Библиографическое описание:

Ганиева Э. Р. Эстетическая и коммуникативная ценность экранизаций на телевизионном экране // Молодой ученый. — 2014. — №17. — С. 583-586.

В статье уделяется особое внимание анализу цепочки взаимосвязи литературы, кино и телевидения и конечному результату их взаимодействия — экранизациям, демонстрируемым на телеэкране и оказывающим позитивное эстетическое воздействие на телезрителя, способствующим стимулированию интереса у зрителя к богатому культурному наследию предков.

Ключевые слова: экранизации,взаимодействие кино и телевидения, телевидение Узбекистана.

За годы существования узбекского кинематографа было создано около сотни экранизаций. Многим из их числа удалось заслужить статус истинных произведений искусства, завоевать всенародную славу, любовь и с помощью телевидения продолжать прокладывать свой путь к сердцам и умам новых миллионов зрителей.

В настоящей статье мы не стремимся провести анализ экранизаций с их литературными источниками. Данное исследование коснется вопросов эстетической ценности и коммуникативного потенциала экранизаций на телеэкране, необходимости продолжения накопленного в системе национального кинематографа Узбекистана опыта создания кинотекстов по мотивам знаменитых и актуальных литературных произведений. В качестве объектов анализа мы выбираем киноэкранизации, наиболее часто демонстрируемые на телевидении Узбекистана.

Одной из приоритетных целей экранизации является донесение произведения писателя до широкой общественной аудитории. Но, вместе с тем, процесс создания экранизации всегда таил в себе опасность, поджидающую всех кинорежиссеров, рискнувших перевести произведение из одной системы искусств в другую. Эта опасность заключалась, прежде всего, в неотступном следовании и претворении литературного текста в кинотекст. В данном случае очень важно «умение увидеть социальные мотивы экранизируемого произведения и верно трактовать (вовсе не «исправлять» автора, не искажать его) их на экране» [1, с. 23]. Зачастую этот фактор решает судьбу экранизации.

Такая мастерская трактовка, интерпретация литературного материала создает самостоятельное художественное кинопроизведение, призванное выполнять одну из важнейших социальных функций — распространение культурного, эстетического наследия человечества в целом и его самых лучших образцов в частности.

Детальное изучение и создание новых экранизаций в наши дни, демонстрация их на телевидении, как массовом и обладающим широкой доступностью и распространенностью канале коммуникации, продиктована одним немаловажным фактором. «Поток экранизаций и, особенно, в виде сериалов на телевидении, привел к тому, что литературный текст теперь зачастую воспринимается через призму экранной культуры, а не читательской, и именно удачные экранизации стимулируют обращение зрителя к исходному литературному тексту» [2]. Ввиду подобных изменений активная позиция телевидения в сфере регулярных показов экранизаций на отечественных телеканалах кажется актуальным и весомым вкладом в сохранение и развитие национальной культуры и искусства Узбекистана.

Первой экранизацией в узбекском кинематографе принято считать фильм Я. Протазанова «Насреддин в Бухаре» по сценарию Л. Соловьева и В. Витковича (1943). Данная картина стала первой в ряде других кинопроизведений о фольклорном персонаже народов Средней Азии — «Похождения Насреддина» («Узбекфильм»), «Насреддин в Ходженте», «12 могил Насреддина», «Первая любовь Насреддина» («Таджикфильм») [1, с. 21].

Пройдя исторический путь длинною в 70 лет, «Насреддин в Бухаре» не утратил своей актуальности и в наши дни. Причины этого феномена кроются в кропотливой работе режиссера, сценаристов и исполнителя главной роли (Л. Свердлов) над изучением и воспроизведением обычаев, традиций и быта узбекского народа той эпохи. Еще одним объективным фактором этой долгоиграющей популярности может служить жанр, в котором была создана лента. Комедия всегда была более универсальным и мобильным жанром, пользующимся успехом у любой зрительской аудитории. Возможно, именно это обстоятельство и вызывает большой интерес у телеаудитории даже сейчас.

В 1945 году на экраны выходит картина «Тахир и Зухра» — вторая по счету экранизация. И снова авторы сценария С. Абдулла и А. Спешнев обращаются к народному творчеству. В основе фильма лежит романтический народный эпос. Профессиональная игра актеров под чутким руководством основоположника отечественного кинематографа Наби Ганиева позволила создать еще одно произведение искусства, вошедшее в классику узбекского кино и радующее телезрителей по сей день.

Вдохновленный совместным творчеством с Я. Протазановым и В. Витковичем, Н. Ганиев продолжает работу над темой о Ходже Насреддине и в 1946 г. в свет выходит лента «Похождения Насреддина». В этот раз мы видим первозданный образ Насреддина, с точно выверенными и отшлифованными чертами характера, присущими любимому персонажу народного фольклора. В отличие от первого фильма, где Насреддин выступал неунывающим оптимистом, весельчаком и истинным возмутителем спокойствия, второй фильм об Афанди раскрывает в нем иные грани. «Он предстает не только другом бедняков, но и своеобразным философом, дальновидным политиком, тонким психологом. Цель Насреддина — сделать озеро, достоянием жителей кишлака, лишив прав на него амбициозного, жадного Агабека» [3, с. 186].

К сожалению, 40-е годы явились тяжелым испытанием для узбекского игрового кинематографа. По стране сокращается производство игрового кино, закрываются киностудии, режиссеры остаются без работы. «Это, в общем, был откровенный произвол власти над киноискусством… который скажется на фильмах 50-х гг., когда вновь было разрешено ставить игровые ленты» [3, с. 187]. Узбекский кинематограф, весь приобретенный опыт и заслуги которого были сведены практически к нулю, начал черпать вдохновение из альтернативных источников, обратившись, прежде всего, к литературному, театральному и музыкальному искусству.

В 50-е годы узбекское кино вступает в новый этап своего развития. Кинематографисты, которым необходимо было восстановиться после долгих лет творческого простоя, в поисках интересных сюжетов обращают свои взоры на произведения отечественной и зарубежной литературы. Результатами творческого сотрудничества этих разных по своей сути видов искусств станут такие ярчайшие киношедевры, как «Священная кровь» (1956) Л. Файзиева, «Дочь Ганга» (1961) Х. Ахмара, «Ташкент — город хлебный» (1967) Ш. Аббасова и «Минувшие дни» (1969) Ю. Агзамова.

Экранизация «Священная кровь» по роману Айбека повествовал о плачевном положении узбекских дехкан в конце 19 — начале 20 вв. Его события и герои «были открыто политизированы и основаны на острых конфликтах классовой борьбы» [3, с. 189]. Данная талантливая работа востребована на телевидении и у зрителей и в наше время.

Первая телевизионная экранизация узбекского кинематографа — «Дочь Ганга» — была создана по мотивам романа «Крушение» Р. Тагора (автор сценария — А. Гинзбург). Экранизация «Дочь Ганга» акцентирует внимание зрителей на античеловечных традициях старой жизни, вековечных предрассудках, мешавших людям обрести свободу и счастье [4, с. 24]. Старая традиция, запрещавшая жениху и невесте видеться до свадьбы, вследствие которой довольно часто возникали путаницы и неловкие ситуации, когда-то имела место и в жизни узбекского народа, не раз обыгрываясь и в отечественных фильмах («Чимилдик» (1999) М. Абзалова, «Минувшие дни» (1969) Ю. Агзамова).

Именно этот древний обычай стал для Р. Тагора той основной нитью, на которую нанизывались эпизоды романа, героями которого являлись две молодые супружеские пары — Ромеш и Сумила, связанные брачными узами по воле родителей, и Налинакха с Камолой, которых соединила любовь. Однако жестокие коррективы, внесенные в судьбы героев внезапной бурей, заставшей их во время плавания на лодках по реке Ганг и унесшей жизнь Сумилы, спутывают все карты. Выброшенные на берег и незнакомые друг другу Ромеш и Камола по ошибке считают себя супругами. Впрочем, проницательный Ромеш очень скоро догадывается, что Камола не является его женой и пытается всеми способами отстранить от себя девушку, чтобы воссоединиться со своей истинной возлюбленной — Хемнолини. Камола, нечаянно раскрывшая правду, по доброй воле покидает дом человека, которого принимала за своего мужа, и отправляется на поиски своего счастья. И, лишь пройдя ряд жизненных испытаний, отважная Камола, наконец, встречает свою настоящую любовь.

Творческому коллективу создателей фильма и актерам блестяще удалось передать дух не только произведения индийского романиста, но и великолепно воспроизвести атмосферу, характерную индийским фильмам. Успех этой картины был предопределен в связи с огромной в те годы любовью нашей телеаудитории к индийскому кино. Вместе с тем, эта тяга к индийскому кинематографу не прошла и сейчас, что доказывает большое обилие, включенных в программу телеканалов, индийских фильмов.

Одной из самых удачных и талантливых экранизаций за всю историю узбекского кинематографа, бесспорно, является «Ташкент — город хлебный» Ш. Аббасова, снятый по повести русского писателя А. Неверова. Это во всех смыслах мощное кинопроизведение, посвященное теме голода 1921 года в Поволжье, теме становления характера у мальчика Миши Додонова, отправившегося в дальнюю и опасную дорогу из родного края в Ташкент, чтобы привезти голодающей родне немного хлеба. Сильная режиссура Ш. Аббасова, драматургия А. Михалков-Кончаловского, операторское искусство Х. Файзиева и натуральная актерская работа В. Воробья подарили этой экранизации долгую жизнь на телеэкране и актуальную в любые времена художественную ценность.

Как и вышеописанное кинопроизведение, экранизация «Минувшие дни» по мотивам широко известного романа узбекского классика А. Кадыри внесла большой вклад в развитие узбекского киноискусства. В целом, романы талантливого узбекского прозаика экранизировались четыре раза: два раза роман «Минувшие дни» (Ю. Агзамов, 1969; М. Абзалов, 1998) и два раза роман «Скорпион из алтаря» («Побег из тьмы», Ю. Агзамов, 1973; и телевизионный сериал «Скорпион из алтаря», М. Мухамедов, 1998). Однако гордиться долгой жизнью и не проходящей популярностью может только самая первая и самая успешная экранизация.

В экранизации 1969 года полная, достоверная характеристика особенностей времени и событий, происходящих в романе, чудесным образом переплетается с судьбами главных героев — Отабека и Кумуш, ставших жертвами различных обстоятельств, мешавших им быть вместе. В фильме же 1998 года, к сожалению, не удалось совместить политическую тематику романа с романтической линией, которая так сильно привлекает обычную зрительскую аудиторию. Видимо, это и стало основной ошибкой создателей, стремившихся усилить описание политической и социальной сторон романа.

«В 70-е годы в узбекском киноискусстве ведущее место заняла тема современности. В экранизациях поднимались вопросы воспитания чувств, становления человека-гражданина, духовного возмужания личности» [5]. Однако отметить качественные работы среди экранизаций 70-х годов очень трудно. Единственным прорывом этих лет, вызывающим стойкий интерес и в наши дни, можно, пожалуй, назвать экранизацию, созданную по мотивам повести Г. Гуляма «Озорник» Д. Салимова. Фильм с аналогичным названием продолжает тему становления личности. Главный герой романа — мальчишка-подросток, сбежав из дома, попадает в различные жизненные передряги, воспитывающие в нем ответственного и мудрого юношу. Экранизация «Озорник» продолжает свою экранную жизнь на телевидение, просвещая молодое поколение страны.

Пик создания экранизаций в узбекском кинематографе пришелся на 80-е годы (почти треть от общего объема), однако количество не перешло в качество, которое оставляло желать лучшего. Наиболее жизнеспособной из этих работ оказалась лишь картина «Бунт невесток» (1984) М. Абзалова по пьесе С. Ахмада. Живой, комедийный фильм с острой бытовой коллизией, противоборством старых и новых взглядов, старшего и младшего поколения моментально и надолго завоевал народную любовь. «Фильм имел огромный успех у зрителей, так же, как и «Железная женщина» (1990) молодого узбекского режиссера И. Эргашева, созданная по мотивам одноименной пьесы Ш. Башбекова» [5].

Переходный период — конец 80-х — начало 90-х гг. — отразился в продукции отечественного кинематографа темами одиночества, меланхолии, душевных страданий и поисков места в стремительно меняющемся мире. Новое поколение кинематографистов — Ю. Разыков, З. Мусаков, А. Шахобиддинов, Ё. Туйчиев, Х. Насимов — обращаются к проверенному временем литературному материалу. Две экранизации — «Ёдгор» (2003) Х. Насимова по повести Г. Гуляма и «Тюльпан на снегу» (2003) А. Шахобиддинова и Ё. Туйчиева по повести Чулпана — повествуют о событиях начала прошлого века.

«Долина моих отцов» (1998) Ш. Аббасова по роману Т. Мурада (автор сценария Ш. Аббасов и М. Туйчиев) продолжает историческую тему в направлении экранизаций, на этот раз, повествуя о трагических судьбах членов четырех поколений одной семьи, живших в годы становления, развития и упадка советской системы. Шухрат Аббасов поистине талантливый кинотворец, как никто другой смог отразить на примере нескольких человеческих судеб общую картину времени. Особенно пронзительны образы героинь фильма, «в чьих судьбах отразились разные этапы истории их народа. Время, Система не пощадили их… сломав их судьбы» [3, с. 124].

Литература — и отечественная, и зарубежная — внесла огромный вклад в развитие кинематографа Узбекистана, обогатив его фильмофонд своими лучшими образцами. При всем том, что многие произведения узбекской литературы были экранизированы, мы не можем не заметить, что кинематографисты упускают из виду такие всемирно известные литературные творения как, например, «Пятерица» А. Навои и «Бабурнаме» З. М. Бабура. Объективные причины того неизвестны, но вполне объяснимы: недостаточное финансирование не позволяет взяться за столь крупные проекты, а если даже бюджет для подобных картин выделяется, то он не соответствует размаху таких работ и это, несомненно, отражается на художественной и эстетической составляющих исторических экранизаций. Хотя и из сложившейся ситуации мог бы быть найден достойный выход.

Примеры имеются в зарубежном кинематографе. Взять хотя бы фильмы, недавно продемонстрированные по российскому телеканалу «Премьера» — «Кориолан» (реж. Рэйф Файнс, сцен. Джон Логан, 2010) и «Много шума из ничего» (реж. и сцен, Джосс Уидон) по одноименным произведениям В. Шекспира, действие в которых перенесено из исторического прошлого в наши дни. Подобный подход мог бы помочь достичь сразу нескольких целей: оживить кинопроцесс, привлечь большее внимание современной молодежи к культурному наследию предков, заложить основы создания крупномасштабных проектов, как в кино, так и на телевидении, которые предоставили бы современному телезрителю возможность ознакомиться с лучшими образцами мировой и отечественной литературы.

Завершая данную статью, особо стоит выделить роль телевидения в процессе популяризации экранизаций среди зрительской аудитории. Именно телевидение (в частности телевидение Узбекистана) взяло на себя роль репродуктора таких видов аудиовизуальных текстов, как старые экранизации, телевизионные, документальные, научно-популярные фильмы.

Универсальная цепочка «Литература — кино — телевидение — зритель — читатель», в которой ключевую роль играет ТВ, стимулирует интерес аудитории, заставляет зрителя обращаться к литературному источнику, возвращает читателя литературе, тем самым возрождая культуру чтения, значительно ослабившую свои позиции с приходом новых информационных технологий и моделей коммуникации.

Литература:

1.         Акбаров Х. И. Литература и развитие кинематографии республик Средней Азии: Автореф. дис. док. фил. наук. Ташкент, 1983.

2.         Арутюнян С. М. Экранизация литературных произведений как специфический тип взаимодействия искусств. Автореф. дис. кан. фил. наук. М., 2003. [Электронный ресурс] URL: http://www.dissercat.com/content/ekranizatsiya-literaturnykh-proizvedenii-kak-spetsificheskii-tip-vzaimodeistviya-iskusstv (дата обращения: 03. 06. 2014)

3.         Абул-Касымова Х. Кино в системе зрелищных искусств Узбекистана. В кн.: Зрелищные искусства в системе художественной культуры Узбекистана ХХ века. Т. 1. Ташкент, 2008.

4.         Хайтматова С. А. Становление и развитие телевизионного художественного кино в Узбекистане: Автореф. дис. кан. иск. Л., 1987.

5.         Хамраева Р. Литературные произведения на экране // San’at. — 2010. — № 4. [Электронный ресурс] URL: http://www.sanat.orexca.com/rus/archive/4–10/rokia_hamraeva.shtml (дата обращения: 02. 06. 2014)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle