Библиографическое описание:

Мирсаидов С. А., Атамулоев Х. Г. Рента в системе организационно-экономического механизма землепользования // Молодой ученый. — 2014. — №16. — С. 276-278.

Как показывает история землепользования при правильном использовании земель, она не изнашивается. Вместе с тем, в ходе управления земельными ресурсами и принятия мер по эффективному использованию необходимо учитывать процесс воспроизводства земельных ресурсов является уникальными. Как и другие виды физического капитала земля подвергается износа, который представляет собой процесс вынос из почвы питательных веществ, т. е. полезных компонентов (минеральных и органических). Другим словам, эти процессы, т. е. вынос питательных веществ, происходит в результате выращивания различных растений [1]. Но, качества земель определяется и структурой почвы, ее механическим, водным и воздушным составами и т. д. Следовательно, в процессе воспроизводства продуктивности земель наряду с восполнением выносимых растениями питательных веществ, необходимо принять меры, направленные на исправление отклонений от нормы структуры почвы, ее механического, водного и воздушного составов. В условиях рыночной экономики, земля наравне с другими факторами производства вовлекается в процесс производства с целью получения факториального дохода, т. е. рента. В этом процессе хозяйствующие субъекты, стремясь все больше извлечь полезности (доход) от использования земель, часто забывают о повышении плодородия земель. Поэтому для устойчивого землепользования и улучшения качества плодородия земель, выступающих как основной фактор обеспечения продовольственной безопасности страны, требуется адекватные, хорошо отлаженные, организационно-экономические механизмы воспроизводства продуктивности земель. Организационно-экономические механизмы являются одним из элементов системы рыночного регулирования земельных отношений. В основе экономического регулирования землепользования лежат рентные отношения, отражающие совокупность отношений связанных с получением, присвоением и использованием этого факториального дохода. И, в этом процессе происходит экономическая реализация собственности на земли сельскохозяйственного назначения. Земельная рента, как и понятия цены, прибыли, банковского процента является одним из основополагающих факторов в аграрной рыночной экономике. Любой предприниматель, работающий в отраслях сельского хозяйства, будет заинтересованным, в получении прибыли от вложенного капитала. Но вместе с тем, они с целью получения дополнительного дохода, стремятся выбирать для производства сельхозпродукций выгодные участки земли. Как известно, земельная рента входит в структуру цен сельхозпродукций и становится источником дополнительного дохода, благодаря лучшему качеству и использованию земли как ограниченного природного ресурса, присущими каждому участку уровнем плодородия и преимуществам и местоположения.

Классики экономической науки выделяли две формы земельной ренты в сельскохозяйственном производстве — дифференциальная рента I, возникающая на землях высокого качества и удобно расположенных по отношению к рынкам сбыта, и дифференциальная рента II, возникающих в результате добавочного инвестиционного вложения. Таким образом, дифференциальная рента I возникает при переходе от худших земель к средним и лучшим, а дифференциальная рента II при переходе от менее производительных добавочных вложений к более производительным. В основе рыночного механизма лежат интересы землевладельцев, землепользователей относительно присвоения этой ренты. В связи с этим, В. В. Филонич в системе отношений землепользования, основой которого является способность земли приносить ее владельцам и пользователям доход, использовал термин «рентоспособность». Он отмечает, что «…по своей экономической сущности рентоспособность выражает потенциальную и фактическую доходность земли, как объекта собственности и хозяйствования. Природный производственный потенциал земли — это только естественная основа экономического проявления рентоспособности, а ее реальным выражением служит избыточный чистый доход, полученный от эксплуатации, и не имеет принципиального значения, присваивается ли избыточный доход как самостоятельный (в виде арендной платы) или в совокупности с прибылью предприятия. Предприниматель может быть или собственником, присваивающим земельную ренту и прибыль, или предпринимателем-арендатором, уступающим земельную ренту собственнику земли. Любой участок обладает потенциальной рентоспособностью, но практическая реализация рентоспособности зависит от экономических условий и результатов землепользователя» [3].

Развитие рыночных отношений в аграрном секторе экономики обусловливает подвижность рентных отношений, возникает возможность их количественной оценки. Теперь, рентаспособность определяется, не только как естественная продуктивность или плодородие земель, но, и в связи с тем ее реализация в форме избыточного дохода всецело зависит от рыночных отношений, которые подлежат влияниям рыночной конъюнктуры. В условиях конкуренции товаропроизводителей и диспаритета цен могут и не происходить денежные присвоения ренты. Следовательно, рынок земель должен эффективно регулироваться со стороны государства. Это требует, в новых условиях существенное расширение законодательных актов и хозяйственных полномочий субъектов республики и местных органов власти в регулировании земельных отношений в сфере землепользования, исходя из региональных и местных условий землепользования. В системе организационно-экономического механизма регулирования земельных отношений наиболее существенным элементом является разработка единой методологии и методики оценки и системы платы за землю, которые бы отражали региональные условия сельского хозяйства. Однако, методологическая и методическая незавершенность вопроса об оценке земли в республике (как недвижимого имущества) снизила стимулы рационального использования земельных ресурсов в сельском хозяйстве, и сдерживала развитие земельного рынка и внедрения залоговых операций в сельском хозяйстве.

В период проведения аграрной реформы размер и структура земельной ренты принял тенденцию снижения. Причину такого положения можно характеризовать следующим образом: а) опережающее разрушение существующих форм институтов землевладения и землепользования по сравнению с созданием их рыночных аналогов; б) деградация состояния материально-технической базы сельскохозяйственных товаропроизводителей и их партнеров по АПК; в) вымывание оборотных средств, снижение инвестиционной активности; г) неэквивалентность обмена между сельским хозяйством и промышленностью, партнерами по АПК, и инфляционное падение доходов товаропроизводителей, что резко сократило возможности поддерживать качество воспроизводственных процессов [3; 5]. Как известно, до 90-х г. сельское хозяйство находилось под эгидой государства и для развития этой отрасли направлялись огромные капитальные вложения. С переходом на другую экономическую систему — рыночной экономики, начиная с 90 — х гг.. резко упал объем финансирования из государственного бюджета в сельское хозяйство. Только, начиная с 2001 г. в республике постепенно возросли суммарные расходы на финансирование сельскохозяйственного производства из государственного бюджета республики (табл.1). Как видно из данных таблицы 1. объем финансирования из государственного бюджета республики за период 2001–2012 г. увеличился на более чем в 12, 3 раз, но его удельный вес в общем расходе составлял, за этот период, в среднем 2,4 %. В период с 2007–2010 гг., когда экономика страны ощущала влияние мирового финансово-экономического кризиса, удельный вес финансирования в сельском хозяйстве резко сократилось 2 %.

Таблица 1

Финансирование сельскохозяйственного производства из государственного бюджета, млн. сомони

Годы

Финансирование из бюджета страны, млн. сомони

В % к всего расходов бюджета, %

Доля финансирования из бюджета в ВВП, %

Все капитальные вложения в отраслях экономики, млн. сомони

в том числе в сельское хозяйство

В % всего капитальных вложений

 2001

9,47

2,49

0,3

194.8

12,0

6,16

2002

16,58

3,05

0,5

206,9

13,55

6,54

2003

22,74

2,94

0,4

318,4

22,87

7,18

2004

33,74

3,09

0,5

592,0

23,85

4,02

2005

37,92

2,70

0,5

682,5

28,34

4,15

2006

44,38

2,49

0,4

1214,5

18,77

1,54

2007

76,93

2,20

0,6

2828,6

41,23

1,45

2008

94,78

1,96

0,5

4341,4

166,1

3,82

2009

88,77

1,56

0,4

3899,4

77,80

1,99

2010

92,58

1,37

0,3

4669,3

58,37

1,25

2011

104,9

3,5

0,9

4988,3

56,54

1,13

2012

117,0

2,00

0,3

4540,2

48,1

1,06

Источник: Таджикистан: 20-лет государственной независимости, статистический сборник Агентства по статистике при Президенте Республики Таджикистан, Душанбе 2011г. С.528. Статистический сборник Агентства по статистике при Президенте Республики Таджикистан, Душанбе 2012. С. 289. Финансы Таджикистан, Агентство по статистике при Президенте Республики Таджикистан, Душанбе 2012 г. С. 18–40

Доля финансирования в ВВП, также в среднем составляла 0,48 %. Хотя объем капитальных вложений в сельское хозяйство увеличилось за анализируемый период в 4 раза, его удельный вес снизился от 6,16 % в 2001 г. до 1,06 % в 2012 г. Следует, отметить что удельный вес производства сельскохозяйственной продукций в ВВП составляет 21–23 %, что является самым высоким по сравнению к другими отраслями экономики страны. Однако в сельском хозяйстве занято более 67 % всего занятого в экономике страны. Отсюда, видно, что в сельском хозяйстве самая низкая производительность труда. Если сравнивать объем государственного финансирования в сельском хозяйстве республики с развитыми странами, тогда вышеуказанные показатели в 10- 18 раз ниже, чем у этих стран. Например, уровень государственной поддержки сельского хозяйства еще в 2002 г. в расходной части бюджета Японии составил 65 %, странах ЕС — 49, США — 24, Канады — 20 % [6]. Таким образом, финансирование в сельское хозяйство пока еще очень далеко от потребностей даже простого воспроизводства. Этих незначительных объемов финансирования не хватает для того, чтобы направить на воспроизводство продуктивности земли. Например, при проведении нами анкетного опроса в отдельных хозяйствах Согдийской области выявилось, что использование финансовых ресурсов хозяйственных субъектов расходуется в следующих направлениях: пополнение оборотных средств — 61,7 %, ремонт техники и помешенный — 27,9 %, покупка основных средств -10,4. Расходы на улучшения состояние земельных участков почти отсутствуют, только расходуется на покупку и внесение минеральных удобрений, и препаратов средств для защиты растений. Следует отметить, что дефицит бюджетного финансирования в общем объеме инвестиций в отраслях сельского хозяйства предопределил банкротство многих сельхозпроизводителей, которые не смогли адаптироваться к рыночным принципам хозяйствования. Согласно официальным статистическим данным, финансовые результаты большинства сельскохозяйственных предприятий республики являются убыточными. Как видно из данных таблицы в 2011 г. более 830 единиц сельхозпредприятий республики, что на 441 единицу больше по сравнению с 2010 гг. были убыточными, и сумма убытков составил более чем 15 млн. что на 2,2 млн. сомони, больше чем в 2010 г. Кредиторская задолженность, также увеличилась — составила 382,6 млн. сомони [4]. Без достойной ренты экономических и материальных стимулов не может быть выполнена никакая технология, особенно при низкой заработной плате сельскохозяйственных работников. Анализ официальных статистических данных по отношению среднемесячной заработной, платы в сельском хозяйстве к средней зарплате по всей экономике в настоящее время составляло 29,8 %, а относительно средней заработной платы промышленников от 16 до 18 % % [2]. Таким образом, нынешнее экономическое положение абсолютного большинства сельскохозяйственных предприятий республики таково, что они не только ограничены в использовании собственных средств на развитие реинвестирования, но и в таком состоянии, не может, обеспечить воспроизводство продуктивности сельхозугодий. Если отсутствуют дополнительные вложения или инвестиции в земли сельскохозяйственного назначения, тогда нет основ для получения дифференциальной ренты, т. е. дохода от дополнительных вложений в землю. Кроме того, особенностью рентных отношений в сельском хозяйстве является то, что дифференциальная рента II, создается не только за счет инвестиций в земельные участки, но и в значительной степени зависит от вложений в производственную инфраструктуру, каковой является оросительная система. Так как, от состояния технической готовности этих инфраструктур во многом зависит водный режим, а следовательно, и экономическое плодородие земли.

Таким образом, в условиях свободных рыночных отношений хозяйствующие субъекты в сельском хозяйстве теряют факториальный доход — ренту, изымая его от других отрасли экономики в процессе неэквивалентного обмена. Следовательно, сельское хозяйство, как отрасль экономики имеющее важное социальное значение, должно находится под государственной поддержкой. В связи с этим, следует отметить, что ни в одной стране мира нет свободного рынка сельскохозяйственных земель, основанного исключительно на действия саморегулирующегося механизма. Поэтому, многие известные российские ученые экономисты-аграрники, такие как И. Н. Буздалов, Н. В. Комов, Н. Г. Конокотин, А. Э. Сагайдак, В. Н. Овчинников и др. подчеркивают значение и роль государства в контроле над формированием и развитием институтов землевладения и землепользования. Государство в этом процессе должно, обеспечить осуществление социально справедливого перераспределения земли и рентных доходов между агентами рынка земельных ресурсов.

Литература:

1.                  Егоров, А. В. Совершенствование экономического механизма воспроизводства ресурсного потенциала сельского хозяйства / А. В. Егоров. — СПб. — Пушкин, 2002.

2.                  Мирсаидов А. Б., Нематов И. Государственное регулирование цены продовольственной продукции — Душанбе, изд. «Ирфон», 2013, с.79.

3.                  Филонич В. В. Рыночный механизм аграрного землепользования в России: концепция формирования, социально-эколого-экономические императивы / В. В. Филонич. — Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2004. — 312 с.

4.                  Статистический сборник Агентства по статистике при Президенте Республики Таджикистан, Душанбе 2012. С.448, 457.

5.                  Зейналов, Иса Мировой опыт земельных реформ / И. Зейналов // Международный сельскохозяйственный журнал. – 2005. – № 4.

6.                  Бондаренко В. Как поддерживают малый бизнес в Америке // Бизнес для всех. – 2002. – Сентябрь (N 18). – С.11; Ноябрь (N25).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle