Библиографическое описание:

Хасан-заде Р., Валипур А. К вопросу об изафетных конструкциях (существительное — существительное) в персидском языке // Молодой ученый. — 2014. — №15. — С. 410-412.

Как известно, во всех языках мира словосочетания служат базисным материалом в построении того сообщения, которое передается говорящим в высказываниях и предложениях. Все словосочетания состоят из синтаксем, которые при помощи имеющихся в том или ином языке синтаксических отношений и способов связей лексически и грамматически вступают друг с другом в синтаксическую связь, в результате чего выражают атрибутивно-определительные, объектные и обстоятельственные значения.

В персидском языке существуют разные способы синтаксической связи, одним из которых является изафетный способ, при помощи которого образуются соответствующие изафетные конструкции. Изафетные конструкции — это такой способ подчинительной связи именных словосочетаний в персидском языке, при котором подчиняющее слово, находящееся на первом месте, связывается с последующим, подчиненным словом, при помощи изафета, т. е. безударного грамматического показателя е (после гласного -). [5, с. 838] Данный показатель в грамматике персидского языка именуется грамматистами как «показатель изафета». [7, с. 111] Таким путем осуществляется связь определения с определяемым словом, например: کتابِ برادر ketāb-e barādar ʻкнига братаʼ; کتابِ جالبketāb-e leb ʻинтересная книгаʼ; خواندنِ کتاب ndan-e ketāb ʻчтение книгиʼ. Как видно, синтаксемы в подобных словосочетаниях могут принадлежать разным частям речи, таким как имя существительное, прилагательное, инфинитив и т. п. По мнению Ю. А. Рубинчика изафетные словосочетания представляют собой самый распространенный тип словосочетания в персидском языке. [4, с. 344–345]

Как уже было отмечено, изафет имеет особый неударный показатель атрибутивной связи и находит обязательное звуковое оформление при помощи гласного звука , примыкающего к предшествующему слову в словосочетании. [3, с. 87] Например: داستانِ بلند dāstān-eboland ʻдлинный рассказʼ; مردِ عاشق mard-e āšeq ʻвлюбленный мужчинаʼ; محیطِ زندگی mohit-ezendegiʻжизненная средаʼ; زنِ ناشناس zan-enāšenāsʻнезнакомая женщинаʼ.

В приведенных примерах первый компонент словосочетания — определяемое слово оканчивается на согласную букву и соответственно изафетный показатель остается «только звуком» — е и на письме никак не отображается. Однако, если определяемое слово в изафетном словосочетании оканчивается на гласную букву ā, u или на hā-ye havvaz (как в изолированном положении -ه, так и в соединении -ﻪ) в функции гласного звука согласно закономерности вокализма персидского языка изафетный показатель находит свое графическое отображение дополнительной буквой یِ -ye [10, с. 16]: فردایِ آن روز fardā-ye ānruz ʻна следующий деньʼ; آپارتمانهایِ فرنگی āpārtemānha-yefarangi ʻевропейские квартирыʼ; آهویِ دشت āhu-yedašt ʻстепной газельʼ; خواننده یِ روزنامه xānande-yeruznāme ʻчитатель газетыʼ, پسرخاله یِ مادرم pesarxāle-yemādaram ʻдвоюродный брат моей мамыʼ.

В персидском языке среди изафетных словосочетаний также различают простые и сложные. Простое изафетное словосочетание состоит из двух слов: کیفِ برادر kif-ebarādar ʻпортфель братаʼ. Сложное изафетное словосочетание образуется из сочетания трех, четырех и более слов: دوستِ باوفایِ من dust-ebāvafā-yeman ʻмой верный другʼ. Сложные изафетные словосочетания именуются как «изафетная цепь» [6, с. 102–103]: صدایِ سرفۀ پیرمرد sedā-yesorfe-yepirmard ʻзвук кашля старикаʼ — изафетное словосочетание из трех компонентов; خانۀ قدیمی سازِ پدربزرگِ من xāne-yeqadimisāz-epedarbozorg-eman ʻдом моего дедушки старой постройкиʼ — словосочетание из четырех компонентов.

Следует также отметить, что данные словосочетания носят самостоятельный характер, и компоненты этих словосочетаний в своем лексическом значении могут соединяться с другими словами, образуя совершенно новые свободные словосочетания. При этом если в одном сочетании то или другое слово являлся главным/подчиняющим, то в другом может стать подчиненным компонентом словосочетания. [8, с. 134] Например, в словосочетании کشورِ همسایه kešvar-ehamsāye ʻсоседняя странаʼ — слово همسایه hamsāye ʻсоседʼ выступает в функции определения и стоит в постпозиции, хотя в словосочетании همسایۀ دوستِ ما hamsāye-yedust-emā ʻсосед нашего другаʼ — является существительным, занимает препозицию и является главным членом словосочетания. Изафетные словосочетания являются именными, так как все их компоненты относятся к именным частям речи.

Необходимо также отметить, что в качестве главного слова в структуре изафетных словосочетаний, как правило, употребляются имена существительные, а в роли зависимого компонента выступают именные части речи. Помимо того, функцию главного члена способны выполнять неопределенные формы глаголов, т. е. инфинитивы, которые в персидском языке традиционно называются отглагольными именами [9, с. 215]: خواندنِ کتابِ من xāndan-eketāb-eman ʻчтение моей книгиʼ; تنظیم کردنِ قرارداد tanzimkardan-eqarārdād ʻсоставление договораʼ. Инфинитив обладает двоякой способностью и выступает также в роли распространяющих членов изафетных словосочетаний: — آرزویِ کمک کردنِ به مردم ārezu-yekomakkardanbemardom ʻжелание помогать людямʼ; استعدادِ کار کردن estedād-ekārkardan ʻспособность работатьʼ.

Далее будут рассматриваться изафетные конструкции, в составе которых употребляются исключительно имена существительные. Такой тип словосочетаний в традиционно-школьной грамматике персидского языка именуется как مضاف-مضاف الیه mozāf-mozāfonelayh, т. е. словосочетания, которые образуются при помощи синтаксической связи «изафета» и состоят из двух существительных, которые вступают в связь при помощи звукового показателя -е или йотированного -. В подобных словосочетаниях первый компонент является подчиняющим словом, который именуется в грамматике персидского языка, как مضاف mozāf. Второй компонент является подчиненным словом и называется مضاف الیه mozāfonelayh (букв. компонент, добавляемый к мозафу), и в предложениях выступает в качестве определения (متمم اسم motammem-e esm). [12, с. 579] В зависимости от лексико-грамматического разряда, а также семантики имен существительных, употребленных в составе подобных изафетных конструкций, данные словосочетания в персидском языке могут выражать различные атрибутивные значения. [1, с. 53] Исходя из характеристики данных значений, грамматисты персидского языка все подобные изафетные конструкции классифицируют на следующие типы [2, с. 123]:

1. Притяжательные (ezafe-ye melki): Вперсидском языке значение принадлежности всегда выражается при помощи притяжательных конструкций, где два существительных сочетаются при помощи показателя изафета () и между ними устанавливается синтаксическое отношение, выражающее принадлежность второго компонента к первому. Иными словами в них устанавливается отношение между собственником и имуществом (предметом). В качестве второго компонента в подобных конструкциях выступают одушевленные и в большинстве случаев собственные имена существительные, обозначающие лица. В подобных конструкциях مضاف الیه mozāfonelayh обозначает собственника, а مضاف mozāf — предмет, принадлежащий собственнику. В качестве примера обратите внимание на следующие словосочетания باغِ علی bāq-eAli ʻсад Алиʼ (сад, принадлежащий Али); کتابِ محمد ketāb-eMohammad ʻкнига Мохаммадаʼ (книга, принадлежащая Мохаммаду) и т. д. [11, с. 362]

В русском языке данные конструкции выражаются при помощи несогласованного определения, выраженного в основном родительным падежом (Р.п.) без предлога, а в некоторых случаях при помощи согласованного определения, выраженного притяжательными прилагательными, которые образуются от слов, обозначающих лица. Например: خانه یِ پدر xāne-yepedar в русском языке употребляется как ʻдом отцаʼ или ʻотцов домʼ, ʻотцовский домʼ.

2. Относительные (ezafe-ye taxsisi): Вперсидском языке существуют относительные изафетные конструкции, которые лингвистами трактуются как словосочетания, состоящие из двух имен существительных, которые сочетаются друг с другом при помощи показателя изафета –е и в них первый компонент предназначен для второго, и относится к нему. Такие изафетные конструкции в персидском языке называются اضافه ی تخصیصی ezafe-ye taxsisi (букв. относительные изафетные конструкции). [11, с. 362] В качестве примера обратите внимание на следующие конструкции: پنجره یِ کلاس panjare-yekelās ʻокно аудиторииʼ; آینه یِ حمام āyne-yehammām ʻзеркало ваннойʼ; کلیدِ در kelid-edar ʻключ от двериʼ или ʻдверной ключʼ; اتوی مو otu-yemu ʻвыпрямитель для волосʼ или ʻвыпрямитель волосʼ и т. д. Как видно, в данных конструкциях, первый компонент относится ко второму, и предназначен для него: слово آینه āyne (зеркало) относится к слову حمام hammām (ванная), т. е. речь идет о зеркале, которое предназначено для ванной комнаты.

Относительные изафетные конструкции на первый взгляд сходны с притяжательными вышеуказанными конструкциями, однако они отличаются тем, что в притяжательных конструкциях второй компонент (mozāfonelayh) представляет собой собственные имена лиц, либо другие одушевленные существительные, обозначающие название животных. [11, с. 362] Например, в притяжательной конструкции کتابِ محمد ketāb-eMohammad ʻкнига Мохаммадаʼ, речь идет о книге, которая принадлежит лицу, которое зовут Мохаммад, тогда как в относительной изафетной конструкции کتابِ درس ketāb-edars ʻучебная книгаʼ, в персидском языке речь идет о книге, которая предназначена для слова درس dars в значении ʻучебаʼ, а слово учеба представляет собой неодушевленное имя существительное.

В русском языке данные конструкции выражаются при помощи несогласованного определения, выраженного различными падежными и предложно-падежными конструкциями, а в некоторых случаях при помощи согласованного определения, выраженного относительными прилагательными. Например: изафетная конструкция آب ِ چشمه āb-e češmeврусском языке употребляется как ʻродниковая водаʼ или ʻвода из родникаʼ; или же изафетная конструкция پولِ عروسی pul-earusi в русском языке употребляется как ʻденьги на свадьбуʼ или ʻсвадебные деньгиʼ. В некоторых случаях употребляются конструкции при помощи различных предложно-падежных форм: کتابِ فیزیک ketāb-efizik ʻкнига по физикеʼ; خبرِ ارتحال xabar-eertehāl ʻвесть о кончинеʼ; نامه یِ اکتبر nāme-yeoktobr ʻписьмо от октябряʼ; بلیطِ سینما belit-esinamā ʻбилет в кинотеатрʼ и т. д.

3. Изъяснительные изафетные конструкции (ezāfe-ye tozihi): Вперсидском языке существует особый тип изафетных конструкций, в котором первый компонент словосочетания относится к нарицательным именам существительным, определяющим род или вид второго компонента, выраженного собственным именем существительным. Иначе говоря, в подобных конструкциях второй компонент словосочетания является наименованием первого компонента, которое поясняет и добавляет дополнительную информацию о первом компоненте: کشورِ ایران kešvar-eirān ʻстрана Иранʼ (или же просто «Иран» без слова страна); خلیجِ فارس xalij-efārs ʻПерсидский заливʼ; قلۀ سهند qolle-yesahand ʻвершина Сахандʼ и т. д. [11, с. 363]

В русском же языке данные конструкции в основном выражаются при помощи согласованного определения, а в ряде случаев при помощи приложения и родительного падежа без предлога: Например: изъяснительная изафетная конструкция دولتِ ایران doulat-eirān в русском языке употребляется как ʻиранское правительствоʼ или ʻправительство Иранаʼ; или же изафетная конструкция قراردادِ شانکهای qarārdād-e šankhāy в русском языке употребляется как ʻШанхайский договорʼ; روزنامه ی پراودا ruznāme-yeprāvdā ʻгазета «Правда»ʼ; رودخانه وولگا rudxāne-yevolgā ʻрека «Волга»ʼ; ماهِ مه māh-emeh ʻмай месяцʼ; کتابِ جنگ و صلح ketāb-ejangosolhʻкнига «Война и мир»ʼ; میدانِ انقلاب meydān-eengelāb ʻплощадь Революцииʼ или ʻплощадь «Революция»ʼ.

4. Изафетные конструкции, выражающие материал, из которого сделан тот или иной предмет (ezāfe-ye bayāni): Вперсидском языке для выражения материала, из которого сделан тот или иной предмет, употребляются изафетные конструкции, именуемые как اضافه یِ بیانی ezāfe-ye bayāni, которые состоят из двух имен существительных. Первый компонент в подобных словосочетаниях обозначает предмет, а второй компонент — материал или вещество, из которого сделан тот предмет. Например: لباسِ ابریشم lebāseabrišam ʻшелковое платьеʼ или ʻплатье из шелкаʼ; کیفِ چرم kif-e čarm ʻкожаная сумкаʼ или ʻсумка из кожиʼ;

Как видно в русском языке данные конструкции в основном выражаются при помощи согласованного определения, а в ряде случаев при помощи предложно-падежной формы родительного падежа с предлогом из: Изафетная конструкция مدالِ برنز medāl-e boronz в русском языке употребляется как ʻбронзовая медальʼ, а в некоторых контекстах — как ʻмедаль из бронзыʼ, образованная в результате синтаксического эллипсиса: ʻмедаль, которая сделана из бронзыʼ.

5. Сравнительные изафетные конструкции (ezāfe-ye tašbihi): Показатель изафета в персидском языке способен устанавливать между двумя именами существительными определительно-сравнительные отношения. В подобных изафетных конструкциях первый компонент (мозаф), как правило, уподобляется второму компоненту. Например: رویِ ماه ruy-e h ʻлицо, подобное лунеʼ (красивое как луна). Как видно, данные изафетные конструкции выражаются в русском языке, как правило, при помощи языковых средств выражения сравнительных отношений, такие как словно, подобный, как и т. п., а иногда при помощи согласованных определений, выраженных относительными прилагательными: لبِ لعل lab-e laal ʻрубиновые губыʼ; چشم ِآهو čm-e āhu ʻглаза, как у оленяʼ (по красоте).

6. Метафорические изафетные конструкции (ezāfe-ye esteāri): Вперсидском языке существуют изафетные конструкции, в составе которых первый компонент употребляется в переносном значении и представляет собой метафору. Например, в следующем предложении, слово даст употреблено в переносном значении и означает «события»: دستِ روزگار مرا از دامان مادر جدا کرد. dast-eruzegārmarā azdāmānemodarjodā kard. ʻЖизненные события разлучили меня с матерьюʼ.

7. Изафетные конструкции, выражающие имя-отчество (ezāfe-ye tašbihi): В персидском языке существуют изафетные конструкции, которые также состоят из двух имен существительных. В составе данных конструкций первый компонент является сыном или дочерью второго компонента [11, с. 361], например: حسنِ علی hasan-eali ʻХасан сын Алиʼ; مریمِ فاطمه maryam-efāteme ʻМарьям дочь Фатимыʼ. В русском языке данные конструкции могут выражаться при помощи форм и суффиксов, выражающих отчество: احمدِ محمد ahmad-emohammadʻАхмад Мохаммадовичʼ (Ахмад сын Мохаммада).

Литература:

1.                  Батэни М. Р. Описание структуры грамматики персидского языка. — Тегеран: Амир-Кабир, 1997.

2.                  Вахидиан Камяр Т. Грамматика персидского языка (1). — Тегеран, САМТ, 2004.

3.                  Натель-ханляри, П. Грамматика персидского языка. — Тегеран: издательство «Тус», 2005.

4.                  Рубинчик Ю. А. Грамматика современного персидского литературного языка. — М.: Восточная литература РАН, 2001.

5.                  Рубинчик Ю. А. Грамматический очерк персидского языка / Ю. А. Рубинчик // Персидско-русский словарь: В 2-х тт. 3-е изд. — М.: Русский язык, 1985.

6.                  Рубинчик Ю. А. Современный персидский язык. — М.: Восточная литература РАН, 1960.

7.                  Солтани А. и другие. Грамматика персидского языка. — Тегеран: издательство «Амир-кабир», 1995.

8.                  Талыбова С. Э. Инновации в современном персидском языке. –М.: Журнал Восток, № 5, «Наука», 2006.

9.                  Фаршидвард Х., Полное описание современной грамматики, — Тегеран, СОХАН, 2003.

10.              Хаддод-адэль, Г. Введение в народную этимологию, — Тегеран: Тегеранский университет, 2003.

11.              Шариат М. Д. Грамматика персидского языка. — Тегеран, Издательство «Асотир». 1988.

12.              Шафаи А. А. Научная основа грамматики персидского языка. — Тегеран, НОВИН, 1984.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle