Библиографическое описание:

Шахназарян Н. О. Сравнительная характеристика выражения негативных эмоций персонажей романов Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» и «Идиот» // Молодой ученый. — 2014. — №18. — С. 838-840.

 

Автор статьи исследует негативное эмоциональное состояние СТРАДАНИЕ в прозе Ф. М. Достоевского. Выбор романов «Преступление и наказание» и «Идиот» в качестве материала исследования обусловлен рядом общих тем и мотивов, связанных со страданием персонажей: болезнь, преступление, наказание, сострадание, любовь, истина.

Ключевые слова: эмоциональное состояние, страдание, мука, источник страдания, пресечение страдания, страх, тоска, ужас, злоба, очищение.

 

Практически все герои двух романов Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» и «Идиот» попарно сравниваются друг с другом, обнаруживая внутреннее родство или различие.

Абсолютными противоположностями являются главные персонажи двух романов — Родион Раскольников и князь Лев Мышкин.

Раскольников сам обрекает себя на страдания, желая проверить на практике выдуманную им теорию. Страдание Раскольникова — «продукт многих сложных нравственных и материальных тревог, опасений, некоторых идей» [2, с. 203]. Жизненный путь Раскольникова — проверка теории.

Князь Мышкин никаких теорий не выдумывает, для этого он слишком неприспособлен к жизни, Мышкин — естественный (природный) человек: «Есть такие высокие идеи, о которых я не должен начинать говорить, потому что я непременно всех намешу» [3, с. 211]. В Мышкине наивность, простодушие, слабое личное самосознание, недостаток практического опыта сочетаются со способностью наблюдать и понимать тончайшие движения души.

Различно и отношение героев к другим людям. Раскольников часто потребительски относится к окружающим, ставит на них психологические опыты, вгоняя их в предложенные им ситуации (вспомним беседы со следователем Порфирием Петровичем, Свидригайловым, проверка на старухе-процентщице своей теории). Весь мир как будто вертится вокруг Раскольникова, все пытаются ему помочь, идут на жертвы (Соня, Пульхерия Александровна, Дунечка).

Мышкин же сам помогает другим, выслушивает их истории, постепенно зарабатывает доверие каждого, кто его знает. Мышкин абсолютно искренен во всех своих проявлениях, Раскольников — игрок, им в какой-то момент овладевает азарт: «Тварь я дрожащая или право имею?» [2, с. 37]. Этот вопрос вызов себе.

Страдания Мышкина — следствие болезни. Ф. М. Достоевскому удается очень точно и оправданно с точки зрения повествования вписывать приступы болезни в ткань текста: «В такое время он (Мышкин)часто смешивает предметы и лица. Ему очень захотелось проверить, стоял ли он сейчас перед лавкой: была одна вещь, на которую он смотрел и даже оценивал в шестьдесят копеек серебром» [3, с. 179]. Художественная деталь тонко вписывается в логику передачи состояния Мышкина перед эпилептическим припадком.

Раскольников — сознательный преступник, никто его не заставлял брать на душу грех убийства. Раскольников — бунтарь, не желающий мириться с несправедливыми законами общества: «Люди не поменяются. У них, кто на сильный поступок решился, тот и прав» [2, с. 237]. Раскольникову свойственна мания превосходства и вседозволенности.

Читателю интересно следить за постепенным нравственным очищением Раскольникова, наблюдать, как его страдания в финале эпилога облегчаются. Важно, что героя спасает вера, сострадание (совместное страдание с Сонечкой), ему помогает сила духа и характера. Раскольников приходит к осознанию ценности человеческой жизни после сна о моровой язве, в котором все человечество жило по его теории: «Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе» [2, с. 447]. Злоба — «резко негативная эмоция» [4, с. 455]. Раскольников теперь начинает осознавать, что никакая теория не стоит человеческой жизни. Он решается открыть Евангелик, подаренное ему Сонечкой Мармеладовой: «Разве могут её убеждения не быть теперь и моими убеждениями?» [2, с. 459]. Только вера и бесконечная любовь Сонечки позволяют ему искупить все грехи, за которые герой обречен на страдания.

Мышкину не нужно ни от чего очищаться, он абсолютно положительный персонаж, чистый: «Дитя совершенное, младенец» [3, с. 57] — так называют смущающегося, как «десятилетний мальчик» [3, с. 61] князя взрослые, занятые своими практическими интересами. В традиции Ф. М. Достоевского ребенок всегда представляется образцом невинности, безгрешности, правды и красоты. Такой положительно прекрасный Мышкин оказывается непонятным обществу.

Сопоставим центральных женских героинь двух романов — Соню Мармеладову и Настасью Филипповну Барашкову.

Соня гораздо более гармоничная личность, чем Настасья Филипповна. Настасья Филипповна воплощает двойственную сущность человека. Она сознательно идет на страдания, как бы бросая вызов мирозданию, доказывая свое своеволие и полную независимость от общепринятых человеческих законов. Приверженность к страданию доводит Настасью Филипповну до крайних пределов раздвоения. Путь Настасьи Филипповны — не в преодолении внешних препятствий к гармонии (как у Сони), а в разрешении конфликта между полярными сторонами собственной души. И здесь уже не она за спинами героев-мужчин, а Мышкин и Рогожин оттеняют две стороны ее натуры. Соня же всегда за Раскольниковым стоит, поддерживает его.

В образе князя Мышкина слышится голос истины, принимающей человеческую сущность героини, в образе Парфена Рогожина — голос лжи, осуждающий Настасью Филипповну как падшую женщину.

Внутренняя полярность характера Настасьи Филипповны прослеживается в монологах, имеющих форму скрытого диалога. Или часто Настасья Филипповна задает вопрос окружающим людям, но потом отвечает на него сама: «А! а-а! Вот и развязка? Наконец-то! Половина двенадцатого! — вскричала Настасья Филипповна; — прошу вас садиться, господа, это развязка. Сказав это, она села сама. Странный смех трепетал на губах ее. Она сидела молча, в лихорадочном ожидании, и смотрела на дверь» [3, с. 328]. Причиной раздвоения характера героини является гордыня (как она сама указывает в письме к Аглае Епанчиной). Это качество совершенно не характеризует Соню. Соня — покорная судьбе христианка, все выпавшие на ее долю земные страдания она покорно принимает, веруя в райскую жизнь после смерти. Прямого разрешения страданий Сони в рамках романного повествования мы не наблюдаем, эта линия остаётся открытой. Разве могут закончиться страдания и самопожертвования Сони после того, как вслед за отцом, дети Мармеладова лишились еще и Катерины Ивановны. Но в смысле философском, Соня приходит к счастью, к полной гармонии. Она проходит земной путь Христа: через страдания к истине. Совместное чтение Евангелия и исповедь Раскольникова, облегчающие в большей степени страдания Раскольникова, на самом деле помогают и Соне.

Ключевыми понятиями для характеристики Сони являются истина — добро — красота. В данном случае истина выступает и как правда, и как система нравственных ценностей, и как норма поведения — надо жить по правде.

Настасья Филипповна оказывается неспособной разрешить свой внутренний конфликт в пользу истины, поэтому она провоцирует собственное физическое разрушение. Ее земные страдания оказываются бессмысленными.

Познание истины, достигнутое Соней через земную жизнь, через страдание, остается для Настасьи Филипповны недостигнутым.

Свидригайлов и Рогожин — два отрицательных, нахальных и самодовольных персонажа, но чем-то симпатичных и читателю, и главным героям романов (Родиону Раскольникову и князю Мышкину).

Свидригайлов и Рогожин вышли из низов общества, их прошлое порочно.

На совести Свидригайлова ряд возможных убийств в прошлом, Рогожин в финале романа убивает свою возлюбленную Настасью Филипповну. Свидригайлов в конце романа под ложным предлогом заманивает в ловушку Дуню, но ей удается спастись.

И для Рогожина, и для Свидригайлова любовь могла стать методом пресечения страдания, но Дуня и Настасья Филипповна не ответили им взаимностью.

Свидригайлов — статичен, его исход — самоубийство. Трагическое движение характера Рогожина — в мучительных попытках перешагнуть пропасть между собой и предметом любви.

Петра Петровича Лужина и Гаврилу Иволгина Ф. М. Достоевский не наделяет никакими особенностями, они заурядны, поэтому несимпатичны читателю.

Причин для страдания ни у одного, ни у другого нет. Ф. М. Достоевский этих персонажей не проверяет страданием, не приводит их к духовному очищению. Основными негативными состояниями для них являются страх, испуг, стыд за родных.

Сам Ф. М. Достоевский дает Гане и его поступкам исчерпывающую характеристику, очень важную для понимания творческих принципов писателя: «К разряду обыкновенных или ординарных людей принадлежат и некоторые лица нашего рассказа. Нет ничего досаднее как быть, например, богатым, порядочной фамилии, приличной наружности, недурно образованным, не глупым, даже добрым, и в то же время не иметь никакого таланта, никакой особенности, никакого даже чудачества, ни одной своей собственной идеи. Ум есть, но без своих идей; сердце есть, но без великодушия». [3, с. 347]. Здесь многократное повторение слов никакой, никакого. Ганя — человек, в котором все слишком не перешли ни в одно особенное. Он не может найти свое место в этом мире, ему везде некомфортно, особенно дома. Для каждого нормального человека семья — это опора и оплот в жизни, а Гане стыдно за своих близких и родных: «Про Ганю и говорить было нечего: он все время стоял, выдержав немую и нестерпимую муку. — Папенька, я вас прошу выйти на два слова, — дрожащим, измученным голосом проговорил Ганя, машинально схватив отца за плечо. Бесконечная ненависть кипела в его взгляде» [3, с. 120]. Бесконечную ненависть Ганя испытывает не к кому-нибудь, а к собственному отцу. Существительное бесконечность и прилагательное бесконечный часто применяются Достоевским именно по отношению к Гавриле. Вся гамма негативных эмоций, свойственная Гане, отличается близостью к чему-то отвратительному, неприятному, постыдному. Герой ни с кем и никогда не становится до конца откровенным.

Сложность исследования эмоциональной сферы человека проявляется в динамическом развитии эмоций, в возможности перехода одной эмоции в другую, похожую или полярную. Разница между несколькими эмоциями, переход одной эмоции в другую, могут быть едва ощутимы, но важны в ткани текста художественного произведения.

Исследование эмоций в художественном тексте усложняется наличием нескольких интерпретаторов ситуации: герой, автор, читатель. Художественный текст полисемантичен, допускает множественность интерпретаций, как показало сценарное изучение негативных эмоций лингвистами [1].

Неоднозначность интерпретации событий — причина возможности возникновения противоположных эмоций у разных персонажей одной ситуации. Возможно и несовпадение переживаемых героем эмоций с существующими в нашем читательском сознании стандартами поведения. Желание героя избежать неприятных последствий вызывает стремление скрыть или подделать свои эмоции. Все это отражено в художественном тексте обоих романов.

 

Литература:

 

1.                  Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М.: Наука, 1974. 368 с.

2.                  Достоевский Ф. М. Роман «Преступление и наказание». Собр. соч.: в 12 т. М.: Правда,1982. Т. 5. 457 с.

3.                  Достоевский Ф. М. Роман «Идиот». Собр. соч.: в 12 т. М.: Правда, 1982. Т. 6. 821.

4.                  Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов. М.: Институт русского языка, 2007. 1173 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle