Библиографическое описание:

Солдатова О. Е. К вопросу о соотношении понятий «юридический процесс» и «юридическая процедура» // Молодой ученый. — 2014. — №15. — С. 332-335.

Вопрос о материальном и процессуальном праве, как структурных подразделениях системы права, их содержании, сходстве и различии в настоящее время не утратил своей актуальности. В контексте соотношения материальных и процессуальных правовых норм необходимо обратить внимание и на соотношение понятий «процесс» и «процедура».

В настоящее время в юридической литературе по вопросу соотношения правовых категорий «процесс» и «процедура» сложилось немало учений и концепций, однако, для того, чтобы правильно соотнести указанные категории, полагаем необходимым рассмотреть понятие и основные признаки «процесса» и «процедуры».

Определяя филологическое значение понятий «процесс» и «процедура», данные толковых словарей под процессом понимают — ход, развитие (включая последовательную смену состояний) какого-либо явления, под процедурой — официальный порядок поведения [1, с. 89].

Процесс — (от лат processus — продвижение) представляет собой порядок рассмотрения дел в суде или административном органе, судопроизводство, судебное дело. С точки зрения философии процесс — прохождение, продвижение — закономерное, последовательное изменение явления, его переход в другое явление.

Процедура (от лат. — обеспечивать продвижение чего-либо, установленный порядок) как общесоциальное явление представляет собой систему, которая: а) ориентирована на достижение конкретного социального результата; б) состоит из последовательно сменяющих друг друга актов поведения, ступеней деятельности; в) создает модель развития, движения какого-либо явления, закрепляемую на нормативном уровне; г) иерархически построена; д) находится в динамике, развитии; е) имеет сложный характер.

Характеризуя признаки юридического процесса, В. М. Горшенев указывал, что юридический процесс: 1) это рассмотрение определенного юридического дела, то есть такого обстоятельства, которое бы рассматривалось по закону, а его последствия реализуются во имя исполнения закона; 2) это деятельность по совершенствованию операций с нормами права; 3) это правовая форма деятельности уполномоченных на то органов и должностных лиц; 4) это деятельность, результаты которой обязательно оформляются в соответствующих процессуальных документа; 5) это деятельность, которая вызывает объективную потребность в процедурно-процессуальной регламентации; 6) это деятельность, которая непосредственно связана с необходимостью использования методов и средств юридической техники [2, с. 101].

В научной литературе выделяются следующие характерные черты, присущие юридической (правовой) процедуре как специфическому правовому явлению: 1. Правовая процедура — это особая процедура, которая четко изложена и закреплена в законах и подзаконных нормативных актах. 2.Правовая процедура представляет собой нормативно установленный порядок осуществления юридической деятельности. 3. Нормативный режим правовых процедур предполагает их охрану от нарушений правовыми санкциями, представляющими собой вид и меру юридической ответственности. 4. Процедура в праве имеет ориентирующее значение для достижения определенной правовой цели, тем самым гарантируя правомерность и результативность юридической деятельности [3, с. 19].

В юридической литературе по вопросу соотношения понятий «юридический процесс» и «юридическая процедура» сложились три основные научные позиции.

Согласно первой из них юридический процесс и юридическая процедура сопоставляются как синонимичные категории, второй — юридическая процедура рассматривается в более широком значении, и, согласно, третьей — юридический процесс с точки зрения объема содержательного наполнения превалирует по отношению к юридической процедуре.

Согласно первой из названных правовых позиций, процесс и процедура отождествляются в праве (по крайне мере с точки зрения практического значения). Представители данного подхода рассматривают оба понятия без разграничения смысловой нагрузки в отношении одних и тех же явлений.

Так, отдельные сторонники широкого понимания юридического процесса (В. М. Горшенев, А. И. Ким, Ю. И. Мельников, П. Е. Недбайло, B. C. Основин и др.) иногда отождествляют процесс и процедуру и доводят юридический процесс до границ всякого правоприменения, однако некоторые последователи юрисдикционной концепции юридического процесса понимают под процессом урегулированный правом порядок юрисдикционной деятельности, а правовой процедурой предлагают именовать процесс в широком его понимании, то есть дают понять, что, по сравнению с процессом, процедура — юридическая деятельность иного уровня. Используя близость значений процесса и они приходят к выводу о том, что любые формы упорядоченности, закрепленной правом последовательности совершаемых действий можно именовать процессуальными. Указанными авторами отстаивалась точка зрения о существовании «единой процессуальной формы», процессуального права, нормы которого регулируют отношения не только в области юрисдикционной, но и при рассмотрении государственными органами и должностными лицами разнообразных дел положительного характера.

Ярким представителем, поддерживающим данную концепцию, следует назвать Лучина В. О., который полагает, что «процесс» практически равнозначен «процедуре» и между ними невозможно провести какую-нибудь разделительную грань» [4, с.20].

Ю. И. Мельников также уравнивал процесс и процедуру, указывая, что «процесс «и «процедура» являются понятиями юридическими, определяющими порядок деятельности по применению норм материального права, следовательно и «процесс» должен быть практически тождественен, то есть равнозначен процедуре [5, с.19].

Отождествление двух представленных категорий, на наш взгляд, не представляется правильным и адекватным, исходя из их отличительных черт и этимологии слов «процесс» и «процедура».

Согласно второму подходу юридический процесс выступает разновидностью процедуры. По мнению Е. И. Бутенко, процесс представляет собой особую разновидность юридической процедуры, рассчитанную на борьбу с правовыми аномалиями, экстраординарными юридическими явлениями, возникающими в результате нарушения субъектами прав других лиц и неисполнения возложенных на них обязанностей [7].

Согласно третьему подходу, и на наш взгляд более адекватному, понятие процесс по своей широте превалирует над процедурой, и, соответственно, процедура рассматривается в качестве части процесса.

Юридическая процедура не совпадает с понятием юридического процесса, даже в широкой трактовке последнего [8, с. 18]. Широкая трактовка юридического процесса предполагает объединение законодательно обособленных процессуальных норм и норм материальной процедуры.

Так, сторонники «широкого» подхода относят к процессу наряду с юрисдикционной деятельностью и позитивную деятельность управленческих органов, не связанных с наличием спора о праве. По существу данная трактовка основывается на представлении о том, что процесс состоит из совокупности процедур и по отношению к последним является наиболее общим понятием. Смысл данного подхода состоит в том, что деятельность органов управления сводится к двум основным правовым формам, в рамках которых она реализуется — к нормотворчеству и правоприменению. А. Г. Пауль трактует юридическую процедуру как такой структурный элемент (компонент, часть) одноименного процесса, который представляет сбой совокупность процессуальных правовых отношений, выделяемых в рамках какого-либо определенного корреспондирующего производства на основании специфики «материнских» материальных правовых нормативных установлений и отношений [9,с.32]. Отрицательным аспектом данного похода является то, что процедура связывается с сектором процессуального права и выходит за пределы материального структурного элемента системы права.

В отечественном правоведении сложился «широкий» и «узкий» подходы к пониманию юридического процесса.

Сущность «широкого» подхода юридического процесса заключается в том, что функция процессуального права не ограничивается только регламентацией принуждения и разрешения гражданско-правовых споров, что помимо уголовного и гражданского процессов в системе материальных отраслей права имеются многочисленные процессуальные нормы и институты, на основе которых осуществляется деятельность по применению материально-правовых норм любых отраслей.

Сторонники «узкого» подхода ограничивают процесс либо только судебной деятельностью, либо включают в него все виды (юрисдикционной) правоохранительной деятельности независимо от того, каким образом она осуществляется.

Среди высказанных в литературе подходов к вопросу о соотношении понятий «процесс» и «процедура» не нашла отражения позиция, согласно которой процедура могла бы предшествовать процессу. Так, в качестве примера могут быть представлены предварительные обеспечительные меры в арбитражном процессе. На основании статьи 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд по заявлению организации или гражданина вправе принять предварительные обеспечительные меры, направленные на обеспечение имущественных интересов заявителя до предъявления иска. Заявление об обеспечении имущественных интересов до предъявления исковых требований по существу может быть подано в арбитражный суд по месту нахождения заявителя, по месту нарушения его прав, а также по месту нахождения денежных средств или иного имущества, в отношении которых заявитель ходатайствует о принятии обеспечительных мер. В случае подачи заявителем искового заявления, обеспечительные меры продолжают действовать как меры по обеспечению иска. Арбитражный суд вправе заменить предварительные обеспечительные меры встречным обеспечением ответчика. Таким образом, процедура подачи в суд заявления о принятии предварительных обеспечительных мер в данном случае будет предшествовать принятию основного искового заявления к производству и рассмотрению дела по существу [10].

На основании сказанного можно выявить сходство юридического процесса и процедуры, которое заключается в том, что и первый и вторая представлены в виде установленной в правовых нормах последовательности смены фаз развития. Между юридическим процессом и правовой процедурой существует ряд отличий: 1) Процедура осуществляется как непосредственно, так и опосредованно. Процесс только опосредованно; 2) Процедурные нормы могут закрепляться как на нормативном, так и на индивидуальном уровне. Процессуальные нормы, напротив, могут закрепляться только в централизованном, как правило, законодательном порядке. Более того, для юридического процесса характерна более детальная регламентация последовательности протекания. 3) Юридический процесс, в отличие от процедуры, регламентирован императивными правовыми нормами, тогда как процедура определяется чаще всего диспозитивными нормами; 4) Правовая процедура может осуществляться каждым дееспособным субъектом права. Юридический процесс осуществляется специально уполномоченными субъектами, которые обладают особым правовым положением.

Юридический процесс выступает как высшая степень конкретизации правовой процедуры, а процедурно-процессуальный механизм права включает в себя: правовые процедуры и юридический процесс. Однако, в данном случае правовые процедуры выступают более широкой по объему своего логического содержания категорией и включают в себя юридический процесс в качестве особого элемента, что не является верным. Безусловно, как для юридического процесса, так и для процедуры характерны порядок и последовательность действий, но присутствие в обоих категориях алгоритма действий не означает включения в состав процедуры юридического процесса.

Высказанные в теории права подходы к соотношению понятий «процесс» и «процедура» имеют право на самостоятельное существование. Думается, что юридический процесс необходимо относить к целому, а процедуру только лишь к «включенному» в него действию или бездействию (к элементу целого). Процедура обслуживает юридический процесс, осуществляет его организационное обеспечение. Без императивных начал юридической процедуры процесс не сможет достичь своих целей.

Подводя итог, отметим, что юридический процесс представляет собой дальнейшее развитие правоотношения, не нашедшего окончательного урегулирования в рамках процедуры и осуществляется реализацией процессуальных норм права, которые вступают в действие только в тех случаях, когда применением норма процедурного характера не приносит необходимого правового результата. Понятие юридического процесса в соотношении с юридической процедурой представляется более объемным. Оно охватывает не только официальные, но и иные срезы правовых явлений, в том числе такие, что не исключают наличия материального компонента.

Литература:

1.                 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955. Т. IV. С. 89; Ожегов С. И. Словарь русского языка. Изд. 18. М., 1986. С. 585.

2.                 Горшенев, B. M. Теория юридического процесса / В. М. Горшенев. — М.: Юрид. лит., 1985. — 179 с.

3.                 Николина К. В. Юридична процедура: поняття, ознаки, види, місце в системі правових категорій: автореф. дис... канд. юрид. наук / К. В. Николина. — К.: Б.в., 2011. — 19 с.

4.                 Лучин В. О. Процессуальные нормы в советском государственном праве. М., 1976. С. 25.

5.                 Мельников Ю. И. Природа и содержание норм процессуального права в социалистическом обществе. автореф. дисер. к. ю. н. — М., 1976. — 22 с.

6.                 Е. И. Бутенко О соотношении понятий «процедура» и «процесс» на современном этапе развития юридической науки (статья) Право третьего тысячелетия. Материалы I Международной заочной научно-практич. конф. студентов и аспирантов (17 апр. 2009 г., г. Ставрополь). Вып. I. Ставрополь, 2009. С. 57–61.

7.                 Лукьянова Е. Г. Теория процессуального права. — М.: Изд. НОРМА, 2003. — 240 с

8.                 Горшенев, B. M. Процессуальная форма и ее назначение в советском праве / В. М. Горшенев // Советское государство и право. — 1973. -№ 12. — С. 18–24.

9.                 Пауль А. Г. Процессуальные нормы бюджетного права / Под ред. М. В. Карасевой. СПб., 2003.-208 с.

10.             Арбитражный процессуальный кодекс РФ: закон Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (с изм. и доп. на 15.01.2010) // Собр. законодательства (далее СЗ РФ). — 29.07.2002.- № 30. — Ст. 3012.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle