Библиографическое описание:

Чупаков Ю. В. Процессуальный статус следователя в уголовном процессе // Молодой ученый. — 2014. — №17. — С. 409-411.

Анализ основных позиций в понимании понятия «процессуальный статус следователя». Определение процессуальной самостоятельности следователя в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации. Авторское понимание понятия «статуса и самостоятельности следователя», необходимость его закрепления в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации.

Ключевые слова: следователь, статус следователя, процессуальная самостоятельность, предварительное следствие, уголовно-процессуальное законодательство, право обжалования, ответственность следователя

Для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей.

Наличие разного предназначения и различных функции, следователь и суд объединены общим назначением уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ).

Состязательная деятельность стороны обвинения в лице органов следствия, в следственном формате досудебного производства, имеет место там постольку, поскольку они выступают перед судом в качестве стороны в деле при решении вопросов, касающихся ограничения правового статуса лица, обвиняемого в совершении преступления, определяет предмет данного уголовного дела.

В настоящее время в науке уголовного процесса возникает спор о правовом положении следователя как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Некоторые авторы полагают, вопреки действующему УПК РФ, который относит следователя именно к стороне обвинения (статья 38 УПК РФ), что следователь не должен относиться к стороне обвинения.

Например С. Шейфер — процессуалист профессор, объясняя, почему следователь не должен выступать в уголовном процессе на стороне обвинения, указывает, что следователь «не может не испытывать состояния внутренней раздвоенности, сознавая себя, с одной стороны, субъектом уголовного преследования, обязанным собирать уличающие обвиняемого (подозреваемого) доказательства, а с другой — исследователем, вынужденным опровергать самого себя, устанавливая обстоятельства, несовместимые с обвинением» [10, с. 35].

А. Пиюк, также считает, — «что положения УПК РФ об отнесении следователя к стороне обвинения нелогичны» [7, с. 36].

В. Зажицкий, полагает, что следователь, только формирующий предмет судебного спора, не может быть стороной в уголовном процессе, а особенности процессуальной деятельности следователя не дают права называть его стороной в уголовном процессе [6, с. 46–47].

Более полно определяет функции следователя В. Быков, он подтверждает наше мнение — следователь на досудебных стадиях уголовного процесса в настоящее время выполняет такие процессуальные функции, как расследование преступлений, обвинение и разрешение уголовного дела (имеется в виду прекращение следователем уголовного дела) [3, с. 952–958].

По мнению Рябининой Т. К.: «Возникает парадоксальная ситуация — считают, что следователь должен быть самостоятельным и независимым, но от кого независим, не ясно. Следователь — обвинитель не может быть независим ни от прокурора, ни от руководителя следственного органа. Более того, в таком случае законодателю следовало бы более четко регламентировать полномочия каждого из них, скоординировав их деятельность, имеющую единую направленность, на выполнение задач, которые ставит перед ними государство и общество.

При таком подходе к деятельности следователя вполне разумным и рациональным видится введение единого Следственного комитета, независимо от того, при Правительстве РФ или Президенте РФ он будет состоять. Относиться он должен тогда к органам исполнительной власти» [5, с. 19].

Предварительное производство по уголовному делу в России продолжает сохранять следственную форму, но следует отметить, что элементы состязательности в нем имеются. Прежде всего, они проявляются в процедурах судебного контроля. В данных процедурах следователь вступает в правовые отношения с судом.

Исследование любой деятельности требует анализа ее внутренних системных связей. К тому же «деятельность представляет собой процесс, который характеризуется постоянно происходящими трансформациями» [8, с. 204].

По мнению Арутюна Вартанова: «… об основополагающем значении принципа процессуальной самостоятельности следователя в определении его статуса, выделяются элементы процессуальной самостоятельности следователя, регламентация которых способствует формированию процессуального статуса следователя» [4, с. 15].

Участники уголовного судопроизводства играет в нем определенную роль и каждый из них выполняет свое специальное назначение.

Следователь выступает в суде как представитель стороны обвинения, как должностное лицо органа предварительного расследования, которое возбуждает перед судом ходатайство с целью получения разрешения на реализацию процессуальных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан. В данном же качестве следователь выступает в судебном заседании, когда его решения, действия (бездействие) становятся предметом обжалования участниками процесса, чьи права и законные интересы были нарушены или поставлены под угрозу нарушения.

Однако Б. Безлепкин считает: «При наличии законных поводов и оснований следователь вправе возбудить уголовное дело своей подследственности, принять его к своему производству и приступить к производству расследования, самостоятельно определяя его направления соответственно выдвигаемым следственным версиям. Следователь самостоятельно решает, какие следственные действия необходимо произвести в целях собирания доказательств и кого вызвать для участия в этих действиях, в частности в допросах и очных ставках, кому поручить экспертное исследование и какие меры уголовно-процессуального принуждения (задержание, заключение под стражу, иные меры пресечения, наложение ареста на имущество, временное отстранение от должности и др.) подлежат применению, он вправе и обязан применить их или же возбудить перед судом ходатайство о принятии соответствующего решения, либо обратиться к начальнику следственного органа, в котором состоит на службе, за согласием и лишь после этого выполнить соответствующее процессуальное действие [2, с. 8].

А. Бабич приходит к выводу о том, что главным вопросом, подлежащим решению при анализе эффективности реализации следователем процессуальной самостоятельности в условиях осуществления судебного контроля на досудебных стадиях процесса, остается вопрос о влиянии контрольной деятельности суда на внутреннее убеждение следователя. Контрольные полномочия способны существенно скорректировать принятие следователем решений о проведении тех или иных процессуальных действий. Очевидно, в таких условиях ошибочность выводов суда может кардинально сказаться на ходе и результатах расследования по уголовному делу [1, с. 23].

Возникает вопрос, когда следователь выступает в суде в качестве свидетеля? Следователь сообщает суду и участникам судебного разбирательства сведения, касающиеся хода и результатов следственных действий, которые были проведены им в досудебном производстве, а также по факты, отраженные в материалах дела, которые были поставлены под сомнение другим состязающимся процессуальным участником.

Часто возникает вопрос о бремени доказывания в уголовном процессе. Следователь является стороной в деле, обладающей правами, предусмотренными ст. 240 УПК РФ, т. е. он является субъектом доказывания: вправе представлять доказательства в пользу принятия судом решения, удовлетворяющего его ходатайство, участвовать в исследовании доказательств, давать объяснения.

Следователь в отличие от прокурора не является субъектом права на принесение жалобы в кассационном (надзорном) порядке на постановление судьи об отказе в удовлетворении его ходатайства. В этом определяется ограниченность процессуального статуса следователя как участника судебной процедуры, самостоятельно отстаивающего процессуальные интересы следствия, но только в пределах судебного заседания.

Необходимо отметить, что вынесенное постановление судьи подлежит немедленному исполнению, хотя и может быть обжаловано сначала в апелляционном порядке, а потом в кассационном порядке.

Как свидетельствует практика, следователь может стать участником судебного заседания в суде апелляционной, кассационной инстанции, предметом которого является проверка законности, обоснованности решения нижестоящего суда. Выполняя ту же функцию и используя те же права, что и в суде первой инстанции, следователь, отстаивает свою позицию, изложенную в ходатайстве, или новую позицию, которая не может ухудшать положение обвиняемого.

Разрешения спорных ситуаций, возникших в связи с прекращением досудебного сотрудничества по инициативе следователя, прокурора, на наш взгляд, могут быть предметом судебного обжалования заинтересованных лиц. Постановление следователя о возбуждении ходатайства перед прокурором о прекращении досудебного сотрудничества, постановление прокурора о прекращении сотрудничества, а также отказ прокурора вынести представление в порядке ст. 317.5 УПК РФ может стать предметом судебного обжалования в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ. Учитывая данные ситуации, предметом судебного спора будет являться невыполнение одной из сторон условий соглашения.

Собранные следователем по уголовному делу доказательства, могут так же стать поводом оспаривания в правовых отношениях между следователем и судом. В суде в качестве свидетелей могут выступать должностные лица следственных органов. Примеры практики показывают, что это происходит все чаще: прокуроры, которые иногда плохо знают дело, суд, иные участники судебного разбирательства порой нуждаются в разъяснениях следователя по поводу фактических обстоятельств дела через проведение его допросов.

В настоящее время следователя в суде воспринимают скорее как свидетеля обвинения и в какой-то степени представителя стороны обвинения. Можно согласиться с мнением ученых, что следователь может давать показания по обстоятельствам, которые были установлены лично им в ходе следственных действий, т. е., он может давать показания по поводу протоколов следственных действий, иных составленных им процессуальных документов.

Можно считать правильным мнение о том, что пробелы протоколов следственных действий не могут быть восполнены последующими показаниями следователя, а также о желательности расширения практики устного представления сведений, изложенных в актах досудебного производства. Обстоятельства, связанные с выдвинутой стороной защиты версией о применении к подзащитному незаконного психического или физического насилия могут быть предметом судебных показаний следователя. Так же недопустимо передавать показания свидетеля, потерпевшего через показания следователя, проводившего их допрос. При наличии же первоначальных показаний самих свидетелей производные от них показания могут иметь место только при наличии существенных противоречий между их первоначальными словами (зафиксированными должностными лицами правоохранительных органов) и показаниями в суде. Однако следователь не вправе передавать суду содержание заявлений, сообщений лиц, которые не были официально получены в ходе допроса.

Должностным лицам правоохранительных органов не должна предоставляться возможность своими свидетельскими показаниями восполнять протоколы допросов обвиняемого или других документов, которые составлялись со слов обвиняемого в ходе предварительного расследования.

Последовательное развитие отечественного уголовного процесса в состязательном направлении приводит к превращению следователя в орган обвинительной власти, который вправе непосредственно сообщать суду факты, непосредственно установленные им в ходе досудебного производства по делу.

Обобщая исследованный материал, можно сделать вывод, что специальное назначение и роль следователя заключаются во всестороннем, полном и объективном выяснении, исследовании всех обстоятельств уголовного дела, подлежащих установлению и доказыванию, то есть в расследовании.

Таким образом, уголовно-процессуальная функция следователя — это расследование, в котором ведущими направлениями его уголовно-процессуальной деятельности являются уголовное преследование, трансформируемое в обвинение после вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также защита прав и свобод участников предварительного следствия (ст. ст. 9, 10, 11 УПК РФ). Кроме того, следователь обязан выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений (ч. 2 ст. 158 УПК РФ).

Таким образом, реализуя уголовно-процессуальную функцию расследования, следователь тем самым выполняет свое социально-правовое назначение.

Литература:

1.      Бабич А. В. Процессуальная самостоятельность и независимость следователя как основа его статуса в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис.... канд. юрид. наук Бабич А. В. / — Саратов, 2012. — 28 c.

2.      Безлепкин Б. Т. Краткое пособие для следователя и дознавателя. М.: Проспект, 2011. — 153 с.

3.      Быков В. М. Процессуальные функции следователя в уголовном процессе России // Право и политика. — 2012. — № 6. С. 1079–1085.

4.      Вартанов А. Р. Проблемы процессуальной самостоятельности следователя по УПК РФ: автореф. дисс. … к.ю.н. Вартанов А. Р. / Краснодар, 2012. — 22 с.

5.      Драпкин Л. Я., Шуклин А. Е. Следователь: профессиональная характеристика и основные методы деятельности // Российский юридический журнал. — 2011 — № 1. — С. 203–210.

6.      Зажицкий В. И., О процессуальном положении следователя // Государство и право. — 2011. — № 6. — С. 41–51.

7.      Пиюк А. В., Правовое положение следователя в современном уголовном процессе России // Российская юстиция. — 2011. — № 3. — С. 33–37.

8.      Рябинина Т. К. Следственный комитет или судебный следователь?//Уголовное судопроизводство. — 2011. — № 1. — С. 17–21.

9.      Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон № 174-ФЗ от 18 декабря 2001. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

10.  Шейфер С. А., Российский следователь — исследователь или преследователь? // Российская юстиция. — 2010. — № 11. — С. 34–36.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle