Библиографическое описание:

Демарчук Л. Н. Экономическая целесообразность разработки месторождений Арктического шельфа // Молодой ученый. — 2014. — №19. — С. 289-292.

Арктический шельф представляет собой уникальную богатейшую полезными ископаемыми территорию. Тем не менее, до сих пор в полной мере запасы Арктики не задействованы.

Вопрос о разграничении сфер влияния в Арктике между разными странами не отрегулирован, что приводит к неопределенности статуса ряда месторождений. Тем не менее, регион представляет лакомый кусочек с богатейшими залежами полезных ископаемых. В целом, территория за Полярным кругом занимает всего лишь около 6 процентов поверхности Земли, однако ее доля составляет около 13 процентов мировых неразведанных запасов нефти и до 30 % мировых неразведанных запасов природного газа [5]. О залежах углеводородов в Арктике известно уже достаточно давно, но лишь в последнее время переход к полномасштабному освоению этих ресурсов стал технически и экономически обоснованным. Треть Арктики занимает суша, ещё треть представляет собой континентальный шельф, а оставшаяся часть — океан с глубинами более 500 м. Значительная часть поверхности океана в Арктике почти весь год покрыта льдами.

Арктический регион частично включает территории восьми стран, к которым принадлежат: Канада, Дания/Гренландия, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия, Швеция и США. Финляндия и Швеция не имеют береговой линии по Северному Ледовитому океану и являются единственными арктическими государствами, не предъявляющими территориальные претензии в отношении континентального шельфа Северного Ледовитого океана и прилегающих морей.

В 2008 г. Геологическая служба США (USGS) провела оценку неразведанных, но технически извлекаемых запасов нефти и природного газа в Арктике. Согласно исследованиям USGS, неразведанные запасы углеводородов в Арктике оцениваются приблизительно в 90 млрд. баррелей нефти, 1669 трлн. куб. футов газа и 44 млрд. баррелей природного газоконденсата. Из 412 млрд. баррелей нефтяного эквивалента приблизительно 84 процента находятся на континентальном шельфе, при этом природный газ составляет примерно две трети (67 %) запасов [4]. При этом по оценкам на Россию приходится более половины совокупных ресурсов Арктики. В российском сегменте находятся крупнейшие запасы природного газа, в то время как масштабные запасы нефти сконцентрированы в американском сегменте Арктики (штат Аляска). Надо отметить, что в исследование USGS включены те запасы, которые считаются извлекаемыми с использованием существующей технологии даже в условиях постоянного ледового покрова.

Реализация нефтегазовых проектов всегда связана с рисками, влияющими на их экономическую эффективность. Рисками являются неопределенность рыночной цены нефти и газа, ошибки в оценке характеристик запасов и себестоимости добычи, форс-мажоры политического и экономического характера, нанесение ущерба окружающей среде и др. Освоение месторождений арктического шельфа характеризуется очень высокой степенью риска. Поэтому анализ основных рисков с последующей разработкой мероприятий по их снижению является одной из ключевых проблем нефтегазовой отрасли при разработке месторождений арктического шельфа. Рассмотрим их более подробно.

При оценке нефтегазовых проектов учитываются параметры их экономической эффективности (внутренняя норма доходности, чистый дисконтированный доход и т. д.). В настоящее время большая часть исследований в этой сфере свидетельствуют, что для масштабной разработки нефтегазовых запасов арктического шельфа необходимы колоссальные инвестиции. При этом сроки возврата инвестиций могут растянуться на годы.

Издержки на разработку и добычу углеводородов на арктическом шельфе будут значительными. Однако с учётом нынешних и прогнозных цен на нефть добыча данных ресурсов, освоение которых связано со значительными затратами и высокой степенью риска, становится всё более рентабельной и экономически оправданной. Тем не менее, никто не застрахован от снижения цен в будущем и изменения конъюнктуры.

Снижение издержек на разработку запасов нефти и газа в Арктике, возможно, прежде всего, за счёт эксплуатации крупных месторождений, которые позволяют частично компенсировать расходы на обустройство более мелких месторождений. Процесс освоения нефтегазовых месторождений арктического шельфа дорогой и трудоемкий. Климатические условия Арктики суровы, и вызывают необходимость сокращения времени пребывания обслуживающего персонала на платформах, а также автоматизации и интеллектуализации процесса нефтегазодобычи. Все это требует новых и дорогостоящих организационно-технологических решений.

Когда речь идет об освоении арктического шельфа, возникает болезненный вопрос транспортировки нефти и газа до материка и затем до потребителя. Строительство и сооружение протяженных трубопроводов от скважин до материка будет дорогостоящим и целесообразно лишь для крупных месторождений. Свое негативное влияние оказывает фактор сезонности работ. Таким образом, ограниченность транспортных возможностей снижает привлекательность нефтегазовых проектов.

Следствием рассмотренных выше факторов является высокий риск, характеризующийся величиной и вероятностью несовпадения запланированного и фактического экономического эффекта от реализации проектов реализации месторождений арктического шельфа. Задача традиционно выполняется путем перераспределения ресурсов по объемам работ и срокам. Свою специфику имеют направления минимизации рисков при осуществлении проектов, аналогичных по масштабам освоению месторождений арктического шельфа и характеризующихся необходимостью консолидировать финансовые ресурсы, сравнимые с капитализацией крупнейших нефтегазовых компаний. В таких случаях компании идут по пути оптимизации портфеля проектов и формирования консорциумов. Например, месторождение Прадо-бей на Аляске разрабатывается консорциумом из пятнадцати компаний [1]. Без создания консорциумов массированное освоение арктического шельфа, скорее всего, нереально.

Освоение и эксплуатация нефтегазовых ресурсов Арктики сопряжено со значительными затратами и высоким уровнем риска. К основным сложностям, с которыми сталкиваются компании, относятся:

-                   сложные климатические условия;

-                   неразвитая инфраструктура. Разработка новых месторождений «с нуля» — мероприятие очень дорогостоящее и подверженное значительным экологическим рискам. Для Арктики необходимо особое оборудование (в частности, специальные танкеры и ледоколы);

-                   конкуренция со стороны других источников газа. Увеличение предложения газа на мировом рынке, как из традиционных, так и из нетрадиционных источников, ставит под сомнение экономическую целесообразность разработки арктических месторождений. Постоянно повышаются оценки ресурсного потенциала менее экстремальных территорий, освоение которых может быть экономически оправданным и безопасным с экологической точки зрения, нежели разработка арктических месторождений природного газа.

-                   продолжительный подготовительный этап проектов. Длительность сроков повышает риск перерасхода средств. Инвестиционный цикл неизбежно будет продолжительным. В современных экономических условиях привлечение финансирования для таких проектов может представлять сложность.

-                   предупреждение и ликвидация разлива жидких углеводородов. В силу климатических и транспортных особенностей обязательства по предупреждению и ликвидации разлива жидких углеводородов будут отличаться от тех, которые предусматриваются проектами освоения «традиционных» месторождений.

-                   взаимоисключающие требования различных государств на получение контроля над природными ресурсами. Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. привела к появлению политических и правовых вопросов, так как она установила противоречивые на вид принципы признания суверенитета, в частности над участками морского дна в Арктике, которые являются или не являются продолжением континентального шельфа. В соответствии с существующей международной практикой государства имеют исключительное право на разведку и использование недр морского дна в пределах 200 миль от своего побережья. Эта территория называется исключительной экономической зоной. Для оформления прав на использование недр морского дна за пределами 200-мильной исключительной экономической зоны странам необходимо представить доказательства того, что морское дно является «естественным продолжением» континентального шельфа. Такая практика привела к возникновению многочисленных конфликтов.

-                   национальное законодательство в области защиты окружающей среды. Действия стран могут ограничивать или сдерживать освоение Арктики. Они также могут усложнить вопросы относительно экономического суверенитета (например, запрет США на ведение хозяйственной деятельности на территории Национального Арктического заповедника или экологические требования в отношении буровых работ в Арктике). Кроме того, усиливаются возражения со стороны неправительственных организаций, которые указывают на уникальность экосистемы Арктики и предупреждают о возможности необратимых экологических последствий.

Однако выделяются факторы, способствующие реализации проектов на Арктическом шельфе. К ним, в частности, относится внимание, которое государственная власть уделяет реализации проектов, наличие специальных программ и нормативно-правовой базы, налоговые льготы, состав участвующих нефтегазовых компаний и т. д.

Рассмотрим ситуацию с освоением месторождений Арктического шельфа в разных странах. Канадские специалисты долгое время предполагали, что на севере Арктики залегают значительные запасы нефти и газа. В 1967 г. в результате партнёрства между государством и отраслью была сформирована компания Panarctic Oils Ltd. В 1970-х — начале 1980-х гг. правительство Канады осуществило инвестиции в разведку арктических месторождений нефти и газа. Изменение ситуации на нефтегазовом рынке, сокращение государственной поддержки и отсутствие инфраструктуры для поставок нефти и газа потребителям привели к тому, что в 1990 гг. компании прекратили разведочное бурение на арктическом шельфе. В последнее время интерес к разведке на арктическом шельфе Канады возобновился. Тем не менее, в исследовании, изданном в декабре 2011 г., Национальная служба энергетики зафиксировала, что в настоящее время буровые работы на арктическом шельфе Канады не ведутся.

Гренландия с её малочисленным населением в определенном смысле уникальна. Правительство Гренландии способствует освоению нефтяных месторождений, так как пытается найти новый источник дохода в дополнение к рыболовству и снизить зависимость от субсидий со стороны Дании. Создание нефтяной промышленности может способствовать получению независимости от Дании и экономическому развитию.

Геологоразведка нефтяных месторождений в Гренландии началась в 1970 гг., однако первые пробные скважины, пробуренные в 1976, 1977 и 1990 гг., показали отсутствие перспектив рентабельной добычи. Инвесторов сдерживала высокая стоимость извлечения запасов, залегающих под водой и землёй. Тем не менее, перспективы прибыльной добычи открылись в 2010 г., когда британская нефтяная компания Cairn Energy впервые нашла углеводороды в Гренландии [2].

Добыча нефти и газа в Норвегии ведётся в основном на континентальном шельфе в Северном, Норвежском и Баренцевом морях. Страна занимает пятое место в мире по объёмам экспорта нефти и второе — по объёмам экспорта природного газа. В целом политика правительства Норвегии ориентирована на полное освоение природных ресурсов норвежского континентального шельфа при минимальном негативном воздействии на окружающую среду. Несмотря на то, что налоги, связанные с добычей углеводородов, в Норвегии выше, чем во многих других крупных государствах-производителях нефти и газа в мире, стабильность норвежской налогово-бюджетной политики продолжает привлекать в страну значительный объём инвестиций.

В 1981 г. Норвегия открыла для поисково-разведочных работ свой сектор арктического шельфа в Баренцевом море. В этом же году норвежская компания Statoil, контрольный пакет акций которой принадлежит государству, открыла в этом районе крупное газовое месторождение Снёвит. В течение последующих 30 лет Statoil и несколько других международных компаний занимались активным освоением северных месторождений.

Приоритетным направлением развития Statoil на ближайшую перспективу планируется расширение нефтедобычи в Баренцевом море. Однако ввиду экологической уязвимости региона перспективы дальнейшей разработки его месторождений остаются до сих пор неясными, следовательно, работа в данном направлении ведется медленно. Ожидается, что по мере выработки месторождений в Норвежском и Северном морях нефтегазодобывающие компании, осуществляющие деятельность на норвежском континентальном шельфе, сконцентрируются на нефтеносном бассейне Баренцева моря.

Отношения между Норвегией и Россией в последние годы улучшались. Норвегия с большим вниманием рассматривала возможность компенсировать снижение объёмов нефтедобычи в Северном море за счёт разведки и освоения арктических месторождений в Баренцевом море. В свою очередь, Россия заинтересована в сотрудничестве с Норвегией, так как поддержка этой страны позволит ей добиться удовлетворения своих собственных территориальных претензий в Арктике. Урегулирование спора между Россией и Норвегией о разграничении морских пространств в Баренцевом море может позволить обоим государствам заручиться взаимной поддержкой при отстаивании собственных интересов. Однако в последнее время в связи с введением санкций со стороны США и ЕС отношения между Россией и Норвегией резко ухудшились.

Многие месторождения углеводородов в Арктике остаются неразведанными из-за целого комплекса опасений, в том числе по поводу изменения климата и влияния освоения месторождений на состояние окружающей среды в регионе. Тем не менее, некоторые компании всё-таки планируют проводить в этом регионе поисково-разведочное бурение на нефть и газ. Например, в результате длительного и напряжённого процесса согласования компания Royal Dutch Shell недавно получила от Агентства по охране окружающей среды США (Environmental Protection Agency — EPA) разрешение на бурение поисково-разведочных скважин в море Бофорта и Чукотском море.

Таким образом, можно сказать, что в настоящее время, несмотря на наличие высоких рисков, освоение месторождений Арктического шельфа является экономически целесообразным мероприятием. Не случайно, страны Арктического бассейна проявляют значительный интерес к данному региону. Для повышения эффективности разработки месторождений здесь необходимо внедрение интеллектуальных концепций освоения месторождений.

 

Литература:

 

1.      Брехунцов А. М. Создание нового экономического региона на основе ресурсного потенциала центральной Арктики // Материалы симпозиума «Сибирский Север и Арктика в условиях глобальных вызовов XXI века» 2012 г. С. 37–38.

2.      Купенчик Н. И. Арктический шельф — история с продолжением: // Наука и жизнь. 2010г. № 11. Стр. 17–24.

3.      http://glasru.ru/stoit-li-rossii-speshit-s-osvoeniem-arkticheskogo-shelfa/

4.      http://shelf-neft.gazprom.ru/press/news/2014/04/22/

5.      http://www.arctic-info.ru/FederalMonitoringMedia/Page/osvoenie-arkticeskogo-sel_fa-i-mejdynarodnoe-sotrydnicestvo-v-arktike--monitoring-federal_nih-smi--3–9-fevrala-2014-goda

6.      http://www.gazprom.ru/about/production/projects/deposits/shelf/

7.      http://www.rg.ru/2014/07/15/arktika.html

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle