Библиографическое описание:

Губина А. М. Влияние особенности личности на экспертную деятельность // Молодой ученый. — 2014. — №19. — С. 412-414.

Эксперт — сведущее лицо, приглашаемое в спорных или трудных случаях для исследования и разрешения какого-либо вопроса, требующего специальных знаний (врачебных, бухгалтерских и др.).

Судебный эксперт — это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное судом, следователем и др. в порядке, установленном процессуальным законодательством (ст. 79 ГПК РФ, ст. 55 АПК РФ, ст. 57 УПК РФ, ст. 29.6 КоАП РФ) для производства судебной экспертизы и дачи заключения. В качестве эксперта может быть назначено любое лицо, государственных и негосударственных экспертных учреждений, а также сотрудники неэкспертных учреждений, частные эксперты, иные специалисты, обладающие необходимыми знаниями, умениями, навыками необходимыми для дачи заключения. [7,с. 383]

Эксперт — это лицо, осуществляющее профессиональную деятельность, поэтому личность эксперта неотделима от экспертной деятельности. Раскрывая структуру личности эксперта, необходимо выделить в ней подструктуру — индивидуальные особенности судебного эксперта.

Индивидуальные особенности судебного эксперта — это особенности протекания психических процессов личности — ее эмоции, чувства, воля, мышление, память, представления. Эмоции — непосредственное пристрастное переживание жизненного смысла явлений и ситуации, обусловленное отношением их объективных свойств и потребностями личности. Деятельность эксперта не будет успешной, если у него отсутствует положительное эмоциональное отношение к ней. Подъему духовных и физических сил способствует любовь к профессии эксперта. Особое значение уделяется чувствам. Чувства — одна из форм переживания экспертом своего отношения к предметам и явлениям. Из этих чувств необходимо выделить чувство нового, передового в науке, в жизни общества в целом [4, c.62]. Большое значение имеет чувство ответственности за принимаемые решения, морального удовлетворения от экспертной работы, а также чувства уверенности или неуверенности в своих выводах по конкретной экспертизе. Очень важно, чтобы чувство уверенности эксперта перешло в чувство уверенности.

Необходимо постоянно повышать требовательность к эксперту и экспертной деятельности, систематически анализировать допущенные экспертом ошибки и упущения, воспитывать у эксперта чувства ответственности за выполняемую работу.

Наиболее предметно в последние годы, на наш взгляд, особенности личности эксперта и экспертной деятельности изучены Т. В. Аверьяновой [2 c. 344]. По ее мнению, особенности достаточно полно раскрывают сущность судебно-экспертной деятельности с точки зрения психологии и имеют свои специфические черты, т. е. особенности. Для наиболее полной характеристики личности эксперта они будут рассмотрены более подробно.

Первая особенность состоит в том, что эксперт при производстве экспертизы, устанавливая доказательственные факты и разъясняя их, не проводит расследование и не осуществляет правосудия, но он осознает долю ответственности при реализации задач правосудия. Этот психологический порог преодолевается путем формирования нравственных и моральных установок, направленных на безупречное выполнение своих обязанностей, объективность при анализе полученных данных и т. п.

Вторая особенность заключается в правовой регламентации экспертной деятельности, которая накладывает отпечаток на психологию эксперта при выполнении исследования и влияет на формирование внутреннего убеждения. Процессуальное законодательство предоставляет относительную свободу в выборе методик исследования, проявления инициативы при производстве экспертизы и т. д. Но кроме норм УПК РФ, следует рассмотреть эту позицию и в свете ФЗ о ГСЭД [1, с.1–15].

Так, в частности, ст.8 гласит, что «эксперт проводит исследование объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме». Для обеспечения объективности исследования, эксперт должен быть беспристрастным, незаинтересованным в исходе дела, проявлять непредвзятость и эмоциональную устойчивость при производстве конкретной экспертизы в отношении обстоятельств дела. Более того, в соответствии со ст. 16 эксперт не вправе вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела; он не может самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы; уничтожать объекты исследования или существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших экспертизу.

Третья особенность, на наш взгляд, тесно связана со второй, так как также носит правовой характер и заключается в оценке заключения эксперта следователем (судом). Безусловно, нельзя не согласиться с мнением Т. В. Аверьяновой в том, что на психологию эксперта оказывает влияние тот факт, что не специалисту трудно оценить его заключение. Но в тоже время хотелось бы и возразить по поводу тезиса о том, «что по мере развития науки и техники происходит такое усложнение экспертных исследований, что оценить их не специалисту просто невозможно». Действительно, это очень сложно в век научно-технической революции знать «все и обо всем», но, понимая это, добросовестно и неформально подходя к правильному решению поставленных задач, независимо от сложности проводимой экспертизы, эксперт должен изложить результаты таким образом, чтобы они были доступны для правильного восприятия и оценки их достоверности всем субъектам [4, c.63].

Четвертая особенность состоит, с одной стороны, в осознании экспертом востребованности результатов экспертизы, способствующей раскрытию преступления, с другой стороны, как отмечает Т. В. Аверьянова, существует возможность негативного влияния на психологию эксперта неэстетичных объектов, степень их загрязненности, в том числе трупного материала и т. п., которые могут отрицательно сказаться на добросовестном отношении к делу. Полагаем, что в данном случае, как на начальном этапе выбора своей профессии, так № в процессе обучения (в том числе и при прохождении практики) будущий эксперт должен иметь четкое представление не только о его деятельности, но и о том, с чем ему предстоит сталкиваться в повседневной его работе (включая неэстетичные объекты). Другими словами, большую роль в рассматриваемой деятельности играют ее внутренние субъективные факторы, в том числе и «психологическая готовность эксперта к своей деятельности, предполагающая, концентрацию его мыслительных процессов на объектах исследования и аналитический подход к его результатам» [5 c.17].

К пятой особенности относятся индивидуальные и коллегиальные начала экспертной деятельности. Особое место занимают отношения, складывающиеся при производстве повторных, комиссионных и комплексных экспертиз. Нам следует согласиться с мнением Т. В. Аверьяновой и других ученых, писавших о психологических особенностях коллективного труда (P. C. Белкин, Г. Л. Грановский, Ю. Г. Корухов, Н. П. Майлис, М. Н. Ростов, Я. М. Яковлев и др.), что психология экспертной деятельности в этом случае имеет более сложную структуру и зависит от многих факторов. Рассмотрим некоторые из них при производстве каждого вида упомянутых экспертиз, осуществляемых коллективом авторов.

В производстве повторных экспертиз в соответствии со ст. 207 УПК Российской Федерации комиссии экспертов не требуется. Исходя из принципа объективности, эксперты, производящие повторную экспертизу в том же экспертном учреждении, где проводилась первичная, должны дать ей соответствующую оценку, особенно если выводы повторной экспертизы расходятся с выводами первичной. В этом случае может возникнуть несколько ситуаций, связанных с психологией экспертов. Эксперты, проводящие повторную экспертизу после своего коллеги, (более того, если они находятся еще и в дружеских отношениях), умалчивают о его поверхностном исследовании, неприменении того или иного метода и т. п. Такой подход приводит к формулированию, например, вероятных выводов, а не категорических, как следовало бы дать по существу проведенных исследований.

В другом случае, первичную экспертизу проводил опытный эксперт, а повторную осуществляли эксперты с меньшим стажем работы, но достаточно хорошо владеющие знаниями в данной области. Авторитет первого может оказывать психологическое воздействие на формирование внутреннего убеждения экспертов, выполняющих повторную экспертизу.

В Российской Федерации, повторная экспертиза может назначаться в экспертное учреждение другого ведомства. Здесь оценка первичной экспертизы может зависеть от отношений, которые существуют на ведомственном уровне. Сложная ситуация с психологической точки зрения может сложиться в случае назначения повторной экспертизы (второй или третьей), когда в комиссию входят эксперты из различных ведомств (МВД и ФСБ). Такие случаи, исходя из проведенного нами обобщения практики повторных экспертиз, встречаются достаточно часто. Здесь важно при принятии коллективного решения, т. е. формулировании окончательных выводов, не проявить субъективизма, «защищая честь мундира».

Таким образом, характер личности эксперта тесно связан со способностями. Способности судебного эксперта — это индивидуально-психологические особенности личности, являющиеся условием успешного выполнения экспертной деятельности [3 c.81].

Способности судебного эксперта проявляются в потребности заниматься экспертной деятельностью, в эффективном приобретении экспертом необходимых знаний, навыков, умений, в воспитании таких психологических качеств, как широта, глубина, личности и самостоятельность мышления, быстрота, прочность и точность памяти, живость воображения, устойчивость и переключаемость внимания и др. [6 c.98].

Способности тесно связаны с психофизиологическими предпосылками: стойкостью образования и прочностью его условных рефлексов и тормозных реакций, легкостью перестройки динамических стереотипов, влияющих на успешное развитие способностей.

Успешность деятельности судебного эксперта зависит не от какой-либо одной, а от сочетания разных способностей. В деятельности эксперта постоянно проявляются два вида развития способностей: репродуктивный (степень усвоения знаний, овладения навыками) и творческий (умение находить оригинальные решения в проблемных и конфликтных ситуациях, создавать новое).

В деятельности судебного эксперта особое значение придается психофизиологическому качеству — совести. Совесть есть способность индивида к нравственному самоконтролю, самовыдвижению своих социальных обязанностей, к самооценке и самоконкуренции своих поступков. Эксперт может правильно оценить себя, лишь научившись объективно оценивать других.

 

Литература:

 

1.                  Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. 25.11.2013) // Собрание законодательства РФ. 2001.№ 23. Ст. 2291.

2.                  Аверьянова, Т. В. Судебная экспертиза. Курс общей теории. — М., 2006. — С.344–345.

3.                  Аверьянова Т. В., Статкус В. Ф. Эксперт. Руководство для экспертов органов внутренних дел- М., 2009. — С. 41–49.

4.                  Губина А. М. Личностные и творческие качества судебного эксперта // Вестник Ессентукского института управления, бизнеса и права. — 2011. — № 4. — С. 62–64.

5.                  Губина А. М. Исторические аспекты формирования экспертизы документов. // Вестник Ессентукского института управления, бизнеса и права. — 2011. — № 4. — С. 62–64.

6.                  Вопросы психологии и логики в судебно-экспертной деятельности — М., 1977. — С. 98.

7.                  Тхакохов А. А. История развития судебной экспертизы и судебно-экспертных учреждений России // Молодой ученый. — 2014. — № 9. — С. 382–384.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle