Библиографическое описание:

Бейненсон В. А. Проблемы интернет-коммуникации в условиях системы «новых медиа» // Молодой ученый. — 2014. — №19. — С. 640-642.

Современное состояние медиапространства можно в полной мере считать эпохой так называемых «новых СМИ», или «новых медиа». Данный тип средств массовой коммуникации основывается на технических возможностях системы Web 2.0 и обладает двумя атрибутивными признаками: интерактивностью и цифровым способом передачи данных. Пользователь, получив возможность размещения собственного контента в различных форматах, выступает как полноправный участник в процессе массовой коммуникации. Подобное расширение возможностей влечет формирование новых социально-психологических проблем.

1.                  Происходит стирание границ социальных и психологических ролей «автор-адресат», исчезает различие статусов. Ранее коммуникатор воспринимался как более компетентная, авторитетная фигура. Взаимосвязь участников коммуникативного процесса становится не двусторонней и однонаправленной, а многосторонней. Каждый пользователь является и источником, и адресатом, количество возможных взаимных связей возрастает до бесконечности.

2.                  Может формироваться зависимость от соцсетей и доминирование собственного виртуального образа над прочими социальными ролями. Фактически складывается новая сфера существования личности — «публичная субъективность», которая воплощается в многочисленных вариантах «виртуальной идентичности», которая становится и дополнением и способом развития личности. [1, с. 86] Формирование так называемого киберобраза является процессом естественным и даже необходимым в ходе социализации современной личности, однако здесь может возникать ряд новых проблем:

2.1.            «Раскол» личности на виртуальную и реальную составляющие и противопоставление этих образов.

2.2.            Как следствие может возникать преобладание виртуального образа над реальной личностью. Человек интереснее, полнее и ярче живет в форме своего киберобраза, совершает больше действий, испытывает более сильные эмоции;

2.3.            В результате может формироваться зависимость от виртуальной жизни в различных ее проявления от активного общения в социальных сетях и на форумах, графомании в блогах до разнообразных сетевых игр.

Вопрос о том, действительно ли активная виртуальная жизнь обедняет жизнь реальную, остается открытым. С одной стороны, чем больше сил и времени человек посвящает общению в Сети, тем меньше их остается на реальные отношения. С другой стороны, коммуникации через Интернет являются продолжением живого общения, Сеть предоставляет лишь новые возможности для этого. Коммуникабельные люди легко заводят много новых знакомств и в Интернете. У кого же общение вне Сети являлось проблемой, онлайн-отношения также вызывают сложности. [2, с. 17]

3. Возникает проблема регулирования массовых коммуникативных процессов и поиск способов подчинения «сетевого разума».

В рамках «новых медиа» каждый имеет возможность проявить себя как в качестве индивидуального автора, так и коллективного соавтора. Путем воздействия на мнения и настроения внутри своей группы пользователь получает до недавней поры невиданные возможности влияния на широкую общественность.

В результате спонтанного творчества всех участников в рамках системы Web 2.0 процессы становятся более хаотичными, а вся система труднодоступной для внешнего воздействия. Механизмы влияния в «новых медиа» из-за бесконечного количества источников оказываются намного сложнее, чем в традиционной системе медиакоммуникации. Нагнетание истерии, шантаж, протесты, открытая агитация — все эти приемы широко используются в «новых СМИ». Более того, новая интерактивная система дает инструменты в руки не только адекватным социально активным личностям, но и пользователям, одержимым распространением подчас сомнительных идей или просто опьяненным властью новых виртуальных возможностей.

4. Основной проблемой в условиях «новых медиа» становится размывание системы ценностей, стирание этических и социальных норм. В киберпространстве люди позволяют себе говорить и делать то, что, как правило, не говорят и не делают в реальной жизни. Они игнорируют нормы и правила, которыми руководствуются вне Сети.

4.1. Человек в Интернете чувствуют себя свободнее, выражается более открыто. Возникает, так называемый «эффект растормаживания» [3]. Растормаживание может быть благоприятным в виде проявления различного рода великодушия и доброты. К этому относится, например, участие в рассылке просьб о помощи или перечисление средств в различные благотворительные фонды. Люди в Сети не становятся добрее, Интернет лишь предлагает простые удобные способы выполнить действие, которое приносит моральное удовлетворение и требует потратить лишь несколько секунд.

Часто растормаживание приобретает неблагоприятные последствия, когда проявляются грубость, злость, ненависть и даже угрозы. Люди исследуют темную сторону Интернета: порнографию и насилие — области, которых никогда бы не коснулись в реальной жизни.

Причины сетевого растормаживания:

4.1.1. Диссоциативная анонимность, которая может быть выражена в виде установки «вы меня не знаете».

Общение в Интернете располагает к анонимности и рядовой пользователь обычно не может выяснить, кто на самом деле является его собеседником. Подобная анонимность позволяет пользователю, проявляя враждебность, не брать на себя ответственность за это. Фактически люди готовы убедить себя, что подобное поведение это «совсем не я».

4.1.2. Невидимость — установка «вы меня не видите».

Здесь есть сходство с анонимностью, но есть и отличия. В процессе переписки (особенно в социальных сетях, блогах) собеседники могут получать много информации друг о друге, не скрывать свою идентичность, оставаясь однако при этом невидимыми. Текстовая коммуникация изначально позволяет не смотреть в лицо собеседнику и скрывать свои эмоции.

4.1.3. Асинхронность — установка «увидимся позже».

При переписке нет необходимости в немедленной реакции собеседника, что способствует растормаживанию. Всегда есть время обдумать свой виртуальный ответ, тщательно сформулировать его или вовсе отложить на довольно продолжительное время, в любой момент отключившись от разговора

4.1.4. Солипсическая интроекция — установка «все это только в моей голове».

Собеседника пользователь не видел и не слышал, постепенно он конструирует его образ в своей голове, при этом наделяя его реплики собственными интонациями. Постепенно возникает ощущение, что это диалог с собой, что дает ощущение безопасности и возможность вести разговоры на любые темы без культурных ограничений.

4.1.5. Диссоциативное воображение — установка «это всего лишь игра».

В результате работы этого механизма человек начинает воспринимать происходящее с ним в Сети так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним. Может казаться, что созданные его воображением персонажи, живут в другой вселенной, где не действуют требования и обязательства реального мира. Создается впечатление, что все виртуальные собеседники, проблемы и ответственность с ними связанная исчезает при выключении компьютера вместе с их отдельным виртуальным миром, исключительно в котором они существуют.

Данная установка порождает не просто проблему самоидентификации личности и раскола собственного образа, как это происходит в случае анонимности и невидимости. Диссоциативное воображение порождает более сложную психологическую и этическую проблему своего рода «создания и уничтожения» новых реальностей для личности.

4.1.6. Минимизация власти — установка «мы равны».

Любой пользователь в Сети имеет равные условия, чтобы заработать виртуальный статус, приобрести влияние, часто не связанное с уровнем заслуг в реальности. В сети, где есть ощущение равноправных отношений, и авторитаризм сведен к минимуму, люди гораздо более склонны высказываться откровенно и нарушать нормы приличия.

4.2. Проблемой, порожденной общением в системе Web 2.0, стал так называемый интернет-троллинг. Так в современном интернет-сообществе называют размещение в Сети провокационных и грубых сообщений с целью вызвать конфликты между участниками дискуссий. Общаясь онлайн, люди теряют ощущение моральных норм и социальных запретов. Они начинают вести себя в соответствии со своими инстинктивными побуждениями. Такое состояние не только пагубно с социальной и этической точки зрения, но играет деструктивную роль, прежде всего, для самого «тролля» и может являться признаком раздвоения личности. В подобном состоянии человек наиболее подвержен влиянию и легко поддается внушению и убеждению. [4] Троллинг можно назвать частным случаем явления сетевого растормаживания.

5. Особую остроту в рамках интерактивной цифровой медиасистемы приобретает проблема информационной перегрузки. По сравнению с традиционным Web 1.0 количество связей между пользователями в новой системе значительно возросло, каждый день объем размещаемой в сети информации увеличивается в геометрической прогрессии и превосходит возможности ее восприятия человеком. Мгновенный доступ к неограниченному количеству информации из огромного количества источников сомнительной надежности подрывает доверие к информационному потоку в целом.

Одной из причин информационной перегрузки является интернет-зависимость и неумеренное телесмотрение как компенсация личной и житейской неустроенности. [5, с. 12] Кроме того, перегрузка информацией возникает не только из-за неограниченного количества источников и медиазависимости, но и главным образом из-за неупорядоченности информационного потока. Именно хаос, отсутствие структуры поступающей информации вызывает переутомление пользователя.

6. В условиях «новых медиа» приобретает актуальность проблема языка интернет-коммуникации. Она является не только лингвистической, культурологической, но и социально-психологической. Желание приобщиться к новой среде и освоить ее язык мотивирует пользователя проявлять все большую коммуникативную активность, чтобы приобщиться к системе культурных кодов и уметь переключаться между ними. [6, с. 47] Стремление быть принятым в интернет-сообщество требует приложения определенных усилий и человек вовлекается в процесс освоения и использования новых языковых навыков. Освоение нового жаргона является своего рода получением секретного знания для проникновения в ранее закрытую сферу. Пользователь начинает нарочито демонстрировать умение владения интернет-языком как в рамках сетевой коммуникации, так и при личном общении. Когда язык освоен, удовольствие от его применения и ощущения принадлежности сообществу «не отпускает» пользователя из Сети.

Решение упомянутых проблем может лежать не столько в рамках психологии и социологии, сколько в сфере медиапедагогики, ориентирующей пользователя на грамотное и осознанное использование преимуществ «новых медиа».

 

Литература:

 

1.      Пронина Е. Е. Категории медиапсихологии // Проблемы медиапсихологии. М., 2002.

2.      Авербух Н. В., Щербинин А. А. Общение в Интернете: реальность или уход от нее? // Научные материалы V съезда Российского психологического общества. Том III, 2012.

3.      Suler J. The Online Disinhibition Effect // CyberPsychology & Behavior, Vol. 7, № 3.

4.      Кросс Д. «Интернет-троллинг» — свидетельство раздвоения личности // psyfactor.org

5.      Войскунский А. Е. Вместо предисловия: «за» и «против» интернет-зависимости // Интернет-зависимость. Психологическая природа и динамика развития. М., 2009.

6.      Белинская Е. П. Язык Интернет-коммуникации: социально-психологические проблемы и следствия // Научные материалы V съезда Российского психологического общества. Том III, 2012.

7.      Годик Ю. О. «Цифровое поколение» и новые медиа // www.mediascope.ru

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle