Библиографическое описание:

Григорьев С. А. Общественно-политическое положение коренных малочисленных народов Севера Якутии во второй половине 1990-х гг. // Молодой ученый. — 2014. — №18. — С. 725-728.

Произошедшие на рубеже 1980-х — 1990-х гг. коренные трансформации в общественно-политической системе стали серьезным катализатором для подъема национальных движений в СССР. Данный период характеризуется ростом этнического самосознания меньшинств и появлением значительного количества общественных объединений преследующих различные политические, социальные и экономические цели. Подобные тенденции затронули коренные народы Севера, отдельные представители которых открыто стали выражать идеи о самоорганизации и консолидации.

В Якутии, активная позиция представителей национальной интеллигенции малочисленных этносов привела к образованию в 1989 г. Ассоциации народностей Севера ЯАССР. Активно сотрудничая с властными органами на различных уровнях Ассоциация способствовала появлению национальных объединений на всей территории республики. Этому способствовал тяжелый социально-экономический кризис, сильно повлиявший на традиционное хозяйство малочисленных народов Севера, вынудивший их создавать свои общественные инициативы для борьбы за этнические права.

Следует отметить, что именно в этот период стал временем наивысшей общественно-политической и экономической активности малочисленных народов в Якутии. В 1991 и 1992 гг. были образованы Ассоциация эвенов РС (Я) и Ассоциация эвенков г. Якутска. В тот же период в РС (Я) прошли всероссийские и республиканские съезды эвенков и эвенов, съезды и конференции юкагиров, долган и чукчей. Активно создавались родовые общины, объединившиеся в итоге в Совет глав родовых общин.

В 1991 г. были образованы Министерство по делам малочисленных народов Севера и Институт проблем малочисленных народов Севера, сыгравшие значительную роль в отстаивании прав и сохранении культуры аборигенов Якутии. Но период подъема был недолгим: уже в 1993 г. произошло сокращение представительства малочисленных народов в высшем законодательном органе власти республики, а Министерство по делам малочисленных народов Севера было реорганизовано.

Несмотря на снижение роли малочисленных народов в политических процессах республики, наметившаяся ко второй половине 1990-х гг., в этот период продолжалась активная законотворческая деятельность. В 1995 г. Правительство Республики Саха (Якутия) и Министерство по делам народов подготовили концепцию «Государственная национальная политика Республики Саха (Якутия)». В ней отдельно был выделен специальный раздел «Политика протекционизма в отношении коренных малочисленных народов и исчезающих этносов РС (Я)». Политика государственного протекционизма в отношении коренных малочисленных народов Севера и исчезающих этносов стала важнейшей составной частью национальной политики Республики Саха (Якутия). Она была направлена на социально-экономическое, политическое и культурное развитие малочисленных народов Севера, с учетом трудностей порожденных как историческим прошлым, так и новыми условиями рыночных преобразований. Принятая концепция дала возможность создать специальную государственную программу по возрождению эвенков, эвенов, чукчей и юкагиров [1, с. 122].

Позднее, в 1996 г., было принято «Положение о порядке заключения договоров на специальные платежи на предоставляемые в пользование участки недр на территориях, используемых под пастбища, охотничьи и рыболовные угодья», которые касалось интересов коренных народов Севера. Согласно этому положению недропользователи за право осуществлять изыскания и разработки на территориях, используемых под пастбища, охотничьи и рыболовные угодья, должны были производить специальные платежи, направляемые на экономическое и социально-культурное развитие населения, проживающего на данной территории.

24 апреля 1997 г. был принят закон «О правовом статусе коренных малочисленных народов Севера». Закон устанавливал правовой статус коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия), юридические гарантии национального возрождения, сохранения самобытности и свободного развития этих народов, обеспечения их прав и законных интересов. Принятый закон определял понятие «Коренные малочисленные народы Севера и закреплял за малочисленными народами территории их традиционного расселения и хозяйственной деятельности

Закон также утверждал льготы коренным малочисленным народам Севера на период перехода к рыночным отношениям в экономической и социально-культурной сферах, а также льготы юридическим лицам, деятельность которых была связана с традиционными отраслями хозяйства и промыслами. Общинам и другим организациям, учреждаемым представителями коренных малочисленных народов Севера, устанавливались государственные компенсации по выплате районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате и возмещению транспортных расходов [2].

Закон «О правовом статусе коренных малочисленных народов Севера», принятый 24 апреля 1997 г., стал первым среди региональных законов подобного рода, обязывающий региональные власти оказывать коренным малочисленным народам поддержку во всех сферах их жизнедеятельности и указывающий на необходимость создания условий для участия этих народов в органах государственной власти и местного самоуправления. Данный закон давал прямые основания в случае необходимости для предъявления коренными малочисленными народами определенных требований к органам власти различного уровня.

Во второй половине 1990-х гг. был принят закон, непосредственно касающийся только одного народа — юкагиров, работа над которым шла на протяжении долгого времени. В 1993 г. на I съезде юкагиров Совет старейшин подготовил проект закона Республики Саха (Якутия) «О Суктуле юкагирского народа». Данный проект закона прошел несколько парламентских чтений и несколько раз был направлен на доработку. В декабре 1995 г. закон был принят депутатами Палаты Представителей Государственного собрания (Ил Тумэн), но на него было наложено вето Президента РС(Я) М. Е. Николаева. В целом разделив тревогу депутатов Ил Тумэн и широкой общественности республики за будущее юкагирского народа как исчезающего этноса и отметив, что была проделана большая и разносторонняя работа, он указал на его правовую и экономическую несостоятельность [3]. Тем не менее в марте 1998 г., преодолев двойное вето президента Республики Саха (Якутия) закон «О Суктуле юкагирского народа» был окончательно принят Палатой Представителей Госсобрания (Ил Тумен) РС(Я) и после публикации в печати, вступил в силу [4].

Закон РС (Я) «О Суктуле юкагирского народа» предусматривал введение местного самоуправления для юкагиров верхней и нижней Колымы, его экономические, финансовые основы и государственные гарантии его осуществления. Суктул юкагирского народа значился как муниципальное образование, в пределах которого осуществляется местное самоуправление юкагирского народа, имеется муниципальная собственность, местный бюджет и выборные органы местного самоуправления.

14 июля 1998 г. и 17 июня 1999 г. были приняты законы Республики Саха (Якутия) «Об охоте и охотничьем хозяйстве» и «О рыболовстве, рыбном хозяйстве и охране водных биоресурсов», затрагивающие социально-экономические интересы коренных малочисленных народов Севера Якутии. Закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве» устанавливал порядок предоставления в пользования охотничьих угодий. Охотничьи угодья в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности для осуществления охотничьего промысла представителям коренных малочисленных народов Севера предоставлялись в безвозмездное владение и пользование.

В 1998 г. вышел новый закон «О недрах», который также затрагивал интересы коренного населения Севера. Согласно новому закону защита интересов малочисленных и коренных народов, проживающих в республике, прав пользователей недр и интересов граждан, разрешение споров по вопросам пользования недрами находилась в ведении Республики Саха (Якутия) [5].

На протяжении II пол. 1990-х гг. республиканскими органами власти при содействии общественных объединений малочисленных народов была проделана большая работа в законодательной сфере. Принятые законы предоставляли большие права аборигенным меньшинствам, но на практике часть законопроектов так и не была принята или же в случае принятия не находила своего применения на практике.

Так, например, одним из депутатов законодательного собрания Ил Тумэн было отмечено, что в ходе подготовки парламентских слушаний закона Республики Саха (Якутия) «О статусе национального административно — территориального компактного проживания коренных малочисленных народов Севера» выяснилось, за полтора года ни одно улусное собрание депутатов и администраций 20 улусов компактного проживания коренных малочисленных народов Севера не обсудило этот закон и не приняло мероприятий по его реализации в пределах своей территории. «Попытка применения закона в с. Иенгра Нерюнгринского улуса, муниципальными образованьями «Угоян» Алданского, «Кыстатыам» Жиганского, «Белькачи» Усть-Майского, «Нелемное» Верхнеколымского улусов сталкивается с неприятием администрациями этих улусов положений данного Закона, что равнозначно непониманию ими демократических принципов управления и значимости самоорганизации населения в вопросах решения местных проблем и этнического самоопределения» [6].

Тем не менее, указанный пример не умаляет того большого объема законотворческой работы проделанной во второй половине 1990-х гг. Как верно отмечает в своем исследовании И. С. Астахова: «В целом, на республиканском уровне за исследуемый период поэтапно сформировалась, в некоторой степени, полноценная нормативно-правовая база в области защиты прав коренных малочисленных народов Севера, что свидетельствует о пристальном внимании государства к проблемам КМНС. За анализируемый период были выработаны как основы правового статуса и регулирования жизнедеятельности КМНС РС(Я), так и механизм взаимодействия КМНС с органами государственной власти. Законодатель старался не пропустить ни одной проблемы малых этносов. В результате можно заключить, что в республике сформировалась политика протекционизма (поддержки) КМНС, где особое внимание уделяется арктическим улусам, как наиболее уязвимым, в том числе в экологическом плане, и наименее социально обеспеченным» [7, с. 92–93].

Значительную роль, в том числе и в законотворческой деятельности, выполняли сотрудники Института проблем малочисленных народов Севера СО РАН, являвшихся по совместительству участниками этнических ассоциаций. Их силами в сотрудничестве с Министерством по делам народов РС(Я), образованном на базе Министерства по делам малочисленных народов Севера в 1993 г., был разработан ряд законопроектов. Вошло также в практику обсуждение законопроектов Федерации, относящихся к малочисленным народам — о национальном районе, национальном поселке и национальном сельском Совете народных депутатов малочисленных народов Севера; о национальном округе на территории проживания малочисленных народов Севера; о кочевой родовой и родоплеменной общине малочисленных народов Севера: о правовом статусе малочисленных народов Севера.

Научным коллективом Института, в котором состояли носители языков коренных малочисленных народов Севера, была продолжена работа по исследованию, сохранению и развитию языков. Были разработаны и приняты концепции модели этнических школ для коренных малочисленных народов Севера и реформирования системы дошкольного, общего образования и подготовки кадров из числа коренных малочисленных народов Севера.

В связи с тем, что Институт успешно сотрудничал с зарубежными научными институтами и центрами, малочисленные народы РС (Я) получили возможность через этот канал интегрироваться в деятельность зарубежных аборигенных сообществ. При этом этнические лидеры добились не только своего представительства, но и активного участия в рабочих группах ООН. Например, представители коренных малочисленных народов РС (Я) приняли участие в принятии «Декларации Организации Объединенных Наций о правах коренных народов» в 1995 г. в Женеве (Швейцария). Ими же была разработана и представлена в ООН в 1998 г. «Декларация свободного развития коренных малочисленных народов Севера» [8, с. 184].

Во второй половине 1990-х гг. продолжилось формирование ассоциаций малочисленных народов. В 1995 г. была зарегистрирована Ассоциация долган РС(Я) «с целью повышения духовного развития долганского народа» [9, с. 56]. В 1999 г. прошел учредительный съезд республиканской общественной организации «Ассоциация эвенков Республики Саха (Якутия)», председателем которой стал Б. А. Николаев, являвшийся на том момент заместителем министра сельского хозяйства РС(Я). Эта общественная организация объединяла эвенков Якутии и ставила своей целью возрождение и сохранение культуры и языка своего народа [10]. В уставе ассоциации было указано, что ее членом может стать любой человек и общественная организация заинтересованных в социальном, экономическом, демографическом и культурном развитии эвенков. В последующем ассоциация принимала активное участие в общественно-политической жизни республики, защищая права не только эвенков, но и других представителей этнических меньшинств.

Благодаря деятельности общественных движений во главе с этническими лидерами были достигнуты благоприятные возможности для дальнейшего развития языков и культуры малочисленных народов Севера. На уровне общественного сознания произошел поворот к системному пониманию проблем коренных народов Севера. Представители малочисленных народов Севера получили возможности для выдвижения законодательных инициатив, а также помощь и поддержку, направленную на решение их социально-экономических и культурных проблем. Поэтому общественное движение, возглавляемое этнической интеллигенцией малочисленных народов продолжало играть активную роль в жизни аборигенного населения, консолидируя его и обеспечивая связь с властью.

Таким образом, к началу XXI в. коренные малочисленные народы Якутии, несмотря на сложности в социально-экономическом и культурном развитии, сумели сохранить свою национальную идентичность и традиции, позволяющие им с надеждой смотреть в будущее. Благодаря активной общественной позиции в 1990-е гг. малочисленные народы в Республике Саха (Якутия) получили благоприятные возможности для своего этнического развития. Возросло их самосознание, были созданы условия, в том числе и на законодательном уровне, для роста самостоятельности, проявления инициативы. Среди малочисленных народов республики появилось много ярких лидеров, а также возросла прослойка национальной интеллигенции. Правительство Республики Саха (Якутии) во второй половине 1990-х гг., благодаря энергичному взаимодействию с общественными объединениями этнических меньшинств, серьезно озаботилось проблемами коренных малочисленных народов и стало оказывать им существенную помощь и поддержку, направленную, прежде всего, на решение их социально-экономических и культурных проблем. Данная поддержка выражалась, прежде всего, в активном законотворческом процессе, призванном закрепить за коренными малочисленными народами Якутии специального правового статуса, что открывало перед ними значительные перспективы для дальнейшего развития.

 

Литература:

 

1.      Петров Ю. Д. Малочисленные народы Севера: государственная политика и региональная практика. — М.: Academia, 1998.

2.      Закон от 24.04.1997 г. «О правовом статусе коренных малочисленных народов Севера» // Якутские ведомости. — 1997. — № 21. — С. 1.

3.      Национальный архив Республики Саха (Якутия) Ф.П-1520. Оп. 33. Д. 1. Л. 1–2.

4.      Закон от 18.03.1998 г. «О Суктуле юкагирского народа» З N 8-II // Якутские ведомости. — 1998. — № 6. — 10 апр. — С. 1–5.

5.      Закон Республики Саха (Якутия) от 02.07.1998 г. «О недрах» З N 29-II // Якутские ведомости. — 1998. — № 13. — 31 июля. — С. 1–23.

6.      Национальный архив Республики Саха (Якутия) Ф.П-1520. Оп. 1. Д. 785. Л. 13.

  1. Астахова И. С. Власть и коренные малочисленные народы Севера: опыт взаимодействия на примере Республики Саха (Якутия) // Арктика и Север. — 2011. — № 3.

8.      Винокурова Л. И. Аборигенные этносы Республики Саха (Якутия) в модернизирующемся обществе // Этносоциальное развитие Республики Саха (Якутия). — Новосибирск: Наука, 2000.

9.      Конгресс народов России // Илин. — 2007. — № 1–2.

  1. Национальный архив Республики Саха (Якутия) Ф.П-.861. Оп. 8. Д. 130. Л. 126.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle