Библиографическое описание:

Титкова Н. Е., Курмаева Г. Ф. Особенности художественной рецепции бунинских мотивов в фильме Н.С. Михалкова «Солнечный удар» // Молодой ученый. — 2014. — №21.1. — С. 22-25.

В статье анализируется фильм Н.Михалкова «Солнечный удар». Проводится сопоставление основных мотивов творчества И.А. Бунина и их режиссёрской интерпретации.

Ключевыеслова: мотив, образ, художественная деталь, аллюзия, идея, символ.

Abstract. The article analyzes the film Nikita Mikhalkov «Sunstroke». The comparison of the main motives of creativity Ivan Bunin and director's interpretation.

Keywords: motif, image, artistic detail, allusion, an idea, a symbol.

 

Мыслью о трагической судьбе России пронизано всё творчество И.А. Бунина (1870 – 1953). Данная тема никогда не перестанет быть актуальной, именно этим можно объяснить поток экранизаций художественных произведений послереволюционной эпохи в XXI веке. Поиск ответов на вопросы о том, какова была подлинная история России, что было основой трагических событий, которые привели к такому исходу, к такой России, какую мы видим сейчас, продолжается по сей день. Если до определенного времени люди могли черпать информацию о революции и гражданской войне в России только из документов и  художественных произведений, то в наши дни есть возможность не только представить мысленно образ эпохи, но и увидеть его на экране благодаря искусству кино. Говоря о киноискусстве  в связи с воплощением на экране основных тем и идей произведений Бунина, следует, прежде всего, назвать  имя Н.С. Михалкова, для которого рецепция образа России в художественном сознании именно этого  писателя стало основой идеи фильма «Солнечный удар» (2014).  

Михалков вынашивал идею фильма по мотивам Бунина около 37 лет, переписывал сценарий множество раз. Чтобы лучше понять бунинские произведения, режиссер переписывал его тексты от руки. В фильме оказались соединены два известных произведения Бунина-эмигранта – «Солнечный удар»  (1927) и «Окаянные дни» (1920), но кроме них в картине есть отсылки к текстам других писателей: И.С. Шмелёва «Солнце мёртвых» (1923), А.П. Чехова «Чайка» (1896), М. Горького «На дне» (1902). Кроме этого, есть и кино-аллюзии обращение к фильму С.М. Эйзенштейна «Броненосец ‘’Потёмкин’’» (1925) [6].

Анализируя «Солнечный удар» Михалкова, следует прежде всего обратить внимание, на какие именно мотивы и темы творчества Бунина опирался режиссер при создании своей картины. Для Бунина тема России, народа и его будущего являлась наиболее важной и волнующей, она стала стержневой в повестях «Деревня» (1910), «Суходол» (1911), в произведениях эмиграционного периода, в дневнике «Окаянные дни» (1920), повести «Жизнь Арсеньева» (1927 – 1933). «Окаянные дни» представляют собой художественный дневник 1918 – 1919 годов, в котором раскрывается отношение автора к революции. Бунин характеризует революционный переворот как «начало безусловной гибели России в качестве великого государства, как развязывание самых неизменных и диких инстинктов, как кровавый пролог к неисчислимым бедствиям, какие ожидают интеллигенцию, трудовой народ, страну» [2, с. 3]. В фильме также ярко отражено непринятие революции как радикального средства «преображения» России. Михалков в своём интервью подтвердил, что он опирался на авторскую трактовку революции. Так как бунинское произведение в жанровом отношении представляет собой дневник, то читателями оно воспринимается как поток воспоминаний автора; таким образом, опираясь на текст-«прототип», режиссёр ведёт две линии передачи событий:  настоящее для героя фильма время, 1920 год, и прошлое – воспоминание о «солнечном ударе»1907 года. Следовательно, Михалков раскрывает одну из ключевых категорий творчества Бунина – категорию памяти: если «Окаянные дни» – это настоящее героя, то «Солнечный удар», по трактовке режиссёра, - это его рассказ-воспоминание. Г.П. Климова считает, что «память – это естественная и необходимая защита человека от разрушительной работы времени, его неотвратимости, и смерти, - основа мировосприятия Бунина» [3, с. 28]. В фильме же это воспоминание о прошлом - не что иное, как поиск ответов на «вечные» вопросы, осознание упущенного в жизни значимого и важного. Это значимое и есть любовная история – встреча главного героя с Незнакомкой. Тема любви в творчестве Бунина многогранна и неоднозначна, но всегда трагична. «Солнечный удар» - это рассказ о страсти, переросшей в высокое чувство любви, которая переворачивает сознание человека. Любовь в мировосприятии Бунина, «возвысив на мгновение человека и одарив его счастьем, наносит ему смертельный удар, ломает ему жизнь или отнимает её, обрекает человека на гибель» [4, c. 42], учтя это, Михалков обращается к другому произведению автора, где данная мысль находит наиболее полное выражение, - к новелле «Лёгкое дыхание» (1916). Лёгкое дыхание, по Бунину, - это особое просветленное чувство, ожидание жизни, счастья. Перечитывая  завершающие строки новеллы - «теперь это лёгкое дыхание снова рассеялось в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре» [1, с. 209], – мы вспоминаем сквозную деталь из фильма – шарф Незнакомки небесного цвета, его полёт-путешествие по пароходу, и, наконец, его досадную потерю главным героем на улицах Одессы.

Михалков, говоря о «Солнечном ударе» в своих интервью, определил произведение как «летящий рассказ», указывая на неуловимую, ускользающую тайну, присутствующую незримо в бунинском художественном мире. Олицетворением этой тайны стала героиня фильма – Незнакомка. Характеризуя главного героя, безымянного поручика, режиссер подчеркнул его молчаливость и объяснил это особым актёрским приемом: «наполненное молчание», которое передаёт «завораживающее умножение энергии». По сути, многое из того, что говорит главный герой, это попытка найти ответ на главный вопрос: «Как это всё случилось?».  

Перед режиссером стоял непростая задача: как органично соединить историю любви из «Солнечного удара» и тему истории России, революции из «Окаянных дней». В фильме эти сюжеты даны перекрёстно, то есть сначала мы погружаемся в события 21 ноября 1920 года, воскресенье – это «Окаянные дни», точнее уже их окончание, затем слышим вопрос «Как это случилось?»  и переносимся в 1907 год, в «Солнечный удар». Таким образом, у Михалкова «солнечный удар», как событие частной жизни героя, и есть начало всеобщего страшного конца, в этом соположении звучит ответ на главный вопрос – всё началось тогда, когда наметился духовный кризис в личном и общественном сознании.

Многое из того, что показано в фильме, отсутствует в тексте произведения, но всё это новое, созданное режиссерским воображением, отлично вписалось в образный строй и тональность киноистории. Новые герои, придуманные Михалковым: легкомысленная жена иностранца, фокусник, мальчик Егорий, корыстный священник, фотограф из лавки; новые детали: шарф, чайка, часы, бинокль – все это помогает раскрыть главную идею фильма и, самое главное, образует связующие элементы  двух несоединимых, на первый взгляд, произведений Бунина. Это не просто измышленные детали и персонажи, но своеобразные аллюзии, которые придают картине особую масштабность и философскую глубину. Михалков в своём интервью печатному изданию сказал следующее: «Мы никого не заставляем ничего разгадывать. Каждый может погрузиться в картину ровно на ту глубину, которая ему доступна» [6].  

С первых мгновений фильма зрителю встречается странный, на первый взгляд, образ – труп павлина, который лежит на улице разрушенного города. В контексте русской литературы 1920-1930-годов этот образ воспринимается как метафора, отсылка к тексту И.С. Шмелёва «Солнце мёртвых»: «Смотрю за балку: на балконе Павлин уже не встречает солнце» [5, c. 106]. В трактовке образа Шмелёвым павлин воплощает идею величия народа, надежду и веру в будущее. Если рассматривать образ с точки зрения мифологии, то павлин с раскрытым хвостом, представший в полной своей красоте, воспринимается как метафора солнца, а также символизирует полноту познания - истинную веру в Бога. Таким образом, Михалков показывает время, когда русские люди утратили своё «солнце», разрушили веру, потеряли надежду. Этот мотив созвучен основной интонации «Окаянных дней» Бунина. Следующая аллюзия – отсылка к фильму советского кинорежиссёра С.М. Эйзенштейна «Броненосец ‘’Потёмкин’’», – эпизод, когда белый офицер спускает с лестницы детскую коляску по Потёмкинской лестнице, а безымянный поручик считает ступени и мысленно возвращается к прошлому. Сброшенная вниз детская коляска – это символ грубого насилия не только над людьми, но и над всем чистым и святым, что есть в жизни, а также воплощение глубокого отчаяния. В фильме этот эпизод является одним из ключевых. Униженные офицеры со срезанными погонами, одинокие, обезличенные (ни у кого из них за весь фильм не названо имя), они наблюдают за тем, как спускается эта коляска, как она проваливается в огонь, так же, как и их души погружаются на самое дно отчаяния, так же, как и вся Россия оказалась в огне, и от ее былого величия не осталось и следа. Страшнее всего, что все герои, показанные в этом эпизоде, уже смирились, дух борьбы и веры в них окончательно угас. Не случайно они поют, словно издеваясь над собой: «Что наша жизнь? Игра». В следующих кадрах  мы слышим вопрос: «Как это всё случилось?» и погружаемся в прошлое главного героя, где содержится ответ. В «Солнечном ударе» первый новый образ, введённый в бунинский материал режиссёром – это образ жены иностранца, которая воспринимается как пародийный двойник Незнакомки,  именно за ней поначалу ошибочно гонится поручик. В этом неразумном порыве раскрывается дополнительная характеристика героя: слепое желание скорее получить то, чего хочется, в котором выражается безрассудное и безответственное отношение героя к жизни.

Эпизод с фокусником также несёт в себе важную смысловую функцию: поручик отдаёт свои часы для представления, для фокуса. При этом он добровольно тратит на пустяки своё время, которое «разбивают» у него на глазах, но он не придаёт этому серьезного значения. Вот оно, утраченное и потерянное впустую время жизни! Таким образом, Михалков хочет донести до зрителей мысль о бесценности каждого мгновения жизни. Возвращение часов герою – это попытка образумить его, что не поздно обратить внимание на значимые вещи и тем самым начать восстанавливать растраченное время. Слова  фокусника о Карле Марксе, не были даже замечены героем. Он ничего не знал, даже не слышал о философии марксизма.  Михалков стремился показать, что люди, которые несли ответственность за защиту Отечества, даже не задумывались серьезно о том, что реально происходит в стране, отсюда их равнодушие к новым веяниям в сфере идеологии, в частности, к марксизму. Марксизм – это философское учение, на котором основывались революционные идеи. Такие же неосведомлённые, не заинтересованные серьезными вопросами люди, как поручик, не замечали, что в их повседневной жизни проявляются законы общественного развития, сформулированные в трудах Маркса. Проблему невежества и неведения народа и интеллигенции, поднятую Буниным в «Окаянных днях», Михалков не мог не затронуть в фильме о духовных истоках революционной катастрофы в России. Складывая противоречивые характеристики героя фильма, мы получаем собирательный, типичный образ образованного, культурного человека того времени. Обобщая сказанное, можно также сделать вывод о том, что чертами безответственности перед Богом и людьми было наделено целое поколение русских людей, которые стали творцами и жертвами революции и гражданской войны. Кульминационный эпизод фильма – это потеря героем Незнакомки. Он упустил свою любовь, а причина этого - легковесное отношение к высокому чувству, а отсюда - и к религии.

Знакомство поручика с мальчиком Егорием - это своеобразная встреча героя  с Роком. Мальчик и его вопросы о теории Дарвина, о происхождении человека должны были заставить героя задуматься. Вместо того, чтобы объяснить юному собеседнику основы христианской  веры, помочь разобраться в ней и найти ответы на мучащие его вопросы, поручик отвечает: «Во что веришь, то и есть», – это отсылка к образу героя пьесы  М. Горького «На дне», странника Луки. Михалков показывает, что равнодушное и легковесное отношение к религии взрослого человека, чье мнение авторитетно для ребенка, не только разрушает детское мировоззрение, но и определяет будущее юного скептика как носителя революционных идей и активного проводника в жизнь репрессий и расстрелов. В конце картины мы видим повзрослевшего Егория, уже не мальчика семинариста, а красного офицера, полностью утратившего веру, надежду и любовь, спокойно и равнодушно смотрящего на гибель своего «наставника».

Обобщая сказанное, следует отметить, что бунинские образы и мотивы Михалков по-новому соединил и развил в своем фильме, стремясь показать современному зрителю, как пагубно влияют на жизнь человека привычка быть безответственным, равнодушие к серьезным вопросам, упущение важных деталей в наблюдении над происходящим, осмыслении реальности: «Где-то не доглядели, где-то что-то недослушали и вот всё, жизнь упущена. Главное – это не упустить». «Солнечный удар» – это фильм-призыв, фильм-предупреждение. Он побуждает задуматься о значимости и ценности религии, об отношениях между человеком и обществом, о необходимости беречь своё время. Этот фильм можно воспринимать также как предостережение о катастрофе, которая может произойти, если люди не начнут задумываться о последствии своих действий.

 

Литература:

1.                  Бунин И. А. Рассказы. – М.: Гослитиздат, 1955. – 254 с.

2.                  Бунин И. А. Окаянные дни.  – М.: Современник, 1991. – 255 с.

3.                  Климова Г. П. Художественный мир И. А. Бунина: монография. – М.: Прометей, 1991. – 312 с.

4.                  Титкова Н. Е. История русской литературы конца XIX – начала XX века. Часть 2. Реализм: учебно-методическое пособие. – Арзамас: АГПИ, 2007. – 77 с.

5.                  Шмелев И.С. Солнце мертвых. Избранные произведения. – М.: Советский писатель, 1991. – 592 с.

6.                  Никита Михалков: Я никому ничего не навязываю – Игорь Вирабов, Анастасия Скорондаева // Российская газета. Неделя №6525 (253) Электронный ресурс URL: http://www.rg.ru/2014/11/06/mihalkov.html (дата обращения 7.11. 2014 г.)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle