Библиографическое описание:

Трубачева Е. Л. Порядок исследования доказательств государственным обвинителем и защитником в суде с участием присяжных заседателей // Молодой ученый. — 2014. — №17. — С. 406-408.

Содержание статьи 335УПК РФ «Особенности судебного следствия в с уде с участием судебных заседателей» несет отпечаток заимствовании из английского и американского права. Это относится как к процедуре, так и к общему взгляду на тот состав процессуальных действий, который относится к началу судебного следствия. Речь о том, что судебное следствие в суде присяжных начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника. Первый излагает сущность предъявленного обвинения и предлагает порядок исследования доказательств, второй- согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению мнение о порядке исследования доказательств. В уголовно-процессуальном законе видно стремление к обязательному предоставлению защите возможности не только заявить не только о своем мнении, но наметить схему обоснования своего отношения к обвинению. УПК РФ устанавливает для суда присяжных вступительное заявление как изложение позиции стороны по делу вместе с ее предложениями о порядке исследования доказательств. В таком подходе усматривается не только механическое объединение последовательных действий стороны. Логика доказывания по уголовному делу требует, чтобы в сознании присяжных тезис обвинения изначально сочетался с конкретным комплексом обвинительных доказательства. Важно также, чтобы были обозначены исходные пункты построения защиты [1].

Статья 335 УПК РФ прямо не говорит о выражении мнений о порядке исследования доказательств потерпевшим, гражданским истцом и гражданским ответчиком, их представителями. Эти участники не наделены правом делать вступительные заявления. Однако при этом из смысла ст. 274 УПК РФ об общих правилах установления порядка исследования доказательств вытекает, что судьей должны быть учтены предложения этих участников. На это же указывает ч.2 ст. 277 УПК РФ о праве потерпевшего давать показания с разрешения председательствующего в любой момент судебного следствия. Реализуя это право, кроме прочего, потерпевший может определять момент дачи показаний в ходе исследования других доказательств. Таким образом, как в общем порядке судопроизводства, так и в суде с участием присяжных заседателей, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, их представителями могут высказываться предложения о порядке установления доказательств. Согласование их позиций может иметь форму опроса, который председательствующий судья осуществляет после вступительных заявлений и перед принятием соответствующего решения. Как можно заметить, стороны при подготовке предложений о порядке исследования доказательств, а также председательствующий судья при вынесении соответствующего постановления исходя из различных оснований построения последовательности. Общий порядок действующего судопроизводства оставляет при этом за судом решение основной задачи по планированию действий в ходе судебного следствия: «Суд с учетом мнения участников судебного разбирательства должен определить последовательность допроса всех участвующих по делу лиц, установить очередность допроса между подсудимыми, если их несколько, а также между потерпевшими и свидетелями, определить моменты исследования письменных и вещественных доказательств. Когда один или несколько подсудимых преданы суду за совершение нескольких преступлений либо несколько подсудимых- за совершение одного преступления, то предлагается исследование доказательств сосредоточить применительно к каждому эпизоду или каждому подсудимому, учитывая при этом хронологию развития преступной деятельности, либо степень тяжести отдельных деяний, либо объем доказательств по каждому эпизоду, а возможно и другие признаки» [2].

Более четкое разграничение процессуальных функций в суде присяжных сказалось и на распределении обязанностей по планированию судебного следствия между участниками судебного разбирательства. Как представляется, появилось два принципиально новых момента. Первый отражает переход инициативы по установлению очередности исследования доказательств от судьи к государственному обвинителю: «Именно обвинитель должен решать, в каком порядке надлежит исследовать имеющиеся у него доказательства обвинения» [3]. Второй связан с делением доказательств на доказательства обвинения и доказательства защиты.

Порядок исследования доказательств может быть определен:

1)        Относительно всех видов (источников) доказательств, указанных в ст. 74 УПК РФ;

2)        Исходя из определения места в очерёдности доказательств одного источника — показания подсудимого;

3)        Исходи из формирования доказательств вокруг эпизодов (по многоэпизодным делам, количество которых в суде присяжных превалирует);

4)        В хронологическом порядке развитие преступного деяния;

5)        Исходя из самой возможности исследовать те или иные доказательства, при этом возможность определяется явкой в судебное заседание лиц, чьи личные показания признано необходимым выслушать в суде присяжных;

6)        Внутри одного вида доказательств (например, в каком порядке допрашивать подсудимых, если их несколько);

7)        Исходя из разделения доказательств на доказательства обвинения и защиты.

Названные варианты установления порядка и будут рассмотрены ниже, с учетом того, какой разновидности отдают предпочтение государственные обвинители, защитники и судьи.

В суде присяжных подсудимые иногда настаивают на даче показаний после других лиц, когда ясны объем и недостатки исследованных обвинительных доказательств. Адвокаты указывают, что подобная защитительная тактика зачастую себя оправдывает.

Если подсудимый соглашается давать показания в начале судебного следствия, для обвинения было бы тактически обоснованно предлагать начало исследование доказательств с его допроса в следующих случаях: когда подсудимый не отрицает факта события преступления, когда он оспаривает вменяемую ему роль в совершении преступления, либо, когда он не отрицает некоторые из взаимосвязанных эпизодов преступления.

Характерным для дел, где подсудимый обвинялся в незаконном приобретении и хранении оружия, а также совершение насильственных действий с его применением, являлись предложения прокуроров начать с допроса подсудимого. Если эпизод приобретения и хранения оружия не отвергался подсудимым, гособвинители как бы подводили присяжных к выводу о наличии условий для совершения другого преступления.

Избрание указанной очередности исследования доказательств неопределенно, когда подсудимый отказывается от признания вины, в частности, отрицает факт своего участия в преступлении. На основании его показаний присяжные не в состоянии будут сразу сориентироваться в фактической стороне дела. Не следует забывать, что суд присяжных избирается преимущественно обвиняемыми, не признающими своей вины.

Установление порядка по многоэпизодным делам представляет некоторую сложность. Зачастую эпизоды переплетаются, одни и те же свидетели дают показания по нескольким эпизодам, в силу чего их приходится допрашивать повторно. Тоже самое можно сказать о делах по обвинению в отношении нескольких подсудимых.

Прокуроры и судьи достаточно редко определяют конкретный перечень источников доказательств, подлежащих исследованию по каждому эпизоду.

Установление хронологических связей между косвенными доказательствами способствует уяснению отдельных деталей и фрагментов. Однако объективно трудно представлять доказательства именно образом- последовательно. Преступление, дела о которых рассматриваются присяжными, зачастую совершаются в условиях неочевидности. При отказе подсудимых от дачи показаний или при отсутствии очевидцев преступления иногда затруднительно восстановить хронологию событий или действий [4].

Иногда сторона обвинения подменяет хронологию события преступления хронологией обнаружения и расследования преступления: допрашиваются свидетели, обнаружившие труп, оглашается протокол осмотра места происшествия.

Этот путь, конечно, более удобен для прокурора, следующего расположению материалов в уголовном деле. Но вряд ли можно назвать его тактически удачным, поскольку присяжные могут переключиться на оценку хода предварительного расследования, что является излишним, либо вообще не сориентироваться в обстоятельствах дела.

Что касается оглашения материалов дела, в самом начале судебного следствия конкретный их перечень практически не обсуждается. В постановлениях об установлении порядка исследования доказательств распространена формулировка «Оглашать материалы дела по мере необходимости» или «оглашать материалы дела по предложению сторон». Почти всегда суд и стороны возвращаются к вопросу о порядке оглашения и составе оглашаемых документов, когда сторона заявляет соответствующее ходатайство, требующее обсуждения и разрешения в отсутствие присяжных.

Деление доказательств на доказательства обвинения и доказательства защиты получило актуальность с введением суда присяжных и углублением состязательности во всех формах судопроизводства. Насущная необходимость закрепления такого порядка отмечалась процессуалистами уже вскоре после того, как начал действовать возрожденный суд присяжных: «только при первоначальном исследовании доказательств обвинение, а затем защиты, обеспечивается соблюдение принципа презумпции невиновности, поскольку такой порядок позволяет присяжным заседателям воспринимать представляемые доказательства, исходя из единственного верного критерия- доказывается предъявленное обвинение или нет» [5].

Очередным шагом к углублению состязательности стало положение ст. 274 УПК РФ о первоначальном исследовании доказательств обвинения. Но на наш взгляд, полной реализации нового порядка исследования доказательств должны соответствовать равные права обвинения и защиты при собирании доказательств, что не присуще нашему уголовному процессу. Несмотря на регламентацию в новом УПК (ч. 3 ст. 86) прав защитника по собиранию доказательств, все же можно предложить, что сохранится существующая трудность в группировке обвинительных или оправдательных доказательств.

Как представляется, при этом объем оправдательных доказательств будет всегда зависеть от того, какая линия защиты избрана. Если обвинение опровергается в полном объеме, и защита противопоставляет свою версию развития событий, присяжные будут оценивать наибольшую убедительность доказательств той или иной стороны. Если же защита изберет путь опровержения отдельных доказательств, лучшим способом будет тактика представления конкретного доказательства защиты сразу же после конкретного обвинительного доказательства (например, при «перекрестном» допросе свидетеля).

Характеризуя избрание того или иного способа группировки доказательств стороной при подготовке предложений о порядке их исследования в суде присяжных, можно сделать вывод о наличии следующих закономерностей. Наиболее эффективной для доказывания обвинения является систематизация информации по двум основным критериям: последовательное изложение обстоятельств дела либо такая информационная структура, когда одного смыслового центра собираются подтверждающие сведения из других источников. Сочетание устных показаний с доказательствами, обладающими наглядностью или четким последовательным описанием (протоколами осмотра со схемами и таблицами, вещественными доказательствами и др.) способствует решению проблемы полноты картины для присяжных.

Поскольку состязательный процесс инициируется стороной обвинения, поскольку обвинение представляет значительную часть доказательств, проблемы их систематизации для защиты не столь глобальна [6]. Предложение защиты ор порядке исследования доказательств от общих позиций стороны (опровергается ли обвинение или нет); от положения показаний подсудимого в системе доказательств обвинение либо защита; от наличия или отсутствия самостоятельной версии защиты, а также от объема и содержания доказательств, оправдывающих подсудимого или побуждающих к применению снисхождения.

Исследование доказательств, как основное содержание судебного следствия, в суде присяжных приобретает особую значимость для достижения процессуальных целей судебного разбирательства реализации принципа состязательности и непосредственности.

Литература:

1.         Особенности деятельности государственного обвинителя и защитника на судебном следствии в суде с участием присяжных заседателей: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к.ю.н.: Спец. 12.00.09 / Хомякова Алевтина Владимировна — 168стр.

2.         Кореневский Ю. В., Падва Г. П. Участие защитника в доказывании по новому уголовно-процессуальному законодательству: Практ. пособие. — М.: Юристъ, 2004. — 159 стр.

3.         Соколов А. Ф. Участие прокурора в судебном заседании в досудебном производстве. // Законность, 2010, № 12.

4.         Кудрявцев В. Л. Некоторые проблемы оценки деятельности адвоката-защитника как квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве. // Налоги, 2009, № 15.

5.         Кудрявцев В. Л. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. // Журнал российского права, 2005, № 6

6.         Дудин Н. Соответствие полномочий прокурора современным требованиям. // Законность, 2010, № 1.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle