Библиографическое описание:

Андриец У. М. Роль комсомольских организаций Дальнего Востока РСФСР в сфере развития культуры и просвещения населения в регионе в 1922–1926 гг. // Молодой ученый. — 2014. — №19. — С. 435-439.

Молодёжь в силу определённых социально-психологических особенностей является главным участником социальной мобильности и генератором экономической инициативы, представляет собой источник социально-экономического и духовного подъёма государства. Поэтому вопросы, связанные с воспитанием, развитием, социализацией молодого поколения и интеграцией молодёжи в экономическое, политическое и социокультурное пространство страны, являются крайне актуальными как в Российской Федерации, так и во всём мире. Историки, политологи, социологи и представители других направлений гуманитарного знания всё чаще обращаются к историческому опыту формирования и реализации молодёжной политики. Не только научный, но и практический интерес представляет советский опыт построения молодёжной политики, т. к. способен помочь в выработке новых концепций и направлений в работе с молодёжью.

Общественно-политической организацией, созданной для воплощения в жизнь молодёжной политики Советского государства и проектов большевистской партии, был всесоюзный ленинский коммунистический союз молодёжи (ВЛКСМ) [1], который принимал самое активное участие в социально-экономическом и культурном строительстве. Целью данной статьи является освящение и анализ деятельности комсомольской организации стратегически важного дальневосточного региона в сфере развития культуры и просвещения населения в годы восстановления экономики страны после гражданской войны и интервенции.

После окончания гражданской войны перед советской властью остро стояли задачи ликвидации безграмотности, приобщения общества к новым культурным ценностям, обеспечения господства марксистско-ленинской идеологии. Комсомол, как помощник партии в воспитании и вовлечении молодёжи в строительство нового общества, принимал широкое участие в культурной и политико-просветительской работе.

Активная культурно-просветительская работа РКСМ диктовалась необходимостью привлечения населения к сознательной деятельности по построению социалистического общества, а также необходимостью распространения идеологического влияния коммунистической партии. Кроме того акцент на просветительскую работу позволял завуалировать политическую сущность комсомола, чем изменить отношение к союзу враждебно настроенной части населения и молодёжи, привлечь в комсомольскую организацию новые кадры, заинтересовав их возможностью творческой самореализации и повышения образовательного уровня.

В 1923–1924 гг. культурно-просветительская деятельность комсомола Дальнего Востока переживала этап становления. Не было чётких планов и методов работы, отсутствовал грамотный инструктаж, не была налажена связь с партийными организациями, не хватало квалифицированных руководителей и литературных пособий, что не позволяло в полной мере развернуть деятельность в указанном направлении. Однако, постепенно работа налаживалась. С августа 1925 г. при ячейках комсомола наряду с организационными и экономическими начали создаваться политико-просветительские комиссии [2], которые на плановой основе и при идеологическом руководстве партии целенаправленно осуществляли просветительскую деятельность.

Дальний Восток отличался низкой грамотностью населения. В 1923 г. в Дальневосточном крае было только 37,5 % грамотных, в т. ч. мужчин — 48 %, женщин — 25,9 % [3]. С весны 1923 г. на Дальнем Востоке началось осуществление декрета «О ликвидации безграмотности». Ликвидация неграмотности и малограмотности среди молодёжи и взрослого населения стала одной из основных задач, как всего региона, так и его комсомольской организации. Появились первые пункты ликвидации безграмотности. В 1924 г. было создано общество «Долой неграмотность», в деятельности которого комсомольцы играли существенную роль. Помимо обучения самих комсомольцев в ликпунктах, ячейки осуществляли активную помощь в их функционировании. Эта помощь была различной, в зависимости от состояния каждой ячейки: некоторые ячейки сами создавали, содержали и обслуживали пункты ликбеза, другие проводили индивидуальную агитацию, привлекая людей на пункт. Несмотря на то, что внимание общественных организаций, в т. ч. комсомола в 1922–1926 гг. было сосредоточено на хозяйственном строительстве, в деле ликвидации неграмотности всё же удалось достичь определённых успехов. К 1926 г. общая грамотность населения Дальнего Востока достигла 43,5 % [4], в этом есть и заслуга комсомольских активистов. Работа по ликвидации неграмотности вышла на новый уровень в 1928 г. после постановления Далькрайкома ВКП(б) «О ликвидации безграмотности в ДВК», обязавшего комсомольцев активизировать работу по обучению населения, а также после VIII Всероссийского съезда комсомола, который поставил задачу: «Каждый комсомолец должен обучить одного неграмотного».

Основной целью культурно-просветительской работы в деревне было искоренение основ дореволюционного прошлого, борьба за новый быт, нового человека, воспитанного в духе коммунистической морали. В сельской местности культурная и образовательная деятельность сосредотачивалась вокруг изб-читален, которые являлись центрами комсомольского влияния на население деревни. В избах-читальнях проводились беседы, политчитки, политбои, лекции и доклады на злободневные темы. Комсомольцы организовывали митинги, «красные вечёрки», ставили спектакли и живые газеты, в которых освещалась жизнь рабочих и крестьян, работа комсомольских организаций. Всё это было призвано пропагандировать преимущества советского строя и марксистско-ленинскую интерпретацию социально-экономических и политических процессов. Особое значение имели мероприятия, направленные на популяризацию проектов советской власти, пропаганду рационального ведения сельского хозяйства, разъяснение советского законодательства, освещение текущих политических и международных событий, деятельности коммунистической партии и РЛКСМ. Эта работа давалась нелегко в связи с нехваткой средств и активных работников на местах. К примеру, из 24-х ячеек, существовавших в Хабаровском уезде к октябрю 1923 г., только 11 провели мероприятия, посвящённые 5-летию РКСМ, остальные отказались в силу отсутствия материалов [5].

Для материального обеспечения работы ликвидационных пунктов и изб-читален, создания их литературных фондов комсомольцы ставили платные вечера и спектакли, брали подряды на работу в специально организованные трудовые дни и воскресники, пытались привлечь крестьян к отчислениям в литфонд. Однако материальная база этих учреждений была очень низкой, и долгое время не удавалось изжить «литературный голод».

Стремясь удовлетворить знаниевые и эстетические потребности населения, комсомол являлся организатором различных кружков. В сельской местности ячейки РЛКСМ организовывали сельскохозяйственные кружки, где проводились беседы с агрономами, практиковались показательные засевы и сельскохозяйственные выставки с целью внедрения передовых способов ведения сельского хозяйства. При клубах РЛКСМ создавались пионер-кружки для подготовки вожатых, курсы для подготовки инструкторов по физическому воспитанию, секции корреспондентов, что способствовало профессиональному самоопределению молодых комсомольцев. В рамках системы политического образования создавалась сеть кружков по политграмоте: кружки для вновь вступающих в союз, для усвоения базовых политических знаний, для изучения юношеского движения. Организовывались литературные, хоровые, драматические, спортивные, военно-морские, музыкальные, библиотечные кружки. Также создавались ленинские группы, антирелигиозные кружки. К участию в кружках привлекались не только комсомольцы, но и беспартийная молодёжь. Со многими сложностями была связана постановка спортивной работы, и удавалось это далеко не всем, т. к. покупка спортивного инвентаря требовала больших затрат. Однако, были ячейки, которые всё же оборудовали «красные поляны» (спортивные площадки), где играли в футбол, проводили соревнования, сопровождая это комсомольской агитацией. Популярностью среди девушек пользовались кружки кройки и шитья, домоводства, где многие из них могли получить знания и умения в области рукоделия и ведения хозяйства. В Троицкой ячейке Хабаровского округа молодёжь проявляла большой интерес к вновь организованному союзом кружку радиолюбителей [6]. Комсомолу постепенно удавалось расположить к себе население деревни, которое отмечало, что благодаря комсомольцам досуг молодёжи стал более культурным и плодотворным.

Участие комсомольцев в просвещении населения шло параллельно с образованием самих комсомольцев. Поскольку приём в союз шёл по классовому принципу, и предпочтение отдавалось рабочим и бедняцко-середняцкой части крестьянства, уровень образованности молодых комсомольцев был очень низким, особенно в деревне. Особенности крестьянского труда, требовавшего в первую очередь физической развитости, и трудное материальное положение части крестьянства обусловили то, что должного внимания образованию детей не уделялось. А между тем, комсомольцы, как будущие строители коммунистического общества и резерв правящей партии, должны были иметь достаточно высокий образовательный уровень и политическую подготовку. Партийные и комсомольские органы призывали к развёртыванию образовательной работы среди комсомольцев, для чего создавались группы по изучению политических и общественных вопросов, общеобразовательные кружки при клубах и ленинских уголках, позднее стали создаваться союзные и партийные школы. Целями образовательной работы было как расширение объёма фактических знаний, повышение грамотности, так и повышение теоретического уровня и выработка основ марксистско-ленинского понимания явлений природы и общества. Особенно важным считалось приобретение исторических, экономических и политических знаний, которые являлись основой для усвоения марксизма-ленинизма, задач хозяйственного развития страны, задач революционного движения, международных задач и обязанностей СССР, политики и тактики партии, что в конечном итоге должно было способствовать сознательному участию молодёжи в советском строительстве [7].

Важной частью просветительской работы среди всего населения в целом, и особенно среди комсомольской молодёжи, было именно политическое образование. Поскольку считалось, что человек, не имеющий политических знаний, не может быть полезен советской власти, политобразование объявлялось основой обучения. На собраниях комсомольских ячеек регулярно проводились занятия по изучению программы и устава союза, истории РЛКСМ и юношеского движения, политграмоты. Общее идейное руководство и разработку программ образовательных групп осуществляла партийная организация, комсомол выполнял организационно-практическое руководство самообразованием. Согласно рекомендациям III Всероссийской конференции РКСМ для комсомольцев и беспартийной молодёжи была организована трёхступенчатая система политобразования. Первая ступень была предназначена для малограмотной молодёжи, в её программу входило чтение газет вслух и изучение истории комсомола. На второй ступени изучалась внутренняя и внешняя политика большевистской партии, на третьей ступени учащиеся переходили к изучению марксизма-ленинизма. Однако уровень политической грамотности среди дальневосточных комсомольцев долгое время был очень низок. Показательно, что среди 247 комсомольцев, проходивших проверку политических знаний по Хабаровскому уезду в начале 1924 г., лишь 10 указали, что читали работы В. И. Ленина. Подавляющее большинство комсомольцев признались, что на политические темы ничего не читали или не помнят того, что прочитано [8]. Внимание к вопросам идеологии особенно усилилось после смерти В. И. Ленина в период внутрипартийной борьбы. Практиковались политпроверки, которые проводили в ячейках специальные комиссии-«тройки» (два комсомольца и член партии).

Внимание к интернациональному воспитанию молодёжи росло по мере того, как среди комсомольцев вскрывались проявления антисемитизма, шовинизма, иногда перерастающие в издевательство над выходцами из Восточной Азии [9]. Проводились интернациональные вечера, устраивались показательные суды и изгнание провинившихся из союза, организовывалось изучение международного революционного движения.

На дальневосточные комсомольские организации ложился центр тяжести по воспитательной работе с детьми, объединёнными в ряды юных пионеров, т. к. первоначально отдел народного образования не вёл активной работы в этом направлении. От ячеек РЛКСМ выделялись представители в школьный Совет, в пионерские ячейки детских домов, которые были проводниками комсомольского влияния на учеников и учительство. На курсах при губернском комитете комсомола велась подготовка вожатых пионердвижения. Комсомол являлся наставником в пионерской деятельности, вовлекал детей в общественную работу, вёл политическую подготовку комсомольского резерва. Вопрос о руководстве пионерским движением играл важную роль, т. к. это был вопрос воспитания новых людей, с новым сознанием, привычками, принципами, жизненными ценностями. Основой работы с пионерами было включение детей в общественно-трудовую деятельность, будь то борьба за восстановление народного хозяйства или агитация за вступление в кооперативы, работа по озеленению посёлков или выступление с «живой газетой», пионер должен был постигать коммунистическую теорию в тесной связи с практикой социалистического строительства, под чутким руководством КСМ.

С помощью комсомольцев осуществлялась просветительская работа среди призывников и новобранцев Красной армии. Допризывная подготовка проводилась в специально созданных учебных пунктах, где комсомольцы выполняли функции политруков. Для политического просвещения новобранцев при сборных пунктах и призывных комиссиях при материальной помощи комсомола организовывались агитационные пункты и ленинские уголки, к которым прикреплялись представители от комсомольских организаций. На агитпунктах разъяснялись закон о службе и задачи Красной армии, освещались вопросы дисциплины, велась санитарно-просветительская работа [10].

Одним из направлений просветительской и культурной работы коммунистического союза молодёжи была борьба «за новый быт». Это направление включало в себя атеистическое воспитание и пропаганду пролетарских, коммунистических ценностей, норм поведения и морали. На первых порах комсомольцы использовали агитационно-массовые формы антирелигиозной борьбы (шествия, митинги, постановка антирелигиозных вечеров, судов над религией, проведение комсомольского рождества и пасхи), что отталкивало людей от КСМ. Впоследствии комсомольцы отказались от этих методов и стали широко использовать научную пропаганду с привлечением комсомольских СМИ [11]. Антирелигиозная деятельность сосредоточилась на проведении лекций и бесед по естествознанию. Комсомольцы организовывали беседы в избах-читальнях по следующим темам, рекомендованным комитетами комсомола: происхождение мира, солнечная система, строение и жизнь Земли, первые признаки и происхождение органической жизни, происхождение человека [12]. Комсомольцы активно привлекались к деятельности союза воинствующих безбожников.

Кроме того, комсомольцами организовывались и проводились революционные праздники, призванные заменить традиционную религиозную обрядность. Среди новых торжеств были такие, как день Карла Либкнехта, день Парижской коммуны, вечер Ленина, годовщины Красной армии, коммунистической партии, Октябрьской революции и другие. Помимо замены старых праздников новыми, руководство комсомола призывало к тому, чтобы старые песни, игры, частушки были заменены новыми, носящими революционный характер [13]. Однако, революционные песни и игры прививались слабо, даже среди комсомольцев.

Основой нового быта должен был стать коллективизм. Такие ценности, как сплочённость, ориентированность на общественные нужды, интернационализм, взаимопомощь приветствовались в комсомольской среде. И, напротив, подвергались порицанию индивидуализм, бюрократизм, высокомерие, недобросовестное отношение к своим обязанностям, пассивность и отрыв от общественной работы [14]. Комсомольцы осуждали «мещанство и вещизм», «моральную нечистоплотность». Воплощением нового быта должны были стать бытовые коммуны. В коммуну могли организовываться люди различных специальностей на основе общности быта. Коммунары имели свой устав, управлял делами коммуны совет, возглавлявший работу финансового, хозяйственного, продовольственного, бытового секторов. К 1930 г. в крае было 4 комсомольские коммуны [15].

Далеко не все комсомольцы имели чёткое представление о том, каким должен быть новый быт. Одни понимали новый быт как полный и бесповоротный отказ от дореволюционного прошлого. Всё, что, так или иначе, напоминало образ старого мира, подвергалось жёсткой критике. К примеру, неэтичным считалось танцевать с девушкой и провожать её домой, для девушек чуть ли ни аморальным считалось красить губы, носить туфли на высоком каблуке или шёлковые платья [16]. Для некоторых новый быт подразумевал свободу от любых условностей, полное раскрепощение молодёжи что прокладывало дорогу девиантному поведению. Такие явления, как пьянство, половая распущенность, суицидальные попытки, уголовные преступления имели место быть в комсомольской среде [17]. Для борьбы с отклоняющимся поведением был выдвинут лозунг «Нет комсомольца без обязанностей», который предполагал привлечение каждого комсомольца к общественно-политической работе, к участию в ячейковой и клубной работе [18]. По существу это была попытка направить молодые силы в созидательное русло, призыв к погружению в общественно-полезную деятельность. Наряду с этим проводились воспитательные беседы, которые не только не искореняли нарушений морали и этики, но и способствовали укоренению искажённого восприятия нового быта. К примеру, в беседах, посвящённых половому вопросу, делался акцент на его материалистическом объяснении, обозначалось его место в общественной жизни. Подобные объяснения, в которых любовь низводилась до физиологического процесса, не способствовали упорядочиванию межполовых отношений.

Осуществляя культурно-просветительскую деятельность, комсомол стремился к монополизму в этой сфере, не допуская участия в ней альтернативных молодёжных организаций, опасаясь, что они станут центрами создания антикомсомольских групп. Даже такая организация, как Юннаты, ведущая преимущественно экологическую работу, подверглась осуждению Хабаровским уездным комитетом РЛКСМ. Руководство комсомола посчитало недопустимым функционирование подобной организации без руководства РЛКСМ и предписывало создавать кружки натуралистов только под эгидой комсомольских ячеек [19]. Таким образом, культурный рост населения мог проходить только в рамках коммунистической идеологии.

Партийные и государственные органы держали образование и культуру под жёстким контролем, понимая их огромную мировоззренческую функцию. Серьёзной преградой на пути развития просвещения в регионе являлись трудности материального и кадрового характера. Партии необходимо было привлечь к просветительской деятельности широкие слои молодого населения, которое смогло бы претворить в жизнь задачи культурного строительства, стать проводником идеологического влияния большевиков и помощником в приобщении масс к мероприятиям партийно-политического аппарата. В связи с этим большое внимание уделялось культурному росту и политическому воспитанию самих комсомольцев.

Посредством комсомольских организаций удалось мобилизовать немалую часть молодёжи на культурно-просветительскую работу и пропаганду новой системы ценностей. На ячейки РКСМ падала ответственность за ликвидацию неграмотности, приобщение населения к новым культурным ценностям, политическое просвещение, повышение культурного и образовательного уровня, удовлетворение эстетических потребностей жителей региона. Посредством образовательных, культурных и досуговых центров, создаваемых силами комсомольских организаций, широкая часть молодёжи получила основы грамотности, опыт творческой деятельности, помощь в профессиональном становлении, приобрела знания, необходимые для жизни в новых социально-политических условиях.

Однако на этом пути был допущен и ряд ошибок. Пытаясь заменить старую церковную обрядность новой революционной, комсомол покушался на вековые традиции, сложившийся уклад, что не могло не вызывать отторжения к комсомольцам, усилить конфронтацию союза с населением. Были случаи, когда членство в РЛКСМ разрушало семейные отношения. Так, девушка из с. Лермонтовка жаловалась, что у неё дома из-за комсомола «случилась революция», так как мать — противница союза потребовала выхода дочери из РЛКСМ, из-за чего дочь ушла из дома [20]. Некоторые культурные новшества (революционный фольклор), навязанные сверху, были чужды не только простым обывателям, но и коммунистически настроенной молодёжи, которая вынуждена была внешне следовать нововведениям, а внутренне не принимала их. Комсомольская молодёжь, участвующая в культурном строительстве, рассматривалась высшими органами в основном как объект политического и идеологического воздействия. В постановлениях и циркулярах комитетов РЛКСМ зачастую в отношении молодых людей применялась характерная лексика: «использовать, обработать». Не случайно среди комсомольцев нередко наблюдалась неудовлетворённость работой, выход из союза по собственному желанию в связи с несогласием с уставом и программой организации [21]. При разнообразии направлений и форм культурной работы, комсомол отказывал молодёжи в возможности формирования вне марксистско-ленинского мировоззрения, что лишало свободы выбора и полноценного восприятия и осознания жизни. Материализм, занявший место главной философской концепции, подрывал авторитет народных ценностей, предал остракизму морально-нравственные устои христианства, что не могло не сказаться на душевно-духовном состоянии молодёжи.

 

Литература:

 

1.      Российский коммунистический союз молодёжи (РКСМ) был создан 29 октября 1918 г. В 1924 г. РКСМ было присвоено имя В. И. Ленина — Российский ленинский коммунистический союз молодёжи (РЛКСМ). В 1926 г. союз был переименован во Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодёжи (ВЛКСМ).

2.      Государственный архив Хабаровского края (ГАХК), Ф. П-778, оп.1, дело 21, Л. 111–112.

3.      Из истории организаций КПСС на Дальнем Востоке (1905–1941 гг.). Хабаровск, 1962 г. с. 169.

4.      Кузнецов М. С. Дальневосточная партийная организация в борьбе за осуществление задач культурной революции (1928–1937 гг.) Томск, 1971 г. с. 23.

5.      ГАХК, Ф. П-778, оп.1, дело 2, Л. 84.

6.      Наш опыт. Материалы Информационного подотдела ДКК ВЛКСМ. Хабаровск, 1927 г. с. 60–64, 67.

7.      ГАХК, Ф. П-44, оп.1, д. 633, л..8.

8.      ГАХК, Ф. П-778, оп.1, д. 62.

9.      Доклад секретаря Далькрайкома ВЛКСМ на V ДВ краевой конференции ВЛКСМ. // На штурм пятилетки края. Хабаровск, 1931 г. с. 65.

10.  ГАХК, Ф. П-44, оп.1, дело 633, Л. 9.

11.  Билим Н. Н. Молодёжное движение и государственная молодёжная политика на Советском Дальнем Востоке (ноябрь 1922 — июнь 1941 гг.) Хабаровск, 2013 г. с.176.

12.  ГАХК, Ф. П-778, оп.1, дело 2, Л. 133.

13.  ГАХК, Ф. П-778, оп.1, дело 2, Л. 135.

14.  ГАХК, Ф. П-44, оп.1, дело 629, Л. 61.

15.  Комсомол Дальнего Востока на социалистической стройке. Хабаровск, 1930 г. с. 60.

16.  Амурский меридиан страны Комсомолии. Благовещенск, 1980 г. с. 46.

17.  ГАХК, Ф. П-44, оп.1, дело 629, Л. 61.

18.  ГАХК, Ф. П-44, оп.1, дело 629, Л.63.

19.  ГАХК, Ф. П-778, оп.1, дело 21, Л.142–143.

20.  ГАХК, Ф. П-776, оп.1, дело 9, л. 60а.

21.  ГАХК, Ф. П-778, оп.1, дело 16, Л. 26.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle