Библиографическое описание:

Прохорова Е. Н. Тенденции развития «силового блока» правоохранительной системы современной России // Молодой ученый. — 2014. — №18. — С. 706-708.

 

Нынешняя политическая обстановка, складывающаяся на сегодняшний день в Украине опасна, прежде всего, для нашей страны, чтобы ее пройти без ущерба для себя, нужно, в т. ч. по-новому проанализировать состояние (состав элементов) российской правоохранительной системы. Однако у исследователей часто отсутствует единство в понимании относительно понятия «правоохранительные органы», так и системы таких органов в российском законодательстве, а также единого законодательного перечня таких органов.

При упоминании термина «правоохранительные органы» в действующих нормативно-правовых актах, на наш взгляд, преследуются две противоположные цели. С одной стороны, правоохранительные органы отделяются от иных органов. К примеру, пункт «л» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации указывает: «В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся кадры судебных и правоохранительных органов, адвокатура, нотариат». Пункт 2 статьи 33 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» также отделяет от правоохранительных органов адвокатуру, суды, таможенные органы, службу судебных приставов [1]. С другой стороны, нормативные акты указывают на те органы, которые необходимо относить к правоохранительным. К примеру, в соответствии с пунктом 1 статьи 8 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», «Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры координируют деятельность по борьбе с преступностью органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органов таможенной службы и других правоохранительных органов» [2].

Современное законодательство противоречиво в отнесении тех или иных органов к правоохранительным. К примеру, если пункт 1 статьи 8 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» относит таможенные органы к правоохранительным, то пункт 2 статьи 33 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» их к таковым не относит.

При этом в последние годы система органов, осуществляющих правоохранительную функцию государства, претерпела значительные изменения: таможенные органы были наделены статусом правоохранительных органов, учреждения и органы уголовно-исполнительной системы, были выделены из состава МВД России, произошло обособление и реформирование службы судебных приставов. Относительно суда распространено мнение, что он не является правоохранительным органом, но всей своей деятельностью обеспечивает правоохрану [9, с. 81- 83].

Болотин С. В. и Сидорова Н. В. также отмечают, что еще более сложная ситуация сложилась вокруг термина «правоохранительные органы» в подзаконных нормативно-правовых актах [5, с. 128]. Так, Указ Президента РФ «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по вопросам кадровой политики в правоохранительных органах» отражает современную позицию Президента РФ относительно того, какие органы следует относить к правоохранительным. Вместе с тем как минимум один действующий в настоящее время федеральный закон («О прокуратуре РФ»), относящий ряд органов к правоохранительным, частично ему противоречит, относя к правоохранительным органам РФ органы Федеральной службы безопасности. На наш взгляд, правильной является позиция, в соответствии с которой ФСБ следует относить к правоохранительным органам.

Для законодательного закрепления этой идеи важнейшую роль должно сыграть принятие проекта Федерального закона «О правоохранительной службе в Российской Федерации», что законодательно закрепит понимание правоохранительных органов через понятие правоохранительной службы.

Некоторые авторы включают в число правоохранительных органов различные негосударственные организации и учреждения, а также такие органы как адвокатура, нотариат, частные детективные и охранные агентства, которые, на наш взгляд, являются правообеспечительными, а не правоохранительными.

По мнению автора, правоохранительную систему следует рассматривать с учетом особенностей деятельности правоохранительных органов, возникающих в современных условиях. Необходимость анализа силового блока правоохранительной системы обусловлена тем, что должностные лица указанных органов наделены законом полицейскими полномочиями, состоящими в возложении на них обязанностей пресекать правонарушения и предоставлении им прав по задержанию и доставлению граждан; производству личного досмотра или осмотра места происшествия и изъятия вещественных доказательств; осуществлению производства по делам об административных правонарушениях, дознания; применению силы и оружия.

Следует констатировать, что как внутренняя логика украинского политического процесса, так и внешние геополитические вызовы приводят к общему выводу о том, что будет происходить дальнейшая фашизация Украины. Создание фашистского государства в Европе продуцирует соответствующие вызовы не только в отношении всей системы международных отношений, но и — правоохранительной системы России, которая призвана все в большей мере приобретать «полицейско-защитный» характер, способной эффективно противостоять вызовам продуцируемым событиям на Украине.

Современная Украина может существовать в будущем только как фашистское государство, устанавливающая диктат одной идентичности над другими. При этом Запад заинтересован в дальнейшей фашизации Украины, которая может быть использована как военная сила против России — дружеская в отношении к России Украина Западу не нужна. Таким образом, включение в число правоохранительных органов суда, адвокатуры, нотариата является, вряд ли обоснованным.

В отношении органов судебной системы необходимо отметить, что более чем за два десятилетия проводимых реформ они с каждым годом становились все более соответствующими идеалам правового государства и Конституции Российской Федерации, в связи с чем, менялось их восприятие и в научных кругах. С. В. Бабаченко отмечает, что роль суда в обществе и государстве значительно изменилась по сравнению с советским периодом российской истории. По его мнению, в СССР «…суд достигал поставленных перед ним задач путем выполнения им правоохранительной функции наряду с прокуратурой, МВД, КГБ, а также некоторыми общественными организациями…», тогда как «…в правовом государстве такой подход невозможен как в силу независимости суда, так и в силу правоприменительного, а не правоохранительного характера его деятельности… [3, c. 95]».

В настоящее время уже немалое количество исследователей не считают необходимым отнесение органов судебной системы к правоохранительным органам, либо относят суды к отдельной их разновидности. Вместе с тем большая их часть наделяет суды особой ролью в деятельности правоохранительных органов.

Е. Л. Патрашко, Н. М. Рудяков, А. Н. Харитонов, А. М. Тарасов и др. отмечают, что «практике правового государства в корне противоречит агрегирование суда с иными государственными институтами [7, c. 91]». Д. С. Канищев, соглашаясь с вышеизложенным, отмечает, что: «Судебная власть составляет самостоятельную ветвь власти, и ставить суд в один ряд с МВД или другими органами исполнительной власти вряд ли следует [6, c. 140]».

Кроме того, согласно близкой нам идее законодательного наделения правоохранительных органов признаком наличия в них института государственной правоохранительной службы, что, по мнению таких специалистов, как В. Щукин [10, с. 57–58], В. П. Божьев [4, с. 17], является одной из составляющих частей дальнейшего реформирования российской правоохранительной системы, представляется нерациональным и крайне затруднительным внедрение правоохранительной службы в органы судебной системы.

Таким образом, к правоохранительным органам следует отнести: органы прокуратуры, органы Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральную службу безопасности Российской Федерации, Федеральную службу охраны Российской Федерации, таможенные органы, органы Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, следственный комитет Российской Федерации, Федеральную службу исполнения наказаний Российской Федерации, Федеральную службу судебных приставов Российской Федерации [См.: 8, с. 33].

 

Литература:

 

1.        О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: Федеральный закон от 15.07.1995 № 103-ФЗ (ред. от 03.12.2011) // СЗРФ. 1995. № 29. Ст. 2759.

2.        О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202–1-ФЗ (ред. от 21.11.2011) // СЗРФ. 1995. № 47. Ст. 4472.

3.        Бабаченко С. В. Конституционно-правовой статус правоохранительных органов Российской Федерации: дисс. … канд. юрид. наук. М., 2009. 183 с.

4.        Божьев В. П. Правоохранительные органы РФ. М.: Спарк, 2002. 400 с.

5.        Болотин С. В., Сидорова Н. В. К вопросу о нормативном закреплении понятия и перечня правоохранительных органов // Современные проблемы уголовного права и уголовного процесса. Красноярск: ИЦ КрасГУ, 2003. Т. 2. С. 125–131.

6.        Канищев Д. С. Административно-правовые вопросы формирования правоохранительной службы как вида государственной службы Российской Федерации: дисс. … канд. юрид. наук. М., 2004. 165 с.

7.        Патрашко Е. Л. Государственная правоохранительная служба Российской Федерации: дисс. … канд. юрид. наук. М., 2005. 248 с.

8.        Прохорова Е. Н. Объекты правоотношений, возникающих в деятельности правоохранительных органов Российской Федерации. Калининград, 2014. 165 с.

9.        Степанов О. А., Борисов А. В., Лялякин Ю. А. Права и свободы человека и гражданина: история и современность. Монография. М. 2014. 102 с.

10.    Щукин В. Правоохранительная служба в системе государственной службы РФ // Российский следователь. 2005. № 6. С. 56–59.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle