Библиографическое описание:

Бобырева Е. В., Лаптев Р. А. Анализ правового регулирования внешнеторговой деятельности в XVIII в. в России // Молодой ученый. — 2014. — №19. — С. 273-275.

В статье проанализировано правовое регулирование внешнеторговой деятельности в XVIII в., представлены примеры мер тарифного и нетарифного регулирования.

Ключевые слова: внешнеэкономическая деятельность, регулирование внешнеторговой деятельности.

 

Правовое регулирование внешнеторговой деятельности отражает специфику международно-правового статуса конкретного государства и общую направленность экономической политики. Все это отражается в содержании международных договоров и национальном законодательстве [1].

Следует отметить, что решения о сохранении международных коммерческих связей иногда принимались непоследовательно. В одних случаях экономические интересы ставились выше необходимости реагировать на недружественные акты, в других, разрывались вопреки установившейся традиции. Так, 29 января 1721 г. подписан именной Указ «О свободном отправлении Английскому купечеству в России коммерции, несмотря на неудовольствие, причиненное Английским Кабинетом Российскому Двору», 21 июня 1726 г. Декларация о позволении великобританским купцам производить в России свободную торговлю «несмотря на сие Его Королевского Величества Великобританского к побуждению новых беспокойств в Севере к Нам чинимые поступки... дабы... оказать Наше истинное намерение к пребыванию в ненарушимом добром согласии с короною Великобританскою и к продолжению счастливо установленной от толь древних времен между обоими Государствами дружбы». В то же время запрет ввоза товаров из Франции в 1793 г. был обусловлен отнюдь не коммерческими мотивами и торговля приостанавливалась «доколе в государстве сем порядок и власть законная восстановится... тем паче, что большая часть из них служит единственно к излишеству и разорительной роскоши, другие же могут быть замещены произращениями и рукоделиями собственными Российскими; равно как и таковыми же доставляемыми из иных мест». 21 марта 1799 г. появляется именной Указ «Об арестовании находящихся в российских Портах торговых судов, принадлежащих Гамбургским жителям», поскольку была найдена «с некоторого времени наклонность Гамбургского правления к правилам анархическим и приверженность к правлению Французских похитителей законной власти».

Таможенные пошлины устанавливались на все ввозимые товары, что предполагало осуществление контроля за их надлежащим декларированием. При этом особое внимание уделялось тем из них, которые производились в Россию. Подход к решению вопроса о необходимости изменения тарифов демонстрирует доклад Действительного Тайного Советника Миниха от 31 августа 1765 г. «О взимании пошлин со старых и поновленных карет и колясок, из-за границы ввозимых». В нем было «особливо примечено, что из сделанных в Англии и других государствах карет довольное множество к С.-Петербургском порту вывезено...; хозяева же оных... не объявляют в таможне сии кареты (которым для вида старые или только немного поезженные колеса приставлены) никогда за новые, но за старые или по крайне мере за поновленные: следовательно, казна... в доходах своих от таковых выдумок не токмо многое теряет, но и здешние ремесленники, сею работаю питающиеся, хлеба своего лишаются... к отвращению таковых неспособностей... повелеть, со всех привозимых... карет и колясок, кои старыми или поновленными объявляемы будут. Брать впредь разумную пошлину, включая такие кареты и коляски, в которых кто сам дорогою приезжать будет».

В рассматриваемый период применялись и нетарифные методы регулирования торговли в виде запрета или ограничения ввоза и вывоза определенных товаров.

Ввоз товаров преимущественно ограничивался в качестве меры стимулирования внутреннего производства. Так, привоз стали был запрещен «по достаточному количеству выделываемой в России стали превосходнейшей доброты», а сенатский Указ от 11 марта 1753 г. «О запрещении ввозить в Россию чрез Ригу сухую треску» предписывал довольствоваться российской треской «отчего... российскому тресковому промыслу лучшее распространение может происходить, так и капитал тот, который употребляем была покупку заморской трески, останется в России». При этом реальная ситуация на рынке не всегда учитывалась, что порождало либо директивные предписания об увеличении объемов производства, либо необходимость неоднократного пересмотра сроков действия тех или иных ограничений импорта.

Со временем эта ситуация начала исправляться, о чем свидетельствует именной Указ от 26 июня 1789 г. «О запрещении ввоза в Россию шелковых, шерстяных, бумажных и прочих товаров», содержавший в качестве обоснования ссылку на то, что торговлю «внутреннюю освободили Мы из того утесненного состояния, в которое она вредными монополиями ввержена была; внешней доставили Мы разныя выгоды коммерческими договорами, с Дружественными нам Державами постановленными... но дабы... привоз помянутых товаров не обращался в крайнее злоупотребление и во вред казенным доходам и обществу... за нужное дать... повеления»....

Ограничения на ввоз товаров нередко были следствием принятия карантинных мер. Причем подобные ограничения устанавливались дифференцированно. В частности, запрещая привозить мясо из стран, «где оказывается скотский падеж», Сенат разрешил пропуск через границу коровьего масла и сыра, «понеже... от Медицинской канцелярии Правительствующему сенату было представлено, что в случае скотских падежей действительно зараженные коровы молока от себя едва дают малое самое число... оное с кровью или с желчью смешанное бывает... и по тому коровьего масла и сыров из онаго сделать невозможно».

Ограничения на ввоз некоторых товаров были обусловлены необходимостью контроля за их использованием. В частности, минеральные воды было разрешено выписывать из-за границы только Медицинской канцелярии, поскольку «из оных вод, кои здешним купцам в комиссию высылаются и в продажу производятся, многия нецельныя бывают и от употребления оных в разных болезнующих припадках вместо желаемой пользы противное действие происходило и впредь происходить может».

Цензурные соображения повлекли за собой издание 18 апреля 1800 г. именного Указа «О запрещении вывозить из-за границы, впредь до указа, всякого рода книги и музыкальные ноты», «так как чрез вывозимые из-за границы разные книги наносится разврат веры, гражданского закона и благонравия, то отныне впредь до указа повелеваем запретить впуск из-за границы всякого рода книг, на каком бы языке оныя не были, без изъятия, в Государство Наше, равномерно и музыку».

Существовали ограничения и на вывоз некоторых категорий товаров, что было обусловлено различными причинами. Так, в целях стимулирования переработки сельхозпродукции именной Указ от 10 декабря 1714 г. «О неотпуске за море льняного и конопляного семени» предписывал «чтобы... продавали маслом, а не семенами». «Для размножения... фабрики широких полотен» был установлен запрет на вывоз узких и тонких полотен.

Нередко вывоз товаров ограничивался для обеспечения собственных нужд государства или населения отдельных территорий. Весьма показательны в этом смысле указы об ограничении отпуска хлеба. Один из первых указов появился 27 февраля 1717 г. Он предусматривал задержку отпуска хлеба из Санкт-Петербурга, Архангельска, Риги и Ревеля «понеже известие есть, что в Российском государстве хлеб за недородом покупают ценою высокою не токмо в малохлебных местах, но и на Москве». В 1744 г. вывоз хлеба за границу из Санкт-Петербурга вообще был запрещен, чему было дано следующее объяснение: «известно, что в С.-Петербурге, яко в столичном Российского Государства городе... всякого чина и достоинства людей, обретается множественное число; на довольство же всех вышеписанных людей хлеба в С.-Петербург приходит токмо из внутренних Российских городов одною дорогою... около же Санкт-Петербурга... хлеба весьма мало родится: и тако... хлеба надлежит быть всегда множественному числу. А понеже... при... за море хлебном отпуске, усмотрено, что от таких отпусков в Санкт-Петербурге хлебу цена возвышалась от чего тутошним жителям не без убытку было:...того ради... выпуск хлеба из Санкт-Петербурга вне государства... запретить».

Вывоз отдельных видов товаров требовал санкции со стороны уполномоченных органов. При этом могли налагаться ограничения на объем вывозимых товаров, о чем свидетельствует Высочайшая резолюция на прошение московского купца Евреинова с братьями от 1 апреля 1737 г. «О дозволении им покупать в России товары и отпускать в Китайское Государство для вымена шелка», которой было позволено «покупать на собственные деньги в год до 10000 руб. и отпускать для вымена шелка... токмо сию покупку и отправление и вымен шелка чинить под управлением Главного Директора караванного, с платежом пошлин».

Весьма специфичным для этого периода было ограничение перемещения иностранных товаров внутри страны и, соответственно, предоставление права торговать ими в пределах определенных территорий конкретным категориям лиц. Время от времени эти ограничения отменялись. Так, 11 ноября 1727 г. издается именной Указ «О свободном отпуске во все российские города привозимых к городу Архангельскому иностранных товаров». В то же время 16 июля 1762 г. «по челобитью Ревельского мещанства, в причинении им от приезжающих из разных городов и живущих в Ревеле Российских купцов от распространившегося запрещенными разными и российскими товарами торгу обидах» появляется сенатский Указ «О позволении в городе Ревеле мещанам, по их правам и привилегиям торговать иностранными и русскими товарами, а Российским купцам одними Русскими». Подобные своеобразные «особые экономические зоны» существовали и позднее [2].

Для развития внешней торговли при участии государства создавались отдельные компании. Так, именным Указом от 4 августа 1724 г. под управлением Коммерц-коллегии была учреждена компания «для торгу с Испаниею» по примеру Ост-Индской. Причем способности русского купечества в торговле недооценивались, о чем свидетельствует предполагаемая роль Коммерц-коллегии, которая должна была организовать эту компанию «понеже всем известно, что наши люди ни во что сами не пойдут, ежели не приневолены будут» и в ней быть «как мать над дитятем во всем, пока в совершенство придет» (п. 1 Указа). Учитывая недостаток капиталов для осуществления торговли, предполагалось оказывать ей помощь «кораблями и матросами от Адмиралтейства, деньгами частью из казны» (п. 2 Указа), а «еще для сильнейшего вспоможения и содержания сей компании надлежит до которого класса сверху определить, дабы каждой во оной свой пай имел, положа большее и меньшее, которое последнее повинен давать».

11 сентября 1740 г. появляется сенатский Указ «Об отдаче Китайского караванного торга в компанию», которым было велено «собрать компанию знатных купцов и прочих персон, чтоб желающие в ту компанию в Коммерц-коллегию записывались и подавали известия, кто сколько капитала в тот Китайский торг положить желает». 8 июля 1799 г. «на основе двух частных компаний Голикова с Шелиховым и Мыльникова со товарищи» именным Указом была создана Российско-Американская компания «для промысла и торговли по Северо-Восточному морю». Впрочем, поощрялась и частная инициатива, когда оставалось лишь констатировать факт уже сложившейся деятельности и предоставить возможность осуществления внешней торговли.

Попечение о развитии внешней торговли выражалось и в принятии иных мер. Создавалась инфраструктура в портах, а именной Указ от 20 апреля 1722 г. предписывал Коммерц-коллегии иметь уставы всех государств, чтобы купцы знали «на каких кораблях, в которое государство поведено ходить, и какие куда товары возить запрещено, также и о пошлинах и прочих торговых поведениях, чтоб купцы российские неведением не впали где в какой убыток».

Таким образом, в XVIII в. широко использовались тарифные и нетарифные методы государственного регулирования внешнеторговой деятельности, хотя принципы их применения нередко отличались от современных подходов. Характер применяемых мер и мотивация их использования отражали стремление государства к максимальному контролю за внешнеторговым оборотом.

 

Литература:

 

1.                  Минакова, И. В. История таможенного дела и таможенной политики России [Текст] / И. В. Минакова, Р. А. Рогов, В. В. Коварда // Международный журнал экспериментального образования. — № 2, 2012. — С. 135–136.

2.                  Басарева, К. В. Таможенные процедуры в таможенном союзе ЕврАзЭС (учебное пособие) [Текст] / К. В. Басарева, В. В. Чемодуров, М. Е. Тихомиров, И. В. Минакова, В. В. Коварда // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. — № 3–2, 2014. — С. 236–237.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle