Библиографическое описание:

Тхакохов А. А. Криминалистические и психологические аспекты деятельности судебного эксперта // Молодой ученый. — 2014. — №19. — С. 427-429.

Необходимость совершенствования и развития правоприменительной деятельности невозможно без всемерного внедрения в уголовное судопроизводство современных достижений естественных, технических и гуманитарных наук. Один из важных каналов введения научных данных — судебная экспертиза. При расследовании многих преступлений широко используются криминалистические и иные виды судебных экспертиз. Уровень научных разработок ряда проблем, в частности психологических аспектов деятельности судебного эксперта, недостаточно высок. Сведения по этому вопросу в различных источниках содержат краткую и нередко противоречивую информацию. Специфика психологических механизмов экспертного познания до настоящего времени не получила необходимого осмысления в криминалистике и теории судебной экспертизы. Это нередко приводит к механическому переносу общих положений психологии на исследование деятельности эксперта. [1, с. 25]

Упрощенное понимание проблемы привело к ряду негативных последствий: отсутствует единый подход к содержанию понятия деятельности судебного эксперта при производстве экспертизы; не проведена структурная дифференциация основных аспектов его деятельности; остаются не до конца выясненными особенности экспертного познания; не исследована коммуникативная функция в деятельности эксперта; не разработана методика подготовки и допроса эксперта в уголовном судопроизводстве; в достаточной мере не осуществлены профессиографические исследования. Перечисленные вопросы являются актуальными, их решение предполагает комплексное изучение названной темы.

Исследование деятельности судебного эксперта охватывает три аспекта:

1)                           уровень использования психологических данных в криминалистике и судебной экспертизе;

2)                           закономерности использования современных знаний психологии при изучении деятельности;

3)                           особенности внедрения результатов психологических в практик).

Многоплановость предмета исследования обуславливает необходимость рассмотрения его, как минимум, в двух плоскостях: спектральной и субъектной. Первая отражает предметную деятельность эксперта связанную с производством экспертизы, организационно-управленческую и научно-методическую сферы. Субъектная — анализ индивидуально-психологических особенностей личности, познавательные и коммуникативные процессы, мотивационно-ценностные особенности, эмоционально-волевую сферу эксперта. [2, с. 63]

Третье направление связано с использованием результатов изучения проблемы в практической деятельности, а также дальнейших её научных исследованиях. Результаты психологических исследований составляют прочную основу современных методических рекомендаций и организационно-управленческих документов.

Деятельность судебного эксперта — понятие многоплановое, которое возможно рассматривать, как минимум, в двух плоскостях: спектральной и субъектной. [3]

Спектральная — охватывает различные виды деятельности судебного эксперта: производство экспертиз, организационно-управленческий, научно-методический. Они различаются по предметности, направленности, обеспечению психическими процессами, уровню разработанности методического материала.

Субъектная плоскость деятельности эксперта включает внутренний и внешний аспекты деятельности: физиологический, двигательный, психологический, этический.

Своеобразие предмета исследования определяется её локализацией в ряду других научных знаний, находящегося на «стыке» многих наук: философии, социологии, психологии, криминалистики, теории судебной экспертизы. Если в криминалистике изучаются закономерности возникновения, собирания, оценки и использования доказательственной информации, а в психологии — психическая сфера человека, то предметом исследования деятельности являются закономерности психической сферы эксперта, реализующейся при производстве экспертизы.

Внедрять результаты научного исследования деятельности судебного эксперта непосредственно в экспертную практику возможно лишь в ограниченных пределах. Это связано во многом с определенным изменением мировоззренческих ориентации, требующих целеустремленности эксперта и длительного временного периода. Основным адресатом таких исследований являются образовательные учреждения, ведущие подготовку экспертов. Они располагают учебными и воспитательными средствами. научно-педагогическим штатом, способным сформировать у обучаемых необходимую профессиональную позицию.

В качестве основных направлений исследования деятельности судебного эксперта могут быть выделены: методическо-деятельностное, организационно-управленческое и субъектно-деятельностное. До настоящего времени преимущественно рассматривались методическо-деятельностное и организационно-управленческое направления. Между тем, в судебно-экспертной деятельности важным является «человеческий фактор», изучение которого требует обобщение знаний различных областей наук.

Многоплановость деятельности эксперта проявляется при анализе важнейших целей, устанавливаемых в пределах каждого направления.

Термин «судебно-экспертная» определяет функциональную сторону исполнения профессиональных обязанностей, связанных с организацией, и деятельностью института экспертизы в судопроизводстве. Предмет судебно-экспертной деятельности охватывает управленческий аспект, анализ статистического материала при обобщении экспертной практики, проведение научных исследований в конкретном классе, роде и виде экспертиз. Субьектом деятельности могут быть: юридические лица — экспертные и не экспертные учреждения, в которых производство экспертиз носит разовый характер, а так же физические лица (руководитель экспертного подразделения и др.). [4, с. 98]

Основной деятельностью эксперта является производство экспертиз. В дефиниции он определен с учетом субъектно-деятельностного аспекта. Основной деятельности присущи целеустановочная и мотивационная функции. К производным видам относятся: консультационная работа, участие эксперта в следственных действиях, подготовка к допросу.

Психолого-криминалистический подход позволяет выделить две основополагающие функции в деятельности эксперта: познавательную и коммуникативную. Их векторы различаются по предметности, направленности, разрешаемым задачам и применяемым методам. Вместе с тем, они объединены общей целью, обуславливающей целостность деятельности эксперта.

В настоящее время сложнейшие вопросы психологии экспертного познания объясняются с нескольких позиций: стадийной, уровневой и эвристической.

Наиболее общий подход объясняет познавательный процесс с позиции стадийной структуры. При этом познавательная деятельность судебного эксперта представляется в виде поэтапного решения мыслительных задач. Первый этап включает осознание поставленного перед экспертом вопроса или задачи (предварительное восприятие), второй — анализ условий задачи (выдвижение гипотезы, план решения задач), третий — исследование (мыслительный процесс), четвертый этап — принятие решения (формирование убеждения в правильности результатов, оценка результатов исследования). Такая структуризация познавательной деятельности отражает формальную сторону механизма и хода мыслительного процесса судебного эксперта.

Своеобразие экспертного исследования возможно так же истолковать с учетом уровневого принципа. Его сущность сводится к выполнению всего комплекса мероприятий (этапов и стадий) на каждом уровне. Число уровней определяется спецификой решаемой задачи и степенью ее сложности, но, как правило, не превышает двух. Уровни различаются по степени приближения к разрешению поставленной задачи. Первый — характеризуется ориентирующими, подготовительными действиями. Второй — связан с выявлением и детальным изучением всей доступной информации, на основе которой формируется окончательный вывод. Уровневый принцип не в полной мере отражает внутреннюю, содержательную структуру мыслительного процесса и является лишь усложненным вариантом стадийного похода к объяснению познавательной стороны производства экспертизы. [5, с. 121]

Познавательная деятельность эксперта с позиции творческого процесса решения задач характеризуется проблемностью, требующей нетрадиционного и нестандартного мышления. Такой подход раскрывает особенности творческого решения экспертной задачи, но не учитывает закономерности процесса познания.

Исследования деятельности эксперта позволяют выделить две основополагающие фазы производства экспертиз: познавательную и коммуникативную.

Познавательная фаза производства экспертизы. Познание — представляет собой систему мыслительной деятельности эксперта, находящегося в проблемной ситуации, обеспечивающую развитие самого процесса перехода от незнания к знанию. Переход включает: процесс накопления знаний, мысленную обработку полученной информации для суждения о фактах и формирование внутреннего убеждения эксперта.

По степени проблемности ситуации различают стандартные и эвристические задачи. По нашему мнению, эвристичность задачи характеризуется наличием двух факторов: 1) объективным (наличие противоречий) и 2) субъективным, включающим: мнемический аспект (отсутствием в памяти схем решения подобных задач), креативный аспект (способность увидеть подобие и устанавливать новые связи между известными фактами) и проблемность ситуации. Стандартные задачи разрешаются с использованием ранее наработанных (шаблонных) путей решения. Задачи могут восприниматься в качестве эвристических при отсутствии у эксперта схем ответа или для получения которого требуется устанавливать новые связи между известными фактами.

Для характеристики исследовательской фазы производства экспертизы автором разработана модель познавательной деятельности, позволяющая значительно упростить представление о мыслительном процессе судебного эксперта.

Эмпирическими исходными условиями построения модели являются изучение особенностей экспертного познания, выявляемых методами целевых бесед, опросов и непосредственным наблюдением за деятельностью экспертов. Моделью предусмотрена возможность объяснения особенностей познавательного процесса при решении как стандартных, так и эвристических экспертных задач. Она полно и объективно отражает основные компоненты и связи изучаемого явления и кроме того, обладает значительным объяснительным потенциалом. [6, с. 64]

Разработка экспертных методик с учетом модели позволит обеспечить точность рекомендаций в соответствии с особенностями процесса экспертного познания, выявлять и классифицировать причины экспертных ошибок. Кроме того, актуальность модели обусловливается запросами профессиональной подготовки судебных экспертов. Использование модели в качестве объяснительного принципа обеспечит разработку основных направлений дальнейшего изучения познавательной деятельности эксперта.

До настоящего времени исследования деятельности эксперта ограничивались только анализом познавательного процесса, а психологическим закономерностям коммуникативного аспекта при производстве экспертиз не уделялось должного внимания.

Коммуникативная фаза производства экспертизы. Научные представления об особенностях коммуникативной деятельности эксперта нередко сводятся к такой организации взаимодействия со следователем, как консультирование. Однако методы, средства, приемы и механизм влияния, оказываемого текстом заключения эксперта (коммуникатор) на участников судопроизводства (адресат), в криминалистике и теории судебной экспертизы недостаточно изучены.

Согласно современным представлениям, заключение эксперта воздействует на оценку сведений, на формирование внутреннего убеждения участников судопроизводства. Такой подход не в полной мере отражает реально протекающие коммуникативные процессы: он односторонне характеризует активную позицию адресата и пассивную — коммуникатора.

По объему и значимости информации для заключения эксперта существенно то, что оно: а) появляется в деле в результате исследования, б) исходит от лица, обладающего определенными специальными знаниями, без использования которых было бы невозможно само исследование, в) дается с соблюдением специально установленного процессуального порядка.

Заключение эксперта выполняет, как минимум, две важнейшие функции:

1)      фиксации хода и результатов исследования,

2)      коммуникации (информирования о результатах) и интеракции (убеждение читателей в правильности выводов).

На коммуникативную функцию указывает особый статус информации, содержащейся в заключении эксперта, как судебного доказательства. Заключение эксперта является источником информации об обстоятельствах преступления, представляет собой средство убеждения участников судопроизводства. Оно становится доказательством тогда, когда: способствует выяснению обстоятельств, важных для разрешения дела; получено в порядке установленным законом: мотивировано и убедительно; понятно.

Заключение эксперта представляет собой текстовый вид коммуникации. Единицей общения в ней выступает не отдельное высказывание, как это происходит в устной речи, а весь текст, что свидетельствует о более сложном виде профессионального общения.

Текст заключения подчинен цели убеждения адресата: сформулированные экспертом в выводах сведения являются объективными, полными и логически вытекающими из проведенного исследования.

Таким образом, знания и навыки разрешения эвристических задач в познавательной и коммуникативной сферах в совокупности со специальными знаниями, полученными на занятиях по дисциплинам специализации, позволят выпускникам вузов осуществляющих подготовку экспертов, значительно сократить адаптационный период вхождения в должность, успешно выполнять поставленные задачи, сформируют основу дальнейшего профессионального роста эксперта.

 

Литература:

 

1.                  Кискина Е. Е. Понятие «Деятельность судебного эксперта» // Судебная экспертиза: науч.-практ. журн. — Саратов: СЮИ МВД России, 2007. — № 1 (9). — С. 21–28.

2.                  Губина А. М. Личностные и творческие качества судебного эксперта // Вестник Ессентукского института управления, бизнеса и права. — 2011. — № 4. — С. 62–64.

3.                  Тхакохов А. А. История экспертизы // Молодой ученый. — 2014. — № 18.

4.                  Российская Е. Р., Галяшина Е. И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. — Москва: Проспект, 2010. — 464с.

5.                  Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза. Курс общей теории. — М.: Норма, 2006. — 480c.

6.                  Ручкин В. А. Частная экспертная теория об оружии и следах его применения в системе общей теории судебной экспертизы: монография. — Волгоград: ВА МВД России, 2012. — 192c.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle