Библиографическое описание:

Бариева А. А. Общественное здоровье как фактор социального потенциала // Молодой ученый. — 2014. — №17. — С. 559-560.

Проблема раскрытия содержания понятия “социальный потенциал”, анализа структуры, уровней, субъективных факторов и объективных условий его развития в отечественной науке имеет свою, давнюю историю. Отечественные традиции связаны, прежде всего, с рассмотрением социального потенциала как особого рода диалектической «тотальности» — целостной, многоуровневой и многокомпонентной системы и, соответственно, признанием сложности, комплексного характера рассматриваемой проблемы. Проблеме социального потенциала изначально присущ существенно междисциплинарный, интертеоретический характер, выражающийся в том, что она находится на “стыке” разных обществоведческих дисциплин, прежде всего, таких как социология и экономика [1, с.36].

Поэтому принимаемая в отечественной литературе стратегия — методология исследования — состоит в первоначальной формулировке предельно общих, социально-философских, позиций для того, чтобы исследовать проблему с максимальной полнотой и ничего из поля зрения исследователя не упустить — в особенности сложные и часто неявные связи и отношения между различными уровнями и компонентами социального потенциала. Затем, после уточнения концептуальных основ, по мере перехода к более специальным, конкретным областям используемый понятийный аппарат может постепенно конкретизироваться, нисходя до уровня эмпирических понятий. Именно такой подход, т.н. «восхождение от абстрактного к конкретному», когда «конкретное потому конкретно, что является единством многих определений» (Г.В. Ф. Гегель), позволяет в максимальной степени учесть междисциплинарный характер рассматриваемой проблемы и не растерять связей и отношений между факторами и предметными областями исследуемого объекта.

В соответствии с отечественной традицией, в основу теоретико-социологического анализа категории «cоциальный потенциал» должен быть положен деятельностный подход [3, с. 472]. Последний активно разрабатывался не только в отечественной, но также и в зарубежной социологической теории. Об этом свидетельствует как определение исходной категории «социальное действие» Максом Вебером, так и развитие такой влиятельной парадигмы западной социологии ХХ века как «структурный функционализм» Т. Парсонса и Р. Мертона с его «теорией социального действия».

Как в отечественной литературе, так и за рубежом деятельностный подход исходит из придания социально-философской категории «деятельность» статуса «объяснительного принципа», т. е. придания ей структурно развернутого выражения через категории «цель», «средство» и «результат». Согласно деятельностному подходу, в целостности, «тотальности», образованной тесной связью между сущностью и явлением, цель «пронизывает» собой каждый элемент, данный нам в настоящий момент. Цель не отделена от средств, которые она структурирует, поскольку и она, со своей стороны, постоянно структурируется ими. Как на уровне деятельности-объекта, так и на уровне познавательного субъекта цель и средства ее достижения образуют единство, неразрывную тотальность, структурированную по отношению к множественному субъекту.

Хорошо известно, что активность человека выполняет две основные, и во многих отношениях альтернативные, функции. А именно:

1)      преобразуя мир, она служит средством удовлетворения основных потребностей человека;

2)      она же является средством выражения самой личности. Поэтому первую из указанных функций выполняет деятельность, а вторую — само поведение человека, понимаемое в узком смысле этого слова. Для рассматриваемого нами деятельностного подхода характерно рассмотрение деятельности и поведения не как отдельных актов, а в качестве двух дополнительных аспектов, «моментов» единой социальной активности человека. Последняя поэтому не может быть выявлена как некоторая активность «в себе», но лишь «через» деятельность и поведение

Соответственно, согласно «деятельностной» картине социальной реальности, человеческое сознание производно как от человеческой деятельности, так и от социальных взаимосвязей, возникающих в ее результате.

Кроме деятельностного, для выявления структуры социального потенциала необходимо применять также и системный подход. Применение системного подхода исходит из утверждения, согласно которому компоненты социального потенциала, как факторы социальной активности, должны образовывать систему, т. е. некоторую целостность, свойства которой не сводятся к свойствам составляющих ее элементов. Более того, именно системный подход требует рассматривать социальный потенциал как сложную — многоуровневую и многокомпонентную — систему.

Поэтому социальный потенциал региона обычно трактуется, в рамках отечественной традиции, как система элементов, непосредственно определяющих социальную активность населения данного региона и детерминирующих возможности получения его населением социально-значимых результатов в основных сферах социума — трудовой, социально-политической и духовной.

Те или иные факторы социальной активности обычно относят к компонентам социального потенциала — в зависимости от того, приводит ли их воздействие на социальную активность к получению социально-значимого результата, или нет. В силу того, что последний носит конкретно-исторический характер, сам социальный потенциал также может и должен изменяться от одной эпохи к другой.

Выделить факторы, оказывающие доминирующее воздействие на социальный потенциал, в общем случае, раз и навсегда, однозначным и бесспорным образом нельзя. Но деятельностный подход с его акцентом на решающей роли субъективной человеческой практической деятельности свидетельствует о том, что выделение этих доминирующих факторов конкретно — исторично и зависит от практических проблем, в решении которых задействован исследователь.

В конечном счете, рассматриваемый через призму деятельностного подхода, социальный потенциал — это интегральная характеристика нереализованных (пока еще) разнообразных возможностей изменений социальной действительности. В силу того, что активность человека проявляется в двух основных аспектах — деятельности и поведении — обычно в отечественной литературе выделяют, по меньшей мере, два элемента социального потенциала. Первый из них относится к деятельности, а второй — к поведению.

Первый элемент социального потенциала описывает факторы и условия социальной активности, находящие свое выражение в деятельности, а второй — факторы активности, связанной с поведением человека. Поэтому первая часть социального потенциала описывает объективно существующую данность, которая уже обнаружена как реализующаяся в деятельности, как совокупность человеческих способностей, которая уже имеется в наличии.

При этом вторая часть характеризует те человеческие способности, которых еще нет, но которые с весьма большой долей вероятности могут появиться [2, с. 20].

Первую часть принято называть наличным социальным потенциалом, а вторую — перспективным. Все части социального потенциала, как факторы социальной активности, образуют определенные подсистемы, т. е. составляют некоторые целостности, свойства которых не сводятся к свойствам образующих их элементов.

Социальная активность охватывает все основные сферы социального бытия — труд, общественно-политическую деятельность и духовное производство. Поэтому, в зависимости от сферы реализации социальной активности, социальные потенциалы подразделяются на три идеальных типа — трудовой, общественно-политический и духовный. Это означает, что в «чистом» виде эти потенциалы существуют лишь в абстракции. В реальности, «на самом деле», в реальном социальном потенциале все они присутствуют лишь как его «моменты» и могут быть отнесены к тому или иному идеальному типу лишь, в конечном счете, к тому моменту, который является в данной ситуации преобладающим.

Социальный потенциал является характеристикой возможностей социальных ресурсов в удовлетворении определенных общественных потребностей. Например, необходимо различать понятия «трудовой потенциал» и «трудовые ресурсы»: трудовые ресурсы — носители трудового потенциала. Трудовой потенциал — это характеристика возможностей трудовых ресурсов в удовлетворении общественных потребностей.

Аналогично, в контексте социального потенциала общественное здоровье приобретает черты «потенциала здоровья». Поэтому в этом контексте необходимо различать понятия «потенциал здоровья» и «ресурсы здоровья», которые являются носителями потенциала здоровья. Потенциал здоровья — это характеристика возможностей членов данного социума удовлетворять свои потребности в сохранении и приумножении физического и духовного здоровья. Потенциал здоровья — это характеристика возможностей удовлетворения естественных человеческих потребностей в здоровье и в достижении соответствующего качества здорового образа жизни. Последний характеризуется прежде всего стилем человеческого поведения и такими его компонентами как ценности, нормы и образцы поведения.

Литература:

1.      Кушбоков А. К. Социальные проблемы формирования трудового потенциала предприятий в условиях перехода к рыночным отношениям: Автореф. дисс.... канд. социол. наук.- Спб.,1993.

2.      Нугаев М. А., Нугаев Р. М. Социальный потенциал региона. Концептуальные основы исследования // Научные труды ИСЭПН АНТ, том 1. — Казань, 1995.

3.      Социология в России / Под ред. В. А. Ядова. — М.: Изд-во института социологии РАН, 1998. — С. 472–495.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle