Библиографическое описание:

Зверев П. Г. Некоторые вопросы международного гуманитарного права, применяемого в период вооруженных конфликтов // Молодой ученый. — 2014. — №18. — С. 687-688.

Женевские конвенции о защите жертв 1949 г. различают законных (комбатантов и некомбатантов) и незаконных участников вооруженных конфликтов [2].

Законным комбатантом считается лицо, уполномоченное государственной властью или международным гуманитарным правом (МГП) участвовать в военных действиях. Законный комбатант может быть членом регулярных вооруженных сил или нерегулярных вооруженных формирований. Однако в любом случае законный комбатант должен находиться под ответственным командованием; иметь фиксированную отличительную эмблему, узнаваемую на расстоянии, например, надетую униформу; открыто носить оружие; соблюдать во время боевых операций нормы МГП. Данные нормы применяются к законным комбатантам, участвующим в боевых действиях в рамках вооруженного конфликта, и обеспечивают им иммунитет за их законную военную деятельность, за исключением нарушений МГП.

Некомбатанты не уполномочены государством или МГП участвовать в военных действиях, и они в них участия не принимают. Относительно того, кто именно считается некомбатантом, в доктрине международного права единства нет [2]. Одни понимают данную категорию расширительно, включая в нее гражданских лиц, сопровождающих вооруженные силы; комбатантов, переставших принимать непосредственное участие в боевых действиях по причине ранения или пленения; некоторых военнослужащих, которые не имеют права участвовать в боевых действиях, таких, как медицинский или духовный персонал. Другие, и с ними, на наш взгляд, следует согласиться, ограничивают круг некомбатантов только медицинским персоналом и духовенством, что соответствует нормам Дополнительного протокола I 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г. [1]. Отличие некомбатантов от комбатантов состоит еще и в том, что они, в свою очередь, не могут быть объектом прямой атаки. Однако некомбатанты могут получить ранения или даже быть убиты в результате прямой атаки на военный объект без нарушения МГП, если такая атака имела законную цель и осуществлялась законными (допустимыми) методами.

Незаконными комбатантами являются лица, которые принимают непосредственное участие в боевых действиях, не будучи уполномоченными на это государственным органом или международным правом. К примеру, бандиты, которые грабят и разоряют, и гражданские лица, атакующие летчика сбитого самолета, являются незаконными комбатантами. Незаконные комбатанты, начавшие участвовать в боевых действиях, нарушают МГП и становятся законным объектом нападения. Они могут быть убиты или ранены, а при попадании в плен могут быть судимы как военные преступники за нарушение норм МГП.

Кроме перечисленных выше категорий, отдельно следует отметить лиц с неопределенным статусом. Если имеется сомнение относительно того, является ли конкретное физическое лицо законным комбатантом, некомбатантом, гражданским лицом или незаконным комбатантом, в его отношении применяется охранительная норма Женевской конвенции об обращении с военнопленными (III Женевской конвенции) 1949 г., и такое положение вещей сохранится до тех пор, пока статус этого лица не будет определен. Задержавшее лицо государство обязано учредить компетентный трибунал, который сможет определить статус данного лица.

МГП регулирует правила ведения воздушного боя. Принцип военной необходимости ограничивает воздушные атаки на законные наземные цели. Военными объектами являются такие, которые, по их собственной природе, расположению, назначению или использованию, вносят существенный вклад во вражеский военный потенциал и полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация которых в существующих на момент нападения обстоятельствах дают серьезное военное преимущество.

МГП защищает гражданское население. Военное нападение на города, поселки или деревни, если оно не оправдано военной необходимостью, запрещено. Нападение на гражданское население и на некомбатантов (медицинский и духовный персонал) с единственной целью их устрашения также категорически запрещено. Хотя гражданские лица не могут быть объектом прямых атак, МГП все же признает, что военная цель не должна щадиться противником, несмотря на то, что ее уничтожение может причинить косвенный ущерб, выражающийся в непреднамеренном причинении смерти или увечий гражданским лицам либо ущерба их имуществу. Командиры и подчиненные им планировщики должны принимать во внимание степень непреднамеренных косвенных разрушений в гражданском секторе и вероятные потери в результате прямой атаки на военную цель и, с учетом военной необходимости, стремиться избежать или свести к минимуму жертвы среди гражданского населения и степень разрушений. Предполагаемые потери среди гражданского населения должны быть соразмерны искомому военному преимуществу. При планировании нападения разведывательный персонал играет важную роль в определении правильности цели и выбора оружия, которое будет использоваться в конкретных известных командиру условиях.

МГП отдельно описывает объекты, которые не должны становиться целями прямого нападения. Отражая правило о том, что военные операции должны быть направлены на военные цели, объекты мирного назначения обычно пользуются общим иммунитетом от непосредственного нападения. Особая защита предусмотрена для медицинских учреждений или заведений; транспорта с ранеными и больными; военных и гражданских госпитальных судов; зон безопасности, образованных в рамках Женевских конвенций; религиозных, культурных и благотворительных сооружений, памятников и лагерей для военнопленных. Однако если эти объекты используются для военных целей, они утрачивают свой иммунитет. Если же эти охраняемые объекты расположены вблизи законных военных целей (что, в принципе, запрещено МГП), они могут получить косвенный ущерб, когда находящиеся поблизости военные объекты участвуют в боевых действиях.

Военные самолеты неприятеля могут быть уничтожены везде, где они будут обнаружены, кроме нейтрального воздушного пространства. Нападение на вражеский военный самолет должно быть прекращено, если он явно утратил свои боевые функции и средства борьбы. Летчики, покидающие с парашютом воздушное судно и не оказывающие никакого сопротивления, не могут быть атакованы. Летчики, оказывающие сопротивление в падающих или сбитых самолетах, могут быть объектом нападения. Правила ведения боя (ROE) [3] для конкретной операции часто предоставляют дополнительные указания, в соответствии с обязательствами по МГП, для атакующих самолетов противника.

Публичные и частные невоенные воздушные суда неприятеля, как правило, не атакуются, ввиду того, что МГП охраняет гражданское население от непосредственного нападения. После Второй мировой войны государства все чаще признавали необходимость избегания нападений на гражданские воздушные суда. Однако в исключительных случаях гражданское воздушное судно все-таки может стать объектом законного нападения. Если такое судно нападает первым, оно может рассматриваться в качестве прямой военной угрозы и будет атаковано. Непосредственная военная угроза, оправдывающая нападение, может также возникать, когда имеется обоснованное подозрение во враждебном намерении, как, например, в случае, если гражданские самолеты направляются на высокой скорости к военной базе или входят на неприятельскую территорию без разрешения и игнорируют сигналы или предупреждение о необходимости приземления или следования в специально указанное место.

Неприятельские военно-медицинские воздушные суда, как правило, не подлежат нападению по МГП. Однако, по меньшей мере, шесть случаев могут привести к законной атаке. Неприятельское военно-медицинское воздушное судно может быть законно атаковано и уничтожено, если оно:

-        нападает первым;

-        используется не по своему прямому назначению;

-        не имеет явно видимой эмблемы Красного Креста, Красного Полумесяца или другой признанной символики и не обозначило себя иным образом как исключительно медицинское воздушное судно;

-        не летит на высоте, во время и по маршруту, специально согласованному обеими сторонами конфликта, и не является признанным медицинским воздушным судном;

-        летит над вражеской территорией или оккупированной неприятелем территорией (если иное не согласовано сторонами);

-        приближается к неприятельской территории или зоне боевых действий и игнорирует приказ приземлиться.

Военнослужащие, которые нарушают МГП, подлежат уголовному преследованию и наказанию. Уголовное преследование может происходить в порядке национального или международного судопроизводства. Теоретически национальные вооруженные силы могут быть привлечены к уголовной ответственности национальными военно-полевыми судами или при помощи международного военного трибунала, наподобие тех, что были созданы после Второй мировой войны в Нюрнберге и Токио, а также в Югославии и Руанде. Военнослужащие государств, ратифицировавших Римский статут Международного уголовного суда (МУС), могут быть привлечены к уголовной ответственности за совершение военных преступлений и по иным основаниям, предусмотренным Статутом, в рамках МУС. Попытки защиты в духе «я всего лишь выполнял приказы свыше», как правило, не принимаются в расчет национальными или международными трибуналами как оправдание в совершении военных преступлений. Каждый солдат, летчик, моряк или морской пехотинец несут индивидуальную уголовную ответственность за свои действия и должны соблюдать нормы МГП.

 

Литература:

 

1.      Зверев П. Г. Понятия «комбатант» и «некомбатант» в международном гуманитарном праве // Теория и практика правоохранительной деятельности: сборник материалов научных мероприятий, проводимых в День науки института 22 мая 2003 г. — Калининград: изд-во КЮИ МВД РФ, 2003.

2.      Зверев П. Г. Правовой статус законных участников вооруженных конфликтов. Монография. — Калининград: изд-во КЮИ МВД РФ, 2007.

3.      Зверев П. Г. Применение силы и правила ведения боя в миротворческих операциях ООН // Молодой ученый. — 2014. — № 6 (65). — С. 551–553.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle