраста шестнадцати лет, либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии. 191 статья УПК РФ также была дополнена ч.5, в которой говорится об обязательном применении видеозаписи или киносъемки при проведении вышеупомянутых следственных действий, в случае если несовершеннолетний потерпевший, свидетель или их законный представитель не возражают против этого.

Изменения затронули и порядок оглашения показаний — статья 286 была дополнена частью 6, в которой говорится о том, что оглашение показаний несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация материалов, зафиксированных с использованием технических средств в ходе следственных действий с участием данных лиц осуществляется в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без их допроса. Суд может вынести решение о повторном допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля по ходатайству сторон или по собственной инициативе.

Бесспорно, данными изменениями расширены и укреплены гарантии законных интересов таких несовершеннолетних участников процесса, как свидетель и потерпевший. Однако, не смотря на принятые изменения, в вопросе обеспечения гарантий несовершеннолетних свидетеля и потерпевшего, все же остаются пробелы, так и не нашедшие отражения в уголовно-процессуальном законе.

К примеру, законодатель в ч.2. ст.45 УПК РФ указывает на обязательное участие в уголовном деле законного представителя или представителя потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему психическому или физическому состоянию лишённых возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы. В свою очередь, в отношении данных лиц, выступающих в уголовном деле в качестве свидетеля, данная обязанность не распространяется (в ст.191 УПК РФ говорится лишь о праве участия законного представителя при производстве допроса, опознания, очной ставки и проверки показаний), что на наш взгляд является не только нарушением с точки зрения нравственности и морали, но и может повлечь нежелательные юридические последствия при замене процессуального статуса свидетеля на потерпевшего. Исходя из вышесказанного, нам видится целесообразным дополнение статьи 56 УПК РФ положением об обязательном участии в уголовном деле законного представителя или представителя несовершеннолетнего свидетеля по аналогии с ч.2 ст.45 УПК РФ. Внесение данных изменений позволит обеспечить защиту прав и законных интересов свидетелей, являющихся несовершеннолетними, или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Таким образом, можно будет устранить правовую коллизию, возникающую между ч.1 ст.191 УПК РФ (где говорится о праве участия законного представителя потерпевшего или свидетеля при производстве допроса, очной ставки, опознания и проверке показаний) и ч.2 ст.45 УПК РФ (которая говорит об обязательном привлечении для участия в деле законного представителя или представителя несовершеннолетнего потерпевшего) путем изъятия вышеупомянутого положения из ч.1 ст.191 УПК РФ.

Остаются без внимания и вопросы, связанные с участием педагога или психолога, а также с ограничением максимальной продолжительности при производстве следственных действий, не входящих в 26 главу УПК (допрос, очная ставка, опознание, проверка показаний), таких, например, как освидетельствование, следственный эксперимент или получение образцов для сравнительного исследования, где участие несовершеннолетних возможно, как в качестве потерпевшего, так и в качестве свидетеля.

Несмотря на то, что все новые изменения и дополнения призваны усовершенствовать действующий уголовно-процессуальный кодекс, их значение определить достаточно сложно, так как «некоторые из них способны, как представляется, лишь дезориентировать практику и породить путаницу» [2, с.185].

Говоря о практике, невозможно не затронуть криминалистическую составляющую данного вопроса, а, в частности, особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетнего пострадавшего и свидетеля (а равно законного представителя или представителя, педагога или психолога, участвующих в этих следственных действиях).

При производстве следственных действий с участием несовершеннолетнего пострадавшего или свидетеля, следователь сталкивается с целым рядом нетипичных следственных ситуаций, в которых применение большого количества тактических приемов оказывается невозможным ввиду характерных психофизиологических особенностей несовершеннолетних, а также недопустимости этих приемов с точки зрения морали и нравственности.

К примеру, очная ставка между совершеннолетним обвиняемым, дающим заведомо ложные показания и несовершеннолетним свидетелем (потерпевшим), дающим правдивые показания в большинстве случаев представляется нецелесообразной ввиду нравственной недопустимости, так как «несовершеннолетний в силу своих возрастных и нравственно-психологических особенностей обладает повышенной внушаемостью и эмоциональностью» [1, с.22], что может явиться причиной негативного психологического воздействия на него. Однако проведение такой очной ставки допустимо в случае, если существенные противоречия не могут быть устранены путем проведения других следственных действий. В этом случае следователь должен свести к минимуму психологическое воздействие недобросовестного участника, в том числе путем привлечения законного представителя, психолога, либо педагога несовершеннолетнего.

Возможны и такие следственные ситуации, при которых несовершеннолетний свидетель или пострадавший дает заведомо ложные показания в силу стыда или страха, испытываемого им перед авторитетом участвующего педагога или законного представителя, к которому у него сложилось уважительное отношение. Для преодоления таких ситуаций, целесообразно было бы включить в ст.191 действующего закона положение о возможности отказа самого несовершеннолетнего от участия его представителя или педагога в следственном действии.

Следует упомянуть и об организационно-тактических особенностях производства следственных действий с участием несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего. Изложив ч.1 ст.191 УПК РФ в новой редакции, законодатель ограничил допустимую продолжительность допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний следующими рамками: следственные действия с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в возрасте до семи лет не могут продолжаться без перерыва более 30 минут, а в общей сложности — более одного часа, в возрасте от семи до четырнадцати лет — более одного часа, а в общей сложности — более двух часов, в возрасте старше четырнадцати лет — более двух часов, а в общей сложности — более четырех часов в день. Таким образом, существенно усложнились условия проведения данных следственных действий, в результате чего, от следователя требуется значительное внимание к стадии подготовки проводимых мероприятий, в частности, в области их детального планирования. На практике порой сложно уложить выполнение масштабного следственного действия в предложенные законодателем временные рамки, в связи с чем видится возможным издание данной статьи в редакции, допускающей увеличение продолжительности производства следственных действий в разумных пределах с согласия несовершеннолетнего лица, его законного представителя и других возможных участников следственного действия.

Исходя из вышесказанного можно прийти к выводу, что вступающие в силу изменения, касающиеся участия несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего, их представителя или законного представителя, педагога или психолога в уголовном судопроизводстве носят неоднозначный характер и нуждаются в более детальной проработке. Так или иначе, важно учитывать закономерности коммуникативной и познавательной деятельности следователя, проявляющейся на стадии подготовки и реализации следственного действия, так как эффективность проведения следственных действий и полнота полученной информации, несомненно, являются результатом рационального использования норм действующего закона в тесной взаимосвязи с тактическими потребностями отдельно взятой следственной ситуации.

 

Литература:

 

1.                  Зайнуллин Р. И. Теоретические и практические проблемы производства очной ставки с участием несовершеннолетнего обвиняемого: Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Челябинск, 2008. 27с.

2.                  Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования: монография / С. А. Шейфер. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2014. — 240c.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle