Библиографическое описание:

Новикова В. Н., Баскова Л. Ю. Баренцев Евро-Арктический регион: традиции женского воспитания и образования // Молодой ученый. — 2014. — №17. — С. 524-527.

В статье рассматриваются традиции женского воспитания и образования на Севере Европы. Особое внимание уделяется положению женщины на Архангельском Севере и в Швеции XIXвека.

Ключевые слова:развитие женского образования, традиционное воспитание, северные страны, семья, идеал воспитания

Россия, как и весь мир, живет в эпоху социально-экономических перемен. Современный этап развития страны характеризуется различными тенденциями как негативного, так и позитивного характера. Отмечается возрастание роли женщины в общественной жизни, рост национального самосознания, усиливается роль религии. Вместе с тем, происходит снижение общекультурного уровня населения, возникают межнациональные конфликты, снижается ценность человеческой жизни. В условиях усугубляющегося кризиса особое внимание исследователей привлекает поиск ценностных оснований для разработки модели устойчивого развития общества, с учетом специфики региональных социокультурных традиций. Аккумулируя особенности уклада, образа жизни, традиции и культуру того или иного региона, образование и воспитание служат гарантом, и, в тоже время, критерием его устойчивого развития. Особая роль, в этом отношении, принадлежит образованию и воспитанию женщин.

Научный интерес к изучению данной проблемы подтверждается наличием защищенных диссертационных работ (Н. В. Голикова, А. Е. Демидовская, С. В. Заозерская, М. А. Калинина, Т. В. Касимова, С. С. Щекина, и др.), посвященных анализу историко-педагогического опыта воспитания с позиций взаимовлияния этнопедагогических культур. В проведенных исследованиях доказано, что в большинстве северных стран образование и воспитание человека основывались на системе нравственных ценностей: ценность семьи как основы жизнеустройства; ценность нравственных качеств личности; ценность знания и труда, честность и коллективизм как ведущие принципы построения межличностных отношений и т. д. Центральное место в этой системе занимало глубокое уважение к женщине в силу ее предназначения в формировании нравственности общества и семьи. Образ женщины как хранительницы семейных традиций имел большое педагогическое значение, так как являлся основой семейного воспитания, определял образ жизни, передачу подрастающим поколениям производственного, духовного, в том числе и педагогического опыта, накопленного предшествующими поколениями [2, с. 49–53]

Анализ архивных материалов, историко-педагогических условий показал, что к XIX веку в большинстве стран Европейского Севера сложились своеобразные социокультурные условия для развития образования и воспитания, как в целом, так и женского, в частности. К данным условиям могут быть отнесены: промысловая специфика экономики, обусловившая долгое отсутствие мужчин в доме; развитие морской торговли; тесные связи между странами Скандинавского региона, объяснявшиеся близостью расположения, общностью исторических и культурных традиций; совместное сосуществование представителей разных конфессий (помимо православных здесь проживали представители римско-католического, евангелическо-лютеранского, иудейского и магометанского вероисповеданий); распространенность грамотности (например, по данным переписи 1897 г. процент грамотных женщин Архангельской губернии составлял в селах — 8,6 %, в городах — 43,4 %); особое уважение, которым пользовалась женщина, ее высокий нравственный авторитет и т. д. Так, в работах И. С. Кона указывается, что на Русском Севере жесткий патриархальный порядок всегда сочетался с феминным национальным характером и синдромом «сильной женщины» [6]. С одной стороны, она находится в зависимом положении от мужа или отца, чьей воле должна беспрекословно подчиняться, с другой — сохранялась роль «большухи» в крестьянских семьях, которая пользовалась авторитетом у остальных членов семьи. Согласно исследованиям Т. С. Буториной, С. Ю. Мосягиной, С. С. Щекиной, в ряде регионов, в том числе в Поморье, «женщины и девушки в решении хозяйственных и бытовых дел были самостоятельнее, чем в других районах дореволюционной России». Женщина «была не просто хранительницей домашнего очага, быта, а воспринималась олицетворением всех нравственных достоинств» [8, с. 13].

XIX век, как в России, так и в большинстве северных европейских стран, ознаменовался развитием женского образования, позволил участвовать в общественных мероприятиях, осваивать новые специальности. Основной задачей женского образования являлось «воспитание добрых жен и полезных матерей семейств», что нашло отражение в содержании образования, его гуманитарной направленности, обязательном обучении рукоделию и ведению домашнего хозяйства, как в светских, так и в духовных женских учебных заведениях. К концу XIX в. содержание цели женского образования становилось все более широким и ориентировалось на развитие личности женщины, ее подготовку к профессиональной деятельности. Яркой иллюстрацией этого тезиса может служить анализ деятельности двух наиболее крупных учебных заведений г. Архангельска: Мариинской женской гимназии и епархиального училища. Основу воспитания в Мариинской женской гимназии составляло духовно-нравственное совершенствование личности, включавшее формирование религиозных и патриотических чувств, приобщение к труду, культурным ценностям, здоровому образу жизни. На уроках рукоделия гимназистки приобретали знания, умения, навыки, необходимые в будущей семейной жизни; воспитывались трудолюбие, аккуратность, усидчивость.

Целью создания епархиального училища было образование «девиц духовного звания — будущих жен священников, матерей семейств», «чтобы отсюда выходили образованные жены священнослужителей епархии и помощницы им в деле народного учительства» [4, с. 63]. Нравственное воспитание было призвано укреплять воспитанниц в сознании безусловной обязательности евангельского нравственного закона. В девочках воспитывали вежливость, скромность, почтительность перед старшими, дружелюбие и искреннее обращение с подругами, ласковость и снисходительность к младшим и слабым [4, с. 89].

Преобладание крестьянского населения в большинстве стран северной Европы, решающее влияние традиций, уклада жизни сельской семьи на общественное сознание обусловили интерес ученых к изучению региональной и национальной специфики воспитания девочек (девушек), принадлежащих к данному сословию.

Общность ценностных оснований женского воспитания в разных странах доказывается в ряде исследований. Так, в работе Н. В. Голиковой показано, что воспитание девочек в крестьянской семье Олонецкой губернии базировались на идеалах христианской жизни: любви к Богу и ближнему как самому себе. Вступление в брак рассматривалось как неизбежность, как моральный долг перед Богом, семьей и родом. Женщина без мужа не имела самостоятельной ценности. Согласно народным воззрениям, основным качеством, определявшим характеристику женщины-хозяйки в Олонецкой губернии, являлось трудолюбие. Семейное воспитание девочки осуществлялось в соответствии с идеалом женственности, выраженном в эстетических категориях. Воспитание эстетикой быта с детства приобщало к нравственным ценностям: женщина — хранительница рода и семейных традиций. Основное внимание уделялось формированию умения воспринимать, творить красоту; наиболее востребованными были такие характеристики женщины-матери как верность, уважение к отцу, мужу и старшим, чадолюбие, милосердие, жертвенность [3].

Специфика женского воспитания в скандинавских странах отражает исторически сложившийся уклад и образ жизни крестьянской семьи, систему ценностей, близких по содержанию традициям воспитания на Русском Севере. М. А. Калинина указывает, что характерными чертами этнопедагогического идеала норвежской женщины являлись: чистота души, понятие чести, чувство свободы и независимости, высокое чувство справедливости и ответственность, способность к самопожертвованию ради семьи, к защите семейного очага и семейных традиций [1, с.32–33].

По мнению В. Н. Новиковой, в шведском обществе ценились физическая красота женщины, ее ум, гордость, иногда даже заносчивость, решительность, практическая сметка и умения. Главными женскими качествами, которыми должна была обладать добропорядочная жена, наряду с честностью, чистотой сердца и мыслей, считались целомудрие и добродетель. В систему ценностей в свете христианской идеологии Лютера, как для мужчины, так и для женщины входили Набожность, Вера, Надежда, Усердие, Щедрость, а также самая важная и наиболее ценная добродетель — Верность супругу или супруге.

Отношения в крестьянской семье базировались на безусловном авторитете мужа. Однако, такие «типично мужские» качества как ум и сообразительность и у женщин не считались предосудительными, их поддерживали и восхваляли до тех пор, пока она проявляла их в помощи мужу, пока жена не претендовала на первенство в семье. Согласно церковным предписаниям именно от добродетельных взаимоотношений мужа и жены зависел порядок, единство взглядов и спокойствие в семье. Независимая, непокорная, строптивая жена бросала вызов, прежде всего, церковным заповедям, нарушая единодушие, мир и согласие в доме. Таким образом, ответственность за духовное единство, эмоциональную близость семьи целиком лежала на женщине.

Как и в большинстве северных стран, центральную позицию шведская женщина занимала в домашнем хозяйстве. Искусно управляя делами, хозяйка могла заслужить авторитет в семье, уважение среди соседей и добрую репутацию в приходе, поэтому главное внимание в воспитании девочек уделялось практике ведения хозяйства. Достижения в работе во многом определяли домашний статус девушки (женщины). В этой связи, шведки были совершенно самостоятельны в экономических делах: они брали и отдавали в займы, покупали и продавали имущество без вмешательства со стороны супругов. Несмотря на то, что данная ситуация противоречила нормам закона, она была вызвана повседневной необходимостью, отсутствием мужчин в долгих поездках на ярмарки, их занятостью ремеслами и рыбной ловлей. Таким образом, шведская крестьянка выступала как правомочный член общества, обладала повышенным уровнем правоспособности, независимости и самостоятельности [7].

Сходное ценностное содержание традиций женского воспитания обнаруживается в немецкой народной педагогике. Ключевой педагогической идеей семейного воспитания являлся идеал добродетельной матери: жены, воспитательницы детей и хорошей хозяйки дома. В качестве ведущих определялись морально-нравственные составляющие женского характера (целомудрие, скромность, сдержанность, любовь к порядку и т. д.); комплекс важных для женщины приобретенных знаний и умений (в области ведения домашнего хозяйства, музыки, литературы, искусства, иностранных языков); требования, предъявляемые в отношении физического развития. Большое значение придавалось реализации женщиной социальных ролей по отношению к обществу и семье [5, с. 163].

Таким образом, северная женщина выполняла в семье основные социальные роли: жены — хозяйки — матери. Как от жены от нее ожидали верности, любви и уважения к супругу, поддержания гармонии в семейных отношениях. Роль хозяйки ассоциировалась с хранительницей домашнего очага, способной умело распоряжаться домашними ресурсами и осуществлять значительный вклад в бюджет семьи. Функция женщины как матери включала в себя рождение и заботу о детях, обучение их практическим навыкам, развитие физических и умственных способностей, необходимых в последующей трудовой и социальной деятельности.

Обобщая материалы исследований, посвященных женскому воспитанию и образованию в северных странах, следует отметить, что характерными чертами собирательного этнопедагогического идеала женщины являлись: чистота души, понятие чести, чувство свободы и независимости, мужественность и бесстрашие, высокое чувство справедливости и ответственности, способность к самопожертвованию ради семьи, к защите семейного очага и семейных традиций, трудолюбие и изобретательность. Созданный северными народами этнопедагогический идеал женщины способствовал формированию у девочек-девушек образцов поведения, норм человеческих взаимоотношений, понятий, представлений о себе, рядом живущих, добре и зле; сохранению основных общечеловеческих ценностей, таких как Родина, Человек, Труд, Любовь, Семья. Сущностной чертой воспитания женщин выступала нравственная составляющая, отражающая как социальные роли женщины в семье и обществе, так и личностные черты матери, жены и хозяйки дома. Ведущими ценностными ориентирами женского образования и воспитания являлись христианские добродетели (любовь, милосердие, долготерпение, уважение и почитание ближних, радостное отношение к жизни и др.), идеи гуманизма, осознания уникальности каждого человека.

Таким образом, схожие черты социокультурной среды на Русском Севере, в Швеции и Норвегии, способствовали созданию во многом аналогичной культурно — духовной ценностной основы в традициях женского воспитания. Центральное место в них занимали такие смысложизненные вопросы, как нравственные качества личности, приоритет семьи, уважительное отношение к старшим и благоговейное отношение к женщине.

Литература:

1.      Буторина Т. С. Женское воспитание в норвежской крестьянской семье XIX века / Т. С. Буторина, М. А. Калинина. — М.: Изд-во Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2006. — 56 с.

2.      Буторина Т. С. Педагогическая регионология / Т. С. Буторина. — Архангельск: Изд-во АО ИППК РО, 2000. — 67 с.

3.      Голикова Н. В. Женское воспитание в крестьянской семье Олонецкой губернии второй половины XIX — начала XX века: учеб. пособие / Н. В. Голикова; М-во образования и науки РФ, ФГБОУВПО «КГПА». — Петрозаводск: Изд-во КГПА, 2012. — 60 с.

4.      Заозерская С. В. Развитие женского образования на Архангельском Севере во второй половине XIX — начале XX веков: монография / С. В. Заозерская, Т. С. Буторина. — Архангельск, 2007. — 164 с.

5.      Касимова Т. В. Идея добродетельной матери в педагогике Германии второй половины XVIII века: Дис. … канд. пед. наук / Т. В. Касимова. — Архангельск, 2002. — 196 с.

6.      Кон И. С. Сексуальная культура XXI века / И. С. Кон // Педагогика. — 2003. — № 4.

7.      НовиковаВ. Н. Традиции женского воспитания в народной педагогике Швеции XIX в. / В. Н. Новикова // Перспективы науки. — 2012. — № 9 [36]. — С. 41–45.

8.      Семья в современном социуме (конец XX — начало XXI вв.): Монография в 2-х частях / под ред. Т. В. Лодкиной. — Вологда: ИЦ ВГМХА, 2006. — Ч. II. — 294 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle