Библиографическое описание:

Солдатова О. Е. Некоторые подходы к выделению оснований классификации юридического процесса // Молодой ученый. — 2014. — №15. — С. 335-338.

Юридический процесс как правовая категория представляет собой динамическую систему последовательно совершаемых процессуально-правовых действий, совершаемых субъектами права и направленных на достижение конкретного юридически значимого результата. Важным вопросом к пониманию данной категории служит рассмотрение классификации юридического процесса. Необходимо отметить, что любые классификации всегда является условными и относительными.

В юридической науке проблема классификации процесса впервые была сформулирована в дореволюционных трудах И. Я. Фойницкого, Н. Н. Розина, П. И. Люблинского и других ученых [1, с.150]. С девяностых годов двадцатого века о типах и формах процесса активно отстаивается идея состязательности, появляются специальные исследования состязательной формы и типа процесса. Однако работой, которая охватила полностью эту проблему стала докторская диссертация А. В. Смирнова, результаты которой увидели свет в двух монографиях: «Модели уголовного процесса» [2, с.210] и «Состязательный процесс» [3, с.51]. С помощью данных работ были систематизированы все разновидности юридического процесса.

Рассмотрим основные классификации юридического процесса.

На наш взгляд, применима классификация процессов на легальные и иные юридические процессы. Легальный юридический процесс отвечает требованиям законности, то есть урегулирован нормами права, закреплен в нормативно-правовом акте. Так, статья 41 ГПК РФ закрепляет право истца на стадии подготовки дела или во время судебного разбирательства в суде первой инстанции ходатайствовать о замене ненадлежащего ответчика [4].

Иные юридические процессы не находит своего отражения в законе. В качестве примера может служить закрепленный в статье 5 Гражданского кодекса Российской Федерации обычай (обычай делового оборота), под которым следует понимать сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности правило поведения [5], то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое (например, традиции исполнения тех или иных обязательств и т. п.), не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе (опубликовано в печати, изложено во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, и т. п.).

Обычаи широко используются во внешнеторговом обороте. До принятия Гражданского кодекса Российский Федерации это объяснялось в значительной мере тем, что прямые отсылки к ним включали акты, регулирующие порядок разрешения внешнеторговых споров, а также некоторые другие международные акты.

Так, ст. 9 Конвенции ООН о договорах международной купли — продажи товаров предусматривает связанность сторон с любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой отношений, которые они установили в своих взаимных отношениях. Не ограничиваясь этим, Конвенция устанавливает: «При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли» [6].

Также в качестве примера могут служить преддоговорной процесс, процесс единоличного принятия решения с предварительными согласованиями или без таковых. Так, стороны могут урегулировать возникший процесс во время переговоров, подписать международное соглашение или хозяйственный договор с предшествующим преддоговорным процессом.

В литературе интересной является позиция по вопросу об отнесении судебной процедуры примирения к процессуальному институту. Так, Дегтярев С. Л. указывает, что «мировое соглашение представляет собой договор сторон о прекращении производства по делу в суде…» [7, с. 28], однако упоминает о том, что договор включает в себя «определенные условия», каковыми являются и материально-правовыми обязательствами сторон. Данные обязательства могут быть определены сторонами, но в соответствии с ГК РФ и иными законами, должны соответствовать материально-правовым нормам законодательства. С точки зрения гражданского законодательства, они могут быть новацией, прекращением обязательств, прощением долга и т. п.

Классифицируя юридический процесс на легальный и иной следует затронуть институт медиации, как один из методов взаимовыгодного разрешения конфликта при содействии третьей незаинтересованной и независимой стороны (медиатора).

В Российской Федерации Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» был принят в июле 2010 года и вступил в силу с 1 января 2011года. В законе дано определение медиации, сфера ее применения, порядок проведения процедуры медиации, порядок заключения соглашения о проведении процедуры медиации и медиативного соглашения, а также разрешен ряд других вопросов. Медиация — новый элемент предпринимательских, корпоративных, семейных, жилищных и иных отношений, тем или иным образом затрагивающих всех граждан и юридических лиц. В отличие от западных стран (где процедура медиации достаточно распространена и эффективна) в России мало кто прибегает к помощи независимых посредников, предпочитая судебное рассмотрение спора.

Существенное различие между медиацией и другими видами посредничества заключается в том, что посредники часто обладают экспертными знаниями в области, являющейся предметом спора (конфликта). В некоторых видах споров посредник обязан предоставлять правовую информацию. Это помогает заключать сторонам любое соглашение в соответствии с нормативными рамками, регулирующими предмет спора, поэтому согласительная процедура может включать в себя консультативный аспект.

Дискуссия по вопросу правовой природы мирового соглашения имеет истоки в дореволюционной юридической литературе. Ранее выделялось два вида мировой сделки: внесудебная и судебная. Внесудебная мировая сделка регулировалась гражданским законодательством и рассматривалась как гражданско-правовой договор. Судебная мировая сделка регулировалась гражданским процессуальным законодательством и выступала как особое процессуальное отношение. Большинство дореволюционных юристов рассматривали ее как совокупность гражданско-правовых и процессуальных элементов. При этом если сравнивать соотношение этих элементов, то гораздо больший удельный вес имеют материальные компоненты.

Принципиально важным является деление юридических процессов в зависимости от органа, который их осуществляет на: судебные и несудебные. Правосудие в Российской Федерации осуществляется судами Конституционными и уставными; судами общей юрисдикции и арбитражными.

Юридические процессы можно систематизировать в зависимости от отраслевой принадлежности. В системе российского права есть две процессуальные отрасли: гражданское процессуальное и уголовно-процессуальное право, регулирующие соответственно гражданское судопроизводство и предварительное расследование и судопроизводство по уголовным делам. Существует также производство по административным делам, связанным с применением мер юридической ответственности, мер пресечения, предупредительных и иных мер государственного принуждения.

В отечественной юридической науке высказано мнение о том, что формируется новая отрасль — административное процессуальное право. С этим следует согласиться, если учесть, что совершенствование процессуального законодательства укрепляет правовые основы деятельности должностных лиц и органов Российского государства, способствует формированию административной юрисдикции. Таким образом, по отраслевому признаку выделяются гражданский, уголовный и административный процесс.

По признаку субъекта властной деятельности можно выделить процессы: 1) непосредственной власти народом (посредством голосования при выборах Президента, депутатов, проведения референдумов); 2) представительной властью (правотворческие, бюджетные и другие процессы); 3) исполнительной государственной властью; 4) судебной государственной властью; 5) муниципальной властью.

По объему процессуальной деятельностипроцессы следует выделять следующие производства: упрощенные, обычные (в частности, гражданское судопроизводство); особые (суд присяжных).

Принципиально важным является деление юридических процессов в зависимости от органа, который их осуществляет на судебные и несудебные, по предметному содержанию юридические процессы делятся на: правотворческий и правоприменительный юридический процесс. В свою очередь правоприменительный юридический процесс слагается из юрисдикционного процесса и неюрисдикционного процесса.

Правотворческий процесс представляет собой организационно оформленную, установленную процедурную деятельность компетентных органов государства по подготовке, обсуждению, утверждению и опубликованию нормативных актов.

Правоприменительный процесс представляет собой часть вид правовой материальной процедуры по реализации позитивного применения права.

При классификации юридического процесса на юрисдиционный и неюрисдикционный виды, важным является понимание термина «юрисдикция», как лежащего в основании деления. В большинстве случаев термин используется в значении «судебная деятельность по рассмотрению дел». Однако, при всей «традиционности», представляется, что единства в понимании значения правового понятия «юрисдикция» до сих пор нет. Термин «юрисдикция» употребляется в юриспруденции двояко. В широком понимании — это понятие, описывающее круг любых полномочий какого-либо органа (а не только суда). В более узком смысле он понимается и широко применяется, в частности в общепроцессуальной теории, как термин, определяющий круг полномочий суда или или административного органа по разрешению какого-либо правового спора.

Так, С. И. Ожегов и Н. Ю. Шведова определяют юрисдикцию — как правомочие производить суд, решать правовые вопросы [8, с.895]. Похожее определение содержится и в энциклопедических изданиях: там «юрисдикция» определяется как круг полномочий судебного или административного органа по правовой оценке конкретных фактов, в том числе по разрешению споров и по применению предусмотренных законом санкций. Другими словами, во-первых, в такой интерпретации главным «квалифицирующим» юрисдикцию признаком является не действующий орган, а существо производимого действия. И, во-вторых, эта «юрисдикционная» деятельность не ограничивается решением какого-либо правового спора, что в соответствии с представленными определениями представляет лишь частный случай ее.

Отсутствует однозначность понимания и в иных словарях. А. П. Шергин пишет: «Юрисдикция чаще всего отождествляется с судопроизводством, правосудием...; с подведомственностью, подсудностью разрешаемых дел; с полномочиями разрешать дела и применять санкции. Наконец, данным термином обозначается система соответствующих юрисдикционных органов» [9, с.9]. Важным выводом автора приведенного мнения является невозможность сведения исследуемого понятия ни к правосудию, ни к судебной деятельности, поскольку «подобная конструкция означала бы «pars рго toto» — рассмотрение части вместо целого» [10, с.11].

А. А. Павлушина наряду с понятием «юрисдикция» рассматривает категорию «спор», полагая, что рассмотрение правового спора — есть всегда юрисдикционная деятельность, юрисдикционный процесс.

Так, по ее мнению, «юрисдикция» и «спор» представляют собой два самостоятельных, различных по содержанию признака видовой классификации юридического процесса. Процедуры рассмотрения спора могут присутствовать и в частном правореализационном процессе, и быть представлены как различными способами самостоятельного разрешения спора, так и разрешением его (участием в разрешении) третьим органом без властных (юрисдикционных) полномочий [11, с. 53].

Таким образом, рассмотрев различные классификации юридического процесса следует отметить, что виды юридических процессов — сложные, недостаточно изученные общеправовые явления, которые с одной стороны, едины по своей природе, а, с другой, их можно классифицировать по ряду оснований: 1) по отраслевой принадлежности на: административные, гражданские и т. п..; 2) по предметному содержанию на: правотворческие, правоприменительные, юрисдикционные; 3) по признаку субъекта властной деятельности выделяются процессы осуществления: а) непосредственной власти народом (посредством голосования, проведения референдумов); б) представительной властью (правотворческие, бюджетные и другие процессы); 4) по объему процессуальной деятельности на: упрощенные, ускоренные; обычные; особые (суд присяжных). Принципиально важным является деление юридических процессов на легальные и иные виды процесса, в зависимости от органа, который их осуществляет на судебные и несудебные.

Литература:

1.                  Уголовный процесс: учебник / А. В. Смирнов, К. Б. Калиновский; под общ. ред. проф. А. В. Смирнова: КНОРУС, 2008. — 704 с.

2.                  Смирнов А. В. Модели уголовного процесса / А. В. Смирнов.- СПб.: «Наука», ООО «Издательство «Альфа»», 2000. — 224 с.

3.                  Смирнов А. В. Состязательный процесс / А. В. Смирнов. — СПб.: Альфа, 2001. 320 с.

4.         Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: закон Российской Федерации от 14.11.2002 года № 138-ФЗ (с изм. и доп. на 05.03.2010) // СЗ РФ. — 2002. — № 46. — Ст. 4532.

5.                  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 05.05.2014) // «Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, № 32, ст. 3301.

6.                  Венская Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий./ Отв. ред. А. С. Комаров М., 1994

7.                  Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В. В. Ярков — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2003.

8.                  Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. 3-е изд. / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. М.,1996.- с.903.

9.                  Шергин, А. П. Административная юрисдикция / А. П. Шергин. — М., 1979. — 144 с.

10.              Шергин, А. П. Административная юрисдикция / А. П. Шергин. — М., 1979. — 144 с.

11.              Павлушина А. А. Теория юридического процесса: итоги, проблемы, перспективы развития / А. А. Павлушина. — Самара: Изд-во Самар. гос. экон. акад., 2005. — 478 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle