Библиографическое описание:

Альханов Н. М. Проблемы преступности террористического характера в России // Молодой ученый. — 2014. — №20. — С. 451-452.

Несмотря на принятые в 2013 г. правоохранительными органами и спецслужбами России меры по борьбе с терроризмом, избежать резонансных террористических актов не удалось. Террористические акты, повлекшие массовую гибель и ранения мирных граждан, сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих произошли в московском метро, на ипподроме в Нальчике, в Ставрополе, Владикавказе, Пятигорске, в Республиках Дагестан и Ингушетии.

Сегмент преступлений террористического характера в структуре преступности России в 2013 г. составлял всего 0,0221 %. Сегмент преступлений в виде террористического акта в структуре преступности России в 2013 г. составлял всего 0,00118 %, но общественная опасность этих процентов была еще более велика [1]. Поэтому террористический акт является одним из наиболее общественно опасных преступлений в структуре преступлений террористического характера.

Несмотря на снижение в 2013 г. на 11,2 % зарегистрированных террористических преступлений (581 против 654 в 2012 г.) как и ранее, наибольшее их количество (79,9 %) произошло в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО). Несмотря на снижение на 26,8 % преступлений террористического характера (320) в Чеченской Республике, наибольшее их количество (55,1 %) от числа зарегистрированных в России все равно приходилось именно на Чеченскую Республику. При этом следует иметь в виду, что не все преступления, связанные с преступной деятельностью «террористов-смертников», квалифицировались как террористические, т. е. по ст. 205 УК РФ. В то же время в Чеченской Республике было больше всего предварительно расследовано и направлено в суд с обвинительным заключением преступлений террористического характера: 251 (-34,8 %) и 123 дела (-20,6 %) соответственно, т. е. следственные и оперативные подразделения правоохранительных органов, как и ранее, работали в усиленном режиме. [2]

В связи с реформированием правоохранительной системы, сложностью сбора доказательств по уголовным делам, низкой эффективностью деятельности субъектов ОРД, в 2013 г. произошло снижение числа выявленных лиц, совершивших преступления террористического характера: было выявлено 402 (-22,8 %) лица против 521 лица в 2012 г. Уменьшилось число расследованных преступлений и направленных в суд уголовных дел: расследовано 410 (-22,6 %) преступлений террористического характера, из которых 236 (-10,3 %) направлены в суд с обвинительным заключением.

Из 8 федеральных округов России больше всего преступлений террористического характера зарегистрировано в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО) — 464 (-2,9 %, 2012 г. — 533 преступления). Самое большое количество преступлений террористического характера зарегистрировано в Чеченской Республике — 320 (2012 г. — 437, или -26,8 %), потом шли Республика Дагестан — 63 (2012 г. — 44, или +43,2 %), Ингушетия — 35 (2012 г. — 41, или -14,6 %). [2]

В 2013 г., в том числе по инициативе Академии, решением Верховного Суда Российской Федерации «кавказский эмират» Д. Умарова был признан международной террористической организацией. 23 июня 2013 г. США официально включили Д. Умарова в перечень международных террористов, что позволит ограничить потоки финансирования и другой поддержки ему. В 2013 г. произошло изменение тактики действий по пресечению организованной террористической деятельности спецслужбами России: 9 июня 2013 г. в ходе спецоперации ФСБ России был задержан Али Тазиев, известный по позывным «Магас», в прошлом сотрудник правоохранительных органов, на счету которого десятки терактов, в том числе таких, как захват школы в Беслане, нападение на Назрань, покушение на Юнусбека Евкурова.

При увеличении количества зарегистрированных террористических актов произошло снижение числа расследованных преступлений и выявленных лиц. В структуре преступлений террористического характера произошло увеличение на 106,7 % наиболее общественно опасного сегмента — террористических актов. Всего зарегистрировано в России 31 преступление, предусмотренное ст. 205 УК РФ, против 15 в 2012 г., предварительно расследовано 8 (-38,5 %), направлено в суд с обвинительным заключением — 6. Увеличилось количество террористических актов на транспорте: в 2013 г. зарегистрировано 7 преступлений (+250 %), расследовано 1, выявлено 2 лица (0,0).

Из 8 федеральных округов России больше всего террористических актов зарегистрировано в Северо-Кавказском федеральном округе — 16 (2012 г. — 6), потом шли Центральный ФО — 5 (5), Южный федеральный округ — 2 (0), Приволжский ФО — 1 (1, или 0,0 %), Уральский ФО — 0 (0,0 %), Сибирский ФО — 0 (0,0 %), Дальневосточный ФО — 0 (0,0 %), Северо-Западный — 0 (1 или -100,0 %), т. е. вообще не было зарегистрировано террористических актов.

Следственными органами до настоящего времени не решена проблема квалификации самоподрывов «смертников». При ранжировании субъектов в СКФО следует иметь в виду, что не все самоподрывы «террористов-смертников» при возбуждении уголовных дел были квалифицированы по ст. 205 УК РФ.

Трудно не согласиться с утверждением профессора В. В. Лунеева о том, что "...есть основания полагать, что совершенствование квалификации организованных преступников и особенно террористов идет интенсивнее, чем сотрудников правоохранительной системы»... [3].

В 2013 г. в результате посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих в СКФО 249 человек погибло и 584 получили ранения.

Даже представители СМИ пришли к выводу о том, что самоподрывы «смертников» необходимо считать (квалифицировать на первоначальном этапе досудебного следствия как террористический акт). По их подсчетам, в результате 22 терактов, совершенных в 2013 г. на территории Северо-Кавказского федерального округа и в Москве, погибли 108 человек и еще более 652 были ранены. Таким образом, часть террористических актов была завуалирована под другие особо тяжкие и тяжкие преступления, предусмотренные ст. ст. 105, 317 УК РФ и т. д. Этот факт отметил Генеральный прокурор Российской Федерации, выступая 28 апреля 2013 г. в Совете Федерации.

Организаторы террористических актов в 2013 г. стали шире применять транспортные средства, груженные взрывчатыми веществами, как орудие совершения преступлений, в том числе «террористами-смертниками». Другой особенностью организованной террористической деятельности стала ее активизация в зимний период времени, не дожидаясь появления «зеленки», т. е. весны, лета, и использование в качестве «террористов-смертников» этнических русских, принявших ислам (Мария Хорошева, Раздобудько), что существенно облегчало достижения преступного результата. Следующей особенностью организованной террористической деятельности на Северном Кавказе явилось использование и приведение в действие в критической ситуации террористами взрывных устройств, закрепленных на правом или левом плече, в целях затруднить в последующем работникам правоохранительных органов и спецслужб России идентификацию личности «смертников», выявления круга пособников, в том числе из числа родственников, а также количества денежных средств, полученных ими за самоподрыв

Причинный комплекс преступлений террористического характера на Северном Кавказе в 2012–2013 гг. существенно не изменился. Руководством России принимались меры по его нейтрализации: улучшению социально-экономического положения населения, созданию рабочих мест, меры по ликвидации безработицы, пропаганде идей традиционного ислама и контрпропаганде идеям ваххабизма, улучшению духовного воспитания молодежи, работе с родителями и их детьми. Важно не только существенно улучшать социально-экономическое положение республик в Северо-Кавказском федеральном округе, но и воздействовать на потребностно-мотивационную сферу проживающих там граждан, изменение их ценностных ориентаций.

Недостаточно эффективно работали службы собственной безопасности правоохранительных органов СКФО: участниками организованных преступных формирований являлись государственные служащие и сотрудники правоохранительных органов.

Важно предупреждать преступления террористического характера, включая террористические акты, и в первую очередь путем улучшения агентурной работы и подрыва финансовых основ организованной преступной деятельности, включая террористическую. [4]

Для решения данной проблемы, в первую очередь необходимо принять исчерпывающие меры по выявлению и разрушению инфраструктуры подготовки «смертников» как в России, так и за рубежом.

 

Литература:

 

1.                  По данным ФКУ «ГИАЦ МВД России» http://mvd.ru FKU_GIAC_MVD_Rossii

2.                  Бидова Б. Б. Идеология терроризма // Молодой ученый. — 2014. — № 3. — С. 630–632.

3.                  Лунеев В. В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. — М.: Wolters Kluwer, 2005. — 299с.

4.                  Бидова Б. Б. Исламский радикализм: анализ подходов и угроз //Молодой ученый. 2014. № 9 (68). С. 353–355.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle